Купить рекламу на сайте

Гребенские казаки

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Гребенские казаки » Грозненская станица » Воздвиженская крепость и слобода


Воздвиженская крепость и слобода

Сообщений 1 страница 34 из 34

1

Воздвиженское укрепление
— в Чечне, на левом берегу р. Аргуни, в 7-ми верстах от Аргунских ворот, в 25-ти верстах на юг от Грозного. Заложено в 1844 г. отрядом ген.-лейтенанта Гурко; при этом в земле был найден деревянный каменный крест, благодаря чему новое укрепление получило наименование Воздвиженского. Оно послужило началом так назыв. передовой Чеченской линии. Раньше на этом месте находился аул Чахкери. Высота 896 ф. над ур. моря.

Отредактировано львович (2018-03-23 09:50:20)

0

2

До восстания Чечни в 1840 году Атаги и Чакхери были большие чеченские аулы, находившиеся на Аргуне; первый - севернее, а последний - южнее крепости Воздвиженской.
[Ольшевский М. Я. Кавказ с 1841 по 1866 год]
http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty … /text3.htm

Первоначально в крепости жили семьи офицеров, позже в ней стали селиться переселяемые на Кавказскую линию «служилые» казаки. Постоянного населения стало больше, чем Воздвиженская крепость могла в себя вместить. Поэтому вскоре около нее возникло одноименное поселение пришлых казаков и других свободных людей. Его жители несли сторожевую службу, занимались различными ремёслами и торговлей. Освобождение переселенцев от уплаты податей и льготное выделение наделов ускорили приток населения на осваиваемые земли и определили вид поселения – слобода. С момента основания и до окончания Кавказской войны (1817-1864 гг.) Воздвиженское часто служило исходным пунктом и базой для мелких экспедиций внутрь Чечни. Здесь на карте
http://www.zavedenskie.ru/maps/old/map_kavkaz_1890.jpg
южнее г. Грозного можно рассмотреть слободу (крепость) Воздвиженское (Воздвиженская). Во второй половине XIX века крепость Воздвиженская постепенно утратила свое военное значение и одновременно со всей Кавказской линией была упразднена. Из военного форпоста Империи поселение превратилось в промысловое, торговое село – Воздвиженскую слободу. Ныне слобода Воздвиженская не существует. Вблизи ее прежнего местонахождения на противоположном (правом) берегу р. Аргун сейчас находится поселок городского типа Чири-Юрт (чеч. Чуьйри-Эвла), расположенный в 30 км к югу от г. Грозного в Шалинском районе Чеченской Республики. А память о слободе и крепости сохранилась в столице Чеченской Республики – одна из улиц района Мичурина г. Грозного носит название «ул. Воздвиженская».
http://forum.patriotcenter.ru/index.php … 010.5;wap2

Отредактировано львович (2015-07-15 05:01:29)

0

3

Записки М. Я. Ольшевского. Кавказ с 1841 по 1866 г. // Русская старина, № 8. 1893
http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty … /text3.htm

VIII.
Чечня во второй половине 1844 года. - Построение крепости Воздвиженской

Человек живет воспоминаниями и притом живет ими таким образом, что одни лица, местности и действия приятно и резко запечатлеваются в его воображении, тогда как другие бесследно проходят, несмотря на то, что совершались при более благоприятных обстоятельствах.
Такие же противуположные впечатления толпились в моем воображении, когда мне приходилось вспоминать о Чечне и Дагестане. Чечня производила на меня, как в действительности, так и по воспоминаниям, самое приятное чувство, тогда как Дагестан с первого моего знакомства с ним произвел на меня мрачное впечатление, сохранившееся и по настоящее время. Между прочим замечу, что я подвергался большим лишениям, невзгодам и опасностям в Чечне, нежели в Дагестане.
Да и не могло быть иначе. Богатая пажитями, пастбищами, лесами, водою - могла ли Чечня производить иное впечатление, как не самое приятное, тогда как Дагестан мог только поражать, удивлять своей грандиозной природой. Побывав в его безжизненных, обнаженных горах, подышав спертым, жгучим воздухом его [299] ущелий, вам делается до изнеможения тяжело и, хорошо еще, если ваш организм поборет это бремя; хорошо также, если вы не схватите лихорадки, в то время, когда вас пронижет струя холодного воздуха с гор. В Чечне же и этого не может случиться, потому что климат там довольно ровен и приятен.
Послушаем, как отзывались о Дагестане солдаты, служившие в Чечне. Во время бивуакирования нашего под Ирганаем я пошел посмотреть на расположение передовых постов и, проходя невидимкою между камнями позади трех куринцев, общипывавших руками редкие стебельки травы, подслушал вот какой их разговор:
- Ну, уж чертова сторонка, ни лесу, ни травы; все голь да камень.
- А теплынь-то какая, хуже самой жаркой бани. Там выпаришься да от грязи отмоешься, а тут с потом грязи наберешься.
- Да и реки-то здесь больно холодны и быстры. Попробуй купаться, или снесет, или трясучку схватишь.
- Сказано, что проклятая земля, а потому и не может быть в ней ничего путного.
- Стоит ли за такую поганую землю драться. Отдали бы ее Шамилю, да и покончили с нею.
- Вот за Чечню так стоит подраться.
- Еще бы не подраться за Чечню, где и лес славный, и травы много, и воды вдоволь.
На этом остановился их разумный и правдивый разговор, потому что они, нарвав по нескольку пучков травы, возвратились к себе на бивуак; я же, продолжая свой путь к передовым постам, невольно повторял слова куринцев.
«На что нам драться за эту поганую землю. Оставить бы ее Шамилю до тех пор, пока время и обстоятельства не угомонят беспокойных лезгин; тогда и без боя мы сделаемся властелинами Дагестана. И без того много пролито крови из-за него».
Так думал я, не зная того, что сама судьба устроила таким образом, что мы в этот раз не могли овладеть Аварией. Впоследствии же по благоразумию, или руководимые другими причинами, мы и не стремились к этому, а старались только отбросить нашего неприятеля в горы, разорением его крепких передовых аулов: Салтов, Чоха, Гергебиля. Таким образом Авария уже не была занимаема до окончательного покорения Восточного Кавказа в 1859 году.
«Вот Чечня дело другое, за нее стоит подраться, - думал я, припоминая разговор тех же куринцев под Ирганаем в то время, когда, стоя на валу крепости Грозной, смотрел на колонну, возвращавшуюся с фуражировки».
Посмотрите на эти огромные возы прекрасного душистого сена, взятого нами у чеченцев на Тепли-Кичинской поляне. Ведь в Дагестане, чтобы полакомить лошадок, трава собирается по стебелькам; в Чечне же, пользуясь чужим трудом, мы забираем готовое сено. А вот идет колонна из Ханкальского ущелья. Посмотрите на этот лес, который везется оттуда на варение пищи, печение хлеба и топку бань. В Дагестане дрова возятся издалека небольшими вьюками на ишаках, или носятся вязанками на людских плечах.
Да, Чечня не чета Дагестану, за нее стоит подраться, - и 20-го августа Чеченский отряд выступил под начальством Владимира Осиповича Гурко из Грозной драться с чеченцами и отнимать у них заветные леса и богатые поля.
Состав Чеченского отряда по численности своей пехоты и артиллерии не изменился; произошли же с ним перемены только в частностях. Так место люблинцев и замосцев заступили прагцы и модлинцы; прибавилось полтора батальона куринцев, но зато уменьшилось на батальон кабардинцев. Горные орудия заменились батарейными и легкими. Кавалерии же увеличилось сотен на пять, потому что в продовольствии лошадей не могло встретиться ни малейшего затруднения. Травы много, да и какой травы, сочной, душистой.
В первый раз из Грозной выступило такое огромное число войск. В первый раз начальника отряда сопровождала такая громадная свита. Кроме адъютантов, ординарцев, бессменного конвоя, Владимира Осиповича окружало шесть генералов и три флигель-адъютанта. Хотя почти все они более или менее нам знакомы, но не будет излишним, если я коснусь еще раз некоторых об них подробностей, а равно взгляну и на других начальников частей.
Вот этот среднего роста, крепкого сложения с толстою шеей, с простоватым, ничего не выражающим, лицом, едущий на маленькой довольно плохой лошадке, в засаленном сюртуке, ситцевой рубашке и курящий отвратительную сигару, которая вас одуряет, - это герой Кавказа, генерал Лабынцов. Он очень скуп, а потому у него и лошадь плохая, и засаленный сюртук, и ситцевая грязная рубашка, и курит он одуряющую сигару. Генерал Лабынцов грубый брюзга, всегда угрюмый, недовольный, насупившийся, вечно ругающийся. Но если он нелюбим посторонними и подчиненными, то уважаем ими за мужественную храбрость и неустрашимость. Солдаты его боятся и недолюбливают, но охотно идут с ним в бой, потому что знают, что с ним не попадут в беду; а если и случится беда, то знают, что Иван Михайлович постоит и за себя и за них. И действительно много опасностей пережил генерал Лабынцов во время продолжительной своей службы на Кавказе, но, кроме контузии камнем при штурме Сурхаевой башни под Ахульго, не был ни разу ранен. Не даром солдаты считали его заговоренным от пуль и ядер.
Вот другой генерал, пользующийся тоже боевой репутацией, тоже крепкий телосложением, но противуположных качеств характера с Лабынцовым, - это Михаил Петрович Полтинин. Он всегда одет щеголем; носит белье чистое и тонкое, ездит если не на бойкой, то красивой лошади с наборной уздечкой. Полтинин очень подвижен, много говорит, если не вслух, то бормочет про себя; беспрестанно повторяется и заговаривается до смешного и даже неприличного, в особенности, если лишний раз закусит. А это он любил делать ради хлебосольства и потребности своего желудка, или, как он выражался, «pour l’estomac».
Взгляните на высокого, худощавого генерала, - это начальник Кавказского жандармского округа Викторов; в отряде же он начальник кавалерии. Это тот самый Викторов, который, спустя год, пал смертию храбрых в Даргинской экспедиции. Хотя он здесь недавно, но его добрая благородная физиономия располагает в его пользу.
А вот рядом с Викторовым едет такой же рослый мужчина, но только полнее, румянее, а пожалуй и красивее его, - это Петр Петрович Нестеров, знакомый нам по Майской экспедиции. Он вызван из Владикавказа по служебным делам и отправляется с Чеченским отрядом по приглашению генерала Гурко, но положительно можно сказать, что против своего желания, потому что предпочитает покойный домашний очаг суетливой бивуачной жизни.
Всмотритесь пристальнее в коренастого небольшого, с умным и выразительным лицом генерала, с которым начальник отряда ведет речь - это местный начальник Роберт Карлович Фрейтаг. Он если и находится в отряде, то без всякого сомнения не по собственному желанию, потому что Роберт Карлович по своим способностям заслуживал и сам быть начальником отряда, тем более там, где он сам хозяин. Нужен был твердый и хладнокровный характер Фрейтага, чтобы не прорваться и не высказаться, тем более, что он не принадлежал к ловким дипломатам или искусным куртизанам, которым если и наступят на хