Гребенские казаки

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Гребенские казаки » Червленная станица » Станица Червленная


Станица Червленная

Сообщений 51 страница 58 из 58

51

Гребенские, Терские и Кизлярские казаки. Книга для чтения в станичных и полковых школах, библиотеках и командах.
Составил Г.А. Ткачев   Владикавказ, 1911

"Поселившись на лѣвой сторонѣ, гребенскіе казаки продолжали владѣть правымъ берегомъ Терека и всѣми прежними своими землями въ Гребняхъ. Курдюковскіе казаки обрабатывали на правомъ берегу виноградные сады, а червленскіе копали марену, рубили лѣсъ, производили пашни и покосы и имѣли огородину. Только въ 1765 году на покинутыхъ казаками мѣстахъ стали появляться горскія поселенія, старѣйшимъ изъ которыхъ явился Старый—Юртъ, построенный гребенчуковскимъ владѣльцемъ, княземъ Довлетъ-Гиреемъ Черкасскими. Поселяясь на казачьей землѣ, князь Довлетъ-Гирей сдѣлалъ это съ согласія казаковъ и испросилъ предварительно ихъ разрѣшеніе. По этому случаю имъ заключено было съ старшинами и казаками Червленнаго городка слѣдующее условіе:
«1765 года іюня 19 дня сія записка заключена Гребенского войска Червленскаго городка, станичнаго атамана Стефана Гулаева, сотника Якова Леонтьева, хорунжева Никиты Федорова и при томъ старшинъ и казаковъ, да Гребенчуковскаго владѣльда Девлетгирея Черкасскаго, Чанки-Баташъ-Ахтолова, Эльбузы Минкишева, Бамата Амматова, Мыта Хлестакова и протчихъ при немъ узденей, въ томъ что состоитъ онъ, упоминаемой Девлетгирей съ подвластными своими поселеніемъ въ нашихъ дачахъ у Горячихъ Водъ житіемъ, и въ томъ мы съ общаго согласія договоръ учинили, какъ его подвластными въ нижеписанномъ казакомъ никакова воровства не чинить, тожъ и казаками ево подвластными никакихъ обидъ не чинить; а именно: съ марта мѣсяца съ 1-го числа до Петрова дня, по урочища Павлову Щель и Павловъ Колокъ, табуновъ конскихъ и скотскихъ и овецъ безъ дозволенія нашей станицы старшинъ и казаковъ не пасти и на Гребнѣ противъ нашего городка, бездозволеніяжъ нашей же станицы не рубить лѣсъ Девлет- гиреевымъ подвластными; а въ воровствѣ кто явится, наши казаки или его подвластные, и въ переправѣ отъ насъ на ту и отъ Девлетгирея на сю сторону, то по усильству ихъ убивать чѣмъ будетъ способно, и есть ли кто въ томъ воровствѣ пойманъ будетъ, сверхъ наказанія, взыскать нижеписанный штрафъ; тожъ естли и отъ его людей произойдете воровство: капканъ, лошадь, быкъ, колесы сымутъ, на сабанѣ (пашнѣ) дерево порубятъ и черезъ сабанъ или садъ дорогу проложатъ и кошенное сѣно увезутъ или лисицу вынуть, таковые сы¬щутся, то взыскать обидимымъ, сверхъ платежа, какъ съ ихъ, такъ и съ нашихъ, пятнадцать рублевъ денегъ; и отарами быть выше нашего Червленскаго городка, на той сторонѣ, въ урочищѣ называемомъ Бливной Протокѣ, по старой Выходъ въ чемъ подъ симъ обще во увѣреніе и подпиеуемся. А во овоще, яко-то: арбузы, дыни, тыквы, огурцы и протчіе— кто на ономъ пойманъ будетъ, то быка съестъ и ежели въ томъ лугу они овощь накладутъ, то взыскать вышеписанной штрафъ пятнадцать рублевъ денегъ. Къ сему договору, вмѣсто вышеписанныхъ станичнаго атамана Стефана Гулаева, сотника, хорунжева и всѣхъ казаковъ станичный писарь Лаврентій Андреевъ руку приложнлъ. Подлинное подписано вышеписанными зарѣчными жителями на татарскомъ деалектѣ: подъ выше писанныхъ пунктахъ, какъ отецъ мой Девлетгирей Черкасскій подписался, теми я сынъ ево Баматъ Девлетгирсевъ доволенъ. Вмѣсто ево, но ево прошенію, за неумѣиіемъ грамоти, подпи¬сался Кизлярскій житель Персіянъ Ногай Исуповъ, а Баматъ приложилъ своеручную печать. Сентября 8-го дня 1778 года. Переводилъ переводчпкъ Калилъ Бадыръ».
Въ 1768 году іюня 2-го дня къ этому условію сдѣлана прибавка слѣдуюіцаго содержанія:
«Еще къ дополненію с обѣихъ сторонъ, Девлетгиреевой деревни 1768 года іюня 2 го дня, что Девлетгиреевымъ подвластнымъ по зарѣчью марену корень по большую дорогу, которая лежите отъ Кабарды подле рѣки къ Барагунамъ, не копать отъ рѣки и до горъ; а къ дорогѣ отъ горъ имъ свободно копать въ чемъ и они подъ симъ и подписались. Подлинное подписано на татарскомъ деалектѣ».
Червленскими казаками состоялось послѣднее условіе, каторое сохранилось у Червленскихъ казаковъ. Условіе это слѣдуюіцее:
«1799 года генваря 20 дня, я нижеподписавшійся Девлетгиреевской деревни князь Баматъ Девлетгиреевъ далъ сію обязательству Гребенского войска Червленской станицы старшинами и казаками въ томъ, что отъ Моздокскаго казачьяго полка, отъ Нижняго бикета, называемого урочища (Кечимтагай) до шадринскихъ дачъ, урочищахъ Избушки, по той сторонѣ рѣки Терека, я взялъ съ своими подвластными содержать вышесказанное мѣсто поди свой отвѣтъ. Будежъ въ той дистанціи что отъ хищниковъ Чеченцевъ произойдетъ разбой людямъ и скоту воровство, то за все мнѣ отвѣчать, какъ за убитого, также и увезенного, йслучаѣжъ будетъ неурожай на ихъ сторонѣ сѣна, то они должны косить на той сторонѣ, Гдѣ мнѣ отдано: также и лѣса сырого не рубить по Тереку въ чемъ подъ симъ и подписуюсь Баматъ Бекичъ».
Не смотря на то, что послѣднее изъ этихъ условій заключено всего въ 1799 году, старыя права гребенцовъ были скоро забыты. По незнанію мѣстныхъ условій и дѣйствовавшихъ договоровъ, межеваніемъ 1802 года землемѣръ Безобразовъ показали правый береги въ обладаніи жившихъ на немъ горскихъ поселенцевъ. Поэтому казаки потеряли не только прадѣдовскія земли, который они уступили въ пользованіе князю Черкасскому, но и всю правую половину рѣки, на которой искони ловили рыбу, и свой лѣсъ но Гребню и около рѣки, и свои покосы, которыхъ не только никому не уступали, но которыми невозбранно владѣли въ самый моментъ межевыхъ работъ Безобразова. И когда потомъ, 16 лѣтъ спустя, генералъ Ермоловъ вздумали вернуть отнятыя у казаковъ права и вновь возвратить имъ правый береги, снеся разбойничавшіе «мирные» аулы, ходатайство его не имѣло успѣха.
Все это теперь прочно и основательно забыто."

+1

52

Инна написал(а):

"Поселившись на лѣвой сторонѣ, гребенскіе казаки продолжали владѣть правымъ берегомъ Терека и всѣми прежними своими землями въ Гребняхъ. Курдюковскіе казаки обрабатывали на правомъ берегу виноградные сады, а червленскіе копали марену, рубили лѣсъ, производили пашни и покосы и имѣли огородину. Только въ 1765 году на покинутыхъ казаками мѣстахъ стали появляться горскія поселенія, старѣйшимъ изъ которыхъ явился Старый—Юртъ, построенный гребенчуковскимъ владѣльцемъ, княземъ Довлетъ-Гиреемъ Черкасскими.

Бекович-Черкасский Давлет-Гирей Эльмурзович -   сын кабардинского князя и генерал-майора русской службы Эльмурзы Бековича-Черкасского, в подчинении которого были и терские казаки. Офицер (ротмистр). Был женат. Имел сына Баммата (Магомет-бека).  Владел с 1747 г. селениями Герменчук (русские называли  Гребенчук*),  Шали, Алды. Был изгнан чеченцами в 1760 г. и основал со своими сторонниками  новое владение, известное как Давлетгиреевское. Оно состояло из двух селений: Старый -Юрт (ныне Толстой-Юрт) и  Баммат-Юрт (Новый-Юрт, ныне Виноградное).
*) Возможно, гребенчуками  русская  военная администрация называла  ту меньшую часть  гребенских казаков, которая  осталась жить на Гребнях после отселения  войска   в начале  1680-х гг. с Гребней на правый берег Терека и мыс, образованный слиянием Терека и Сунжи.

0

53

Инна написал(а):

«1765 года іюня 19 дня сія записка заключена Гребенского войска Червленскаго городка, станичнаго атамана Стефана Гулаева, сотника Якова Леонтьева, хорунжева Никиты Федорова и при томъ старшинъ и казаковъ, да Гребенчуковскаго владѣльда Девлетгирея Черкасскаго, Чанки-Баташъ-Ахтолова, Эльбузы Минкишева, Бамата Амматова, Мыта Хлестакова и протчихъ при немъ узденей,

Интересное имя и фамилия узденя - Мыт Хлестаков, не характерно для чеченцев, кумыков или кабардинцев, но вполне характерно для гребенчуков в указанном в предыдущем сообщении смысле.

0

54

Гребенские, Терские и Кизлярские казаки. Книга для чтения в станичных и полковых школах, библиотеках и командах.
Составил Г.А. Ткачев   Владикавказ, 1911

Болѣе десяти лѣтъ полковникъ Ефимовичъ, умѣло и справедливо правилъ Гребенскимъ войскомъ, и, видимо, не мало успѣлъ внести порядка во внутреннюю жизнь «вольнаго казачества». Казаки едва ли жалѣли о реформѣ Ермолова. Какъ человѣкъ просвѣщенный, Ефимовичъ головой стоялъ выше войсковыхъ атамановъ, избираемыхъ изъ среды войска. Отъ него остались начертанныя правила для веденія общественныхъ дѣлъ на сборахъ, правила для станичныхъ судей, для общественнаго порядка и под. Главнымъ же дѣломъ, за которое особенно теперь приходится благодарить Ефимовича, было заведеніе въ станицѣ Червленной первой войсковой школы. Подысканный имъ откуда-то учитель Месиневъ, правда, послѣ смерти Ефимовича, спился съ кругу, но дѣло благое отъ этого не заглохло. За 1835 годъ сохранились оффиціальныя свѣдѣнія, что въ Червленской войсковой школѣ, подъ руководствомъ старшаго писаря Кулебяки на, училось 83, а въ Шелкозаводской, при учителѣ Федюшкинѣ -26 учениковъ. Такъ начали появляться въ Гребенскомъ войскѣ сѣмена грамотности.

0

55

http://www.apn.ru/uploads/pictures/7890.jpg
Станичное кладбище. Перед его воротами бревенчатая маленькая часовня. Ее построили военные в находившейся вблизи Червленой военной части. Часть вывели и часовню отдали местным жителям и перенесли к православному кладбищу. Своей церкви в Червленой нет, часовня выполняет ее роль.
http://www.apn.ru/index.php?newsid=25849

0

56

http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty … -40/27.htm
ДОК. № 27
ПИСЬМО ОТ КНЯЗЕЙ ЧЕЧЕНСКОГО ВЛАДЕНИЯ АРСЛАНБЕКА, БАРТЫХАНА И МУХАММАДА АЙДЕМИРОВЫХ КИЗЛЯРСКОМУ КОМЕНДАНТУ И. Л. фон-ФРАУЕНДОРФУ (1756 г.)
(ГА РД, ф. 379, оп. I, д. 355. лл. 117 об-118 об. Подлинник)
Бумага белая, плотная, фабричная, с филигранью и сеткой узоры и клетчатые линии. Размеры листов: л. 117-29,5 х 20 см., л. 118-32x20,5 см.
Количество строк: л. 118 об. содержит 25 строк (с 1 по 25я строки), л. 118а-28 строк (с 26 по 53 строки), л. 117 об.-25 Я строк (с 54 по 78 строки). Всего-78 строк. На л. 117а имеется текст в 2 строки, записанный тем же почерком. Чернила черные.
Дефекты: листы расположены в деле неправильно — первым пронумерован л. 117 (с концом письма), а вторым идет лист 118 (с началом письма) (Ниже приводим текст с восстановленным порядком: сначала текст листа 118 об., продолжаем — л. 118а, л. 117 об. (А л. 117а не содержит текста по сути)). Нижние части листов срезаны, видимо, при обработке дел архива. На л. 117а имеются остатки почтовой красной сургучной печати.
Содержание письма: происхождение рода князей Чеченского владения Турловых и Айдемировых; русско-чеченско-дагестанские отношения и исторические связи; междоусобная борьба. [254]

ПЕРЕВОД

/л. 118об./ Могущественной, милосердной, милостивой императорского Величества государыни верному слуге (бенде) высокому правителю (‘али хаким) Кизляра, Его высочеству генерал-майору Ивану Львовичу от нас — чеченских князе (беклер) — сыновей Айдемира 1: Арсланбека 2, Бартыхана 3 Мухаммада 4 — с поклоном наше прошение (‘арзухал) таково.

Наш предок (буйук бабамыз) Каракиши 5 вышел из Авара 6, [он] пришел и поселился в Гунбете 7. [Он] отделился от князя (бий) Авара. Его сын (оглан) — Турлав 8. От Турлава 9 — Загашдук, Алибек, Алхан. Загашдук является дедом (ата) 10 алдинского бека Турлава. Алибек является нашим дедом (ата) 11. Алхан является дедом (ата) ‘Алибека и ‘Алисултана 12. С тех пор мы разделились 13.

В то время наш предок (ата) ‘Алибек, совместно с несколькими своими узденями (озден) 14 вышел, чтобы поохотиться 15. Когда пришел, он нашел поляну Чачан-тала 16. Эта речка Аргун вытекает из горы. В том месте, где выходит эта речка, он обнаружил один камень (сын). Сам ‘Алибек, сойдя с коня, прочитал надпись, имевшуюся на том камне, [и] обратился: ”Обнаружилась надпись, гласящая о том, что эта поляна [называется] Чачан-тала”. [Так] он сказал узденям, находившимся с ним рядом. Затем он вернулся из путешествия (сафар) в свой дом.

Прибыв к себе домой, он пригласил к себе в дом своего старшего брата Загашдука [и] младшего брата Алхана, [и] сказал: ”О мои братья! Я нашел в одном месте одну хорошую поляну. Я сделаю там место для жительства (иурт). Если вы согласны идти [туда со мной], то пойдемте вместе. А если вы и не придете, я пойду туда [сам]”. Но те братья не захотели [идти туда].

И тогда, упомянутый Алибек с подвластными ему людьми прибыл на поляну Чачан-тала и тут обосновался, сделав ее местом жительства.

В то время на той поляне Чачан-тала располагалась Оразкал‘а 17. Казаки, охотившиеся там, услышали звуки от стука топоров новоприбывших людей, которые рубили дрова (Можно иначе: ”которые вырубали деревья (лес)). Они [255] [то есть казаки] пошли тайком туф, увидели [их] и вернулись, д ночью же они пришли вновь, напали 18 на их стоянки (кош), многих убили, а тех, кого не убили — взяли живыми. Наш же дед (ата) Алибек с несколькими ранеными людьми спасся бегством.

Спасшись, [Алибек] вышел оттуда и отправился в Эндирей 19. В то время Бораган находился в соседстве 20 (коншы) с Эндиреем. Прибыв туда, он зашел в дом бораганского бека. У упомянутого бораганского бека он спросил: ”Я хочу быть подданным (кул) Его величества русского падишаха. /л. 118а/ Где бы я мог найти того русского падишаха?” Тот бораганский бек ответил. ”Я тоже стану подданным русского падишаха. Давай, уедем же оба”. За одну ночь, бораганский бек вместе со своими подвластными людьми переселился на берег Терека. Поселились туда, где ныне расположена Кизлярская крепость.

Они оба написали прошение (‘арзухал) Его величеству падишаху. Бораганский бек [написал]: ”Я убежал из Эндирея [и] пришел, чтобы стать подданным Вашего Величества падишаха”. Наш дед Алибек написал [то], о чем написано выше: о том, как охотился, как нашел поляну, как пришли казаки [и] напали на их стоянки — все происшедшее (В тексте: ишлер — ”дела”) полностью, и просил отдать ему ту поляну 21 [и] принять на свою службу.

После того, Ее Величество падишах, оказав милость, отдал [Алибеку] ту поляну, назначил (йарлыкач) ему жалованье (‘улафа) в триста рублей (сом), взял [от него] аманата. Когда ту поляну передали [во владение] нашему деду, [казачий городок] Ораз-калу перенесли 22 на берег Терека. После этого он пошел туда и поселился там 23. С той поры с нас брали аманатов. Вместе с ныне отдаваемым аманатом, с нашего дома (эв) мы уже даем седьмого аманата.

С того времени мы находимся на службе у падишаха [русского]. А после смерти отца, я 24 — Арсланбек, отправляя [службу] падишаху 25, отыскал попавших в плен трех казаков и отдал их [русским властям]; когда враги Ее Величества — шубутцы 26 угнали баранов из Малой Кабарды (Гиччи Кабарты) 27 я ходил в погоню и дрался с ними — убил одного человека и [256] троих лошадей, [а еще] три человека были ранены. В этих делах 19 я участвовал потому, что Малая Кабарда находится в подданстве падишаху, хотя кабардинцы — не братья мне. Вот уже пять лет, как мы денно и нощно находимся с караулом, находясь во щ вражде с Шубутом и Чаберли 28. А когда напали на дом Я Девлетгерея 29, я выехал туда, убил одну лошадь, одного человека Л ранил 30. Кабарда [ранее] была в подданстве Крыма, и лишь после нас стала в подданстве Ее Величества падишаха, [и] многие — I кабардинские беки попросились на службу Ее Величеству : падишаху. И Дагестан был в подданстве у Кызылбаша 31. Мы [еще] помним, когда он стал в подданство нашего падишаха.

У нашего падишаха нет другого подданного (кул), который служил [ему] раньше нас 32. Нет и другого холопа кроме нас, который бы не видел лица Ее Величества падишаха. Когда я говорил тебе, что и мы хотим видеть лицо Ее Величества падишаха, то ты сказал мне: ”Ты приготовься, я тебя отправлю”. Когда же я, приготовив все дела, прибыл к Вашему высочеству, ты сказал: ”Нет, я написал Ее Величеству падишаху”, и не отправил [меня к ней].

И далее. В то давнее время, когда наше владение (йурт) сбилось с рук (Можно иначе: ”когда наш народ вышел из повиновения”), наши предки (аталар) совместно с Гунбетом успокоили его 33. А когда же и мы хотели пойти /л. 117 об./ в Гунбет [и] просили [об этом] у Вашего высочества, то Вы нашли это не приемлемым (ма'кул).

Если мы не найдем [поддержку] в государстве Ее Величества падишаха или в нашей собственной силе, и уйдем от своего народа (йурт-эл), то как же мы сможем нести службу Ее Величеству падишаху? И какая польза от нашего аманата, которого мы отдали Ее Величеству падишаху? Хоть и пойдем мы в Гунбет, мы не идем туда, чтобы сбежать от падишаха, а идем для того, чтобы с помощью силы Гунбета сохранить свой народ в подданстве Ее Величества падишаху. А если Вы находите не приемлемым мое обращение к Гунбету (Доел.: ”мое хождение (поездку) в Гунбет”), у Ее Величества падишаха сил много и, если той силой успокоят и приведут в послушание (Доел.: ”сделают холопами”) — это мое большое желание. [257]

Ведь если мы, являясь владетелем своего народа (эл) и подданным падишаха, не будем отдавать своего аманата Ее Величеству падишаху, то тогда мы оказались бы виновными.

И далее. Когда умер мой отец, я Арсланбек ездил [к коменданту в Кизляр] с просьбой выдавать отцовское жалованье (‘алафа) 24 мне. Тогдашний правитель (хаким) князь Оболенский 35 сказал мне: ”Как видишь, эти Алибек и Алисолтан являются твоими же братьями 36 (кардашлар). Ты бери пятнадцать туманов 37, [остальные] пятнадцать туманов пусть берут те двое”. Но я не согласился. А почему не согласился? Я сказал: ”Не согласен, если один из них не отдаст своего аманата взамен моего младшего брата Бартыхана”. Упомянутый князь устроил тогда нам суд (диван). И было решено отдавать аманатов [от нас] так же поочередно, как делают Кабарда, Кумыкия 38 и прочие места. И я согласился [на это решение].

Теперь ты являешься таким же нашим правителем (хаким), каким был тогда он 39, и я согласен, — если будет аманат всегда от меня, то и отцовское жалованье [полностью] давайте мне. А если от них также будут брать аманатов, я согласен и на это.

Однажды Алибек мне сказал такие слова: ”В Чачане 40 ты имеешь власти больше [чем я], и я боюсь отдавать своего аманата за твоих людей, будучи в Чачане. Давай мы объединимся с тобой и переселимся на Суйунч 41. Тогда и я буду отдавать [своих] аманатов”. [И мы] переселились туда 42. А теперь, когда я говорю ему: ”Отдавай [своего] аманата, Алибек”, тот отказывается, говоря, что от него якобы не берут [аманата].

Я милостиво прошу с поклоном: если аманаты берутся только с меня, то отцовское жалованье пусть также будет даваться [только] мне.

И далее. Вы спрашиваете, почему я [теперь] не отдаю своего аманата. [А потому, что] мой народ (эл) не слушается меня, противится Ее Величеству падишаху. Если я отдам аманата за такой народ (халк), а они причинят какое-либо зло против падишаха, то я сам и мой сын (улан) пропадем зря. И я боюсь отдавать аманата. Ты запроси (талап айла) у Ее Величества падишаха войска (‘аскер) для меня: я усмирю (Доел.: ”напугаю, наведу страх”) этот свой народ [258] (эл). Или отправь меня к Ее Величеству падишаху, я пойду [к ней] лично и запрошу [войска]. При отъезде к Ее Величеству падишаху, я оставлю у вас (Букв.: ”в твоих руках”) своего сына [в залог].

[Подписи отправителей на л. 118 об.]:

”Арсланбек. Бартыханбек. Мухаммадбек”.

[Перевод записей на л. 117 а]:

”Если будет угодно Всевышнему Аллаху, это прошение от чеченских беков [дойдет] к высокому правителю Кизляра Его высочеству генерал-майору Ивану Львовичу”.

Комментарии

1. Айдемир — князь Чеченского владения из рода Турловых; родоначальник княжеской фамилии Айдемировых. (См. еще коммент. к док, № 9). Он правил в 1732-1746 гг.

2. Об Арсланбеке см. в коммент. к док. № 9.

3. О Бартыхане см. в коммент. к док. № 9.

4. Мухаммад сын Айдемира (Магомет Айдемиров) — брат Арсланбека и Бартыхана, князь Чеченского владения; упом. в док. 40-60-х гг. Он же — Мамаш.

5. Каракиши — отец Турлава Гумбетовского, принадлежал к роду аварских князей. В русских источниках упоминается как ”Черный князь”. Правил Гумбетом, по неуточненным данным, между 1604 и 1618 гг. (Айтберов Т. М. Древний Хунзах и хунзахцы. Махачкала, 1990, с. 158-165).

6. Авар — Аварское владение с центром с. Хунзах (старое кумыкское название этого села также — Авар); в него входили аулы, прилегающие к Хунзахскому плато. Впоследствии оно превратилось в крупнейшее феодальное владение (ханство) горного Дагестана.

7. Гунбет (Гумбет) — один из исторических округов северного Дагестана, граничащий с Чечней; включал в себя территорию, примерно совпадающую с территорией современного Гумбетовского района РД. Так же назывался кумыками главный населенный пункт этого округа — нынешнее селение Мехельта (кумык. Гюнбет), населенное аварцами.

8. Турлав сын Каракиши — родоначальник князей Чеченского владения Турловых (точнее Турлавовых), выходец из Гумбета. В исторической литературе известен как Турулав I. Правил, по неуточненным данным, между 1618-1645 гг. (Айтберов Т. М. Указ. соч., с. 158-165).

Далее в тексте письма упоминается другой Турлав — сын Загашдука, алдынский владетель.

9. ”От Турлава”, т.е. из рода Турлава. Турлав (Гумбетовский) сын Каракиши является отцом Загашдука, Алибека и Алхана. (Айтберов Т. М. Указ. соч., с. 158-165).

Слово ”ата” во всех тюркских языках имеет основную семантику: ”отец”. В некоторых тюркских языках, напр., казахском, киргизском, джагатайском, уйгурском, турецком, азербайджанском, алтайском, караимском, это слово имеет еще и другое значение — ”дед, предок” (Радлов В. В. Опыт словаря тюркских наречий. СПб., 1893, т. 1, с. 449-451; Севортян Э. В. Этимологический словарь тюркских языков. М., 1974, с. 200-201; Турецко-русский словарь. М., 1977, с. 73; Караимско-русско-польский словарь. М., 1974, с. 83). В тексте оно употреблено в смысле: ”дед”, ”предок”.

11. Досл.: ”'Алибек — от нашего предка”, т.е. от Турлава сына Каракиши.

12. В тексте старого перевода этого письма (см.: ГА РД, ф. 379, оп. I, д. 355, л. 115) неверно: ”Алхан и Албек Алисултановы дети”.

13. Очевидно, имеется в виду разделение княжеской линии Турловых, ведущих свой род от Турлава Гумбетовского, на 3 фамилии в нач. XVIII в.: Хаспулатовы (Казбулатовы); Айдемировы; Турловы.

14. Озден (уздень) — здесь: дружинник князя.

15. В тексте выражение: ”ав авлсшагъа” — охотиться.

16. Чачан-тала — ”Чеченская поляна”. Урочище Чачан тала (или: Мычыкхыш таласы) находится на юге от кумыкского сел. Брагуны Чеченской Республики, на берегу р. Сунжи. (Сулейманов A. C. Топонимия Чечено-Ингушетии. Грозный, 1985, ч. с. 96).

17. Ораз-кал‘а (чит.: Ораз-къала) — кумыкское и ногайское наименование казачьего Червленного городка, образовавшегося в 1567 г. Впоследствии — с 1735-36 гг. — Червленская станица. Чеченцы называют нынешнюю станицу Червленную (Шелковского р-на Чеченской Республики): Орз-Г1ала. В старых преданиях русского населения Северного Кавказа и в некоторых русских источниках встречается наименование Урас или Ураскаш. (Гриценко Н. П. Социально-экономическое развитие Притеречных районов в XVIII — первой пол. XIX в. Грозный, 1961, с. 188-189; Русско-чеченский словарь. М., 1978, с. 728; Русский прозаический фольклор в Дагестане и на Северном Кавказе: (В записях 1972-1975 гг.). Махачкала, 1980, с. 167; Карданов Ч. У истоков дружбы. Нальчик, 1982, с. 101; Сулейманов А. Топонимия Чечено-Ингушетии. Грозный, 1985, ч. 4, с. 98, 162. Кабардино-русские отношения... т. 2, с. 29).

18. Речь идет, видимо, о столкновении Турловых с казаками на берегу Сунжи, в районе слияния ее с Тереком, в сер. XVIII века. (См.. Оразаев Г. М.-Р., Ахмадов Я. З. К истории политических связей Чеченского феодального владения с Россией в XVII-XVIII вв. // Роль России в исторических судьбах народов Чечено-Ингушетии: (XIII — начало XX в.). Грозный, 1983, с. 38, прим. 7).

19. Об Эндирее см. в коммент. 12 к док. № 24.

20. У жителей Эндирея (бывш. Андрейаула) до сих пор бытуют предания о нахождении Борагана в старину в близости от их села, и о том, что отсюда бораганцы переселились на новое место, основав нынешнее с. Брагуны Гудермесского района Чеченской Республики (кумыкск. Борагъан, чеченск. Борг1ание). Микротопонимика Эндирея подтверждает эти сведения: кварталы ”Борагъан-тогьай” и ”Борагьан-авул”, источник ”Борагъан-булакъ” и др. В документе сер. XVII в. упоминаются ”Борагунские степи” по речке Акташу (см.: Русско-дагестанские отношения XVII — первой четв. XVIII в. Махачкала, 1958, с. 178-179; Оразаев Г. К. интерпретации северокавказского топонима Борагъан // Тезисы докладов конференции по итогам географических исследований в Дагестане. Махачкала, 1993, вып. XXI, с. 93-95; Гусейнов Г.-Р. Брагунцы и барсилы // Вести КНКО. 2000, № 1, с. 14-17; № 2-3, с. 28-31).

В тексте рассматриваемого письма Бораган упоминается не как отдельное село. Видимо, он был в то время одним из кварталов или отселком Эндирея.

Имя бораганского бека в тексте не названо.

21. Поляну Чачан-тала.

22. Червленый городок перенесли на левый берег Терека в 1711 г. (Гриценко Н. П. Социально-экономическое развитие Притеречных районов в XVIII — первой пол. XIX в. Грозный, 1961, с. 188).

23. Алибек обосновался на урочище Чачан-тала.

24. Здесь и далее в некоторых местах речь ведется от имени одного из адресантов — Арсланбека Айдемирова, старшего из братьев.

25. При Арсланбеке ”падишахом”, т.е. российской императрицей была Елизавета Петровна (1741-1761 гг.), дочь Петра I.

26. Шубутцы — жители Шубута (Шибутской земли, Шатоя), одного из горных чеченских обществ в ущелье р. Чанты-Аргун (Кушева Е. Н., Усманов М. А. К вопросу об общественном строе вайнахов: Письмо 1657 г. из Шибутского джамаата царю Алексею Михайловичу // ’’Советская этнография”, 1978, № 6, с. 105; Кушева Е. Н. Народы Северного Кавказа и их связи с Россией. Вторая половина XVI-30-е годы XVII в. М., 1963, с. 62-63; Волкова Н. Г. Этнонимы и племенные названия Северного Кавказа. М., 1973, с. 145-150).

27. Малая Кабарда — территория Кабарды по правому берегу Терека. Она распадалась на общества: бековическое, ахловское и таусултановское, которые охватывали 26 населенных пунктов.

28. О Шубуте см. в коммент. 26. Чаберли (Чебирлой, Чебуртлы, Чебутлы) — горное общество на юго-востоке Чечни, на границе с Анди (Дагестан) и Ичкерией.

29. Девлетгерей — гребенчуковский (герменчиковский) владетель Девлет-Гирей Черкасский, князь, сын генерал-майора русской службы Эльмурзы Бековича-Черкасского. В 40-50-х годах XVIII в. княжил в Герменчике, Шали и прилегающих районах, до 1755 гг. Убит восставшими чеченцами в 1773 году. (Тавакалян H. A. О классах и классовой борьбе в Чечено- Ингушском обществе во второй половине XVIII — первой половине XIX в. // Социальные отношения и классовая борьба в Чечено-Ингушетии в дореволюционный период: (XI — нач. XX в.). Грозный, 1979, с. 89, 95; Ахмадов Ш. Б. К вопросу о классовой борьбе в Чечне // Вопросы истории классообразования и социальных движений в дореволюционной Чечено-Ингушетии: (XVI — нач. XX в.). Грозный, 1980, с. 56, 79).

30. На деле же Арсланбек был замешан в разорении аула Девлетгерея, т.к. был недоволен его поселением на землях, ранее ему подконтрольных. (Ахмадов Я. З. О характере движения в Чечне в 1757-1758 гг. // Социальные отношения и классовая борьба в Чечено-Ингушетии в дореволюционный период: (XI- нач. XX в.). Грозный, 1979, с. 95-96; Оразаев Г. М.-Р., Ахмадов Я. З. Указ. соч., с. 38-39).

31. Кызылбаш — Персия (см. коммент. к док. № 3).

32. Адресанты допускают здесь преувеличения в оценке своих заслуг.

33. Население Чеченского владения неоднократно выступало против феодальных владетелей — князей. Некоторые события классовой борьбы чеченцев в XVIII столетии, в основном по русским материалам архивного фонда ”Кизлярский комендант” (ГА РД), нашли свое отражение в статьях Н. А. Тавакаляна, Ш. Б. Ахмадова и Я. З. Ахмадова. (См.: Социальные отношения и классовая борьба в Чечено-Ингушетии в дореволюционный период: (XI — нач. XX в.). Грозный, 1979, с. 49-69, 70-94, 95-101; Вопросы истории классообразования и социальных движений в дореволюционной Чечено-Ингушетии: (XVI — нач. XX в.). Грозный, 1980, с. 45-53, 61-85).

34. О термине ‘алафа см. в коммент. 12 к док. № 1.

35. Князь В. Е. Оболенский — бывший кизлярский комендант (см. в коммент. к док. № 5), правивший в 1743-1747 гг.

36. Здесь неточность: Алибек и Алисолтан были дядями Арсланбека, то есть братьями его отца — Айдемира, но не являлись его родными братьями.

37. 15 туманов-150 рублей. (См.: коммент. к док. № 3).

38. В тексте: Кумук. Имеются в виду кумыкские владения, расположенные в междуречье Терека и Сулака: Эндиреевское, Аксаевское, Костековское. Каждое из них в XVII-XVIII вв. выдавало русским властям своих аманатов (заложников).

39. Т е., являешься таким же нашим комендантом, каким был ранее князь В. Е. Оболенский.

40. Чачан — Чеченское феодальное владение, с центром в сел. Чечен-аул (Старый Чечен) на р. Аргун. Возникновение этнического имени чеченцы связано с этим топонимом. (См.: Волкова Н. Г. Указ. соч., с. 144-145 и др.).

41. Суйунч (чит.: Сююнч) — кумыкское наименование реки Сунжа.

42. Переселение князей Чеченского владения Арсланбека и Алибека с берегов Аргуна на Сунжу не осталось без следов в топонимике края. На правобережье Сунжи появился топоним- мигрант: Новый Чечен — по названию старого центра владения (см. в коммент. 40); другое его название было тюркское (кумыкское) — Янги-кенд // Янгыгент, т.е. ”новое поселение”.

0

57

«Быть может, спросят: отчего так беззаботно пропустили казаки сквозь пальцы свое вековое наследство?
На это можно ответить тем, что отвечали в 1882 году сами казаки, по словам стариков,  князю Дондукову-Корсакову.
Сам старый червленец (князь был почетным стариком Червленной и в молодости знавал червленцев), он знал о прежней волоките казаков к отстаиванию правого берега и  предложил червленцам вернуть им «Гребень». «Он ваш», - будто бы говорил Главноначальствующий,  «и я вам верну его».
Но казаки отвечали: «Бог с ним, нам здесь спокойнее».
В таком же духе, как известно, недавно просила о выселения из соседства  чеченцев станица Кахановская, - все ради того же любезного русскому духу спокойствия.
Об этом не мешало бы почаще напоминать тем господам, которые любят поднимать толки об «агрессивных стремлениях» казаков против чеченцев.

«Агрессивность», пожалуй, идет, только не с  той стороны, откуда ее указывают. (Прибавлю еще два слова. В то время как чеченцы и их защитники вопят о «стремлениях казаков и русского населения» (читай: тавричан-овцеводов) к изгнанию их с левого берега, сами они давно изгнали из своих пределов русских, продвинулись за ними за Сунжу и теперь перебрасываются за Терек. И им, очевидно, чувствуется очень хорошо среди русских, потому что они не бегут от них, а, наоборот, вопят, когда их изгоняют. Шатой обезлюдел, в Назрани осталось два двора русских, Воздвиженская в агонии. Это последние очаги среди туземцев русского «владычества», заложенные в эпоху «покорения». В аулах же русских нет,  и никогда не бывало).
Потеряв так много на правом берегу, червленцы потеряли не меньше и на левом.
Первоначально они пользовались левым берегом широко.
Нынешний Николаевский луг (обширное сенокосное место  между ст. Калиновской и Николаевской) был в их распоряжении для сенокосов. На плодородной Николаевской глади они пахали и сеяли.
В песках же, на привольном подножном корму, резвились у них только многочисленные конские табуны, под наблюдением ногайцев.
Заниматься ковырянием сыпучих песков для пашен, как  теперь, старым казакам не приходилось. Каждому предоставлялось выбирать промысел по своим склонностям, какой кому хотелось.
Лишение правого берега, при таких условиях, проходило незаметно.
Но вот обстоятельства переменились.
В 1847-48 гг. из Малороссии пригнаны были партии крестьян-переселенцев и были умножены ими все нижележащие станицы: Щедринская, Шелковская, Новогладковская, Старогладковская, Курдюковская, Каргалинская и т. п.
Червленцам от приселения этого элемента удалось, правда, избавиться (гребенцы очень недружелюбно встретили вновь поселенных «хохлов» и называют их до сих пор не иначе как «шаповалами»), но они попали в худшую переделку. В 9 верстах от них, выше  по Тереку, при вновь строящемся Червленском мосту (повеление о его постройке состоялось в 1846 году), была поселена новая станица – Николаевская (раньше станицы там была поселена солдатская слободка, наз. Николаевской, отчего вновь построенный мост, тоже получил название Николаевского. К этой слободке и приселена Николаевская станица. – Разсказывают, что в Червленной уже был сложен на площади лес для постройки церкви «шаповалам». Когда Червленская депутация обратилась с просьбой к полковому командиру барону Розену и последний указал на этот лес, заранее заготовленный для постройки церкви прибывающим переселенцам, по распоряжению начальства, червленцы будто бы обязались его вывести к Николаевскому мосту. «Ну, если к завтрашнему утру, будто бы согласился полковник: «лес будет перевезен к Николаевскому мосту и на площади не останется ни бревна, я согласен». – Утром, пока встал барон, площадь уже подметалась. Ревностные червленцы все увезли за одну ночь), и к ней отрезаны все лучшие пахотные места и сенокосы червленцев. С тех пор потеснили червленцев в буруны, пока не втиснули в настоящее место. – Пришлось червленцам в 4-й раз перестраивать на новый лад свои хозяйства»…
[Станица Червленная : исторический очерк / Г. А. Ткачев. - 1912.]

0

58

http://sf.uploads.ru/t/tEPvc.jpg

0


Вы здесь » Гребенские казаки » Червленная станица » Станица Червленная


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC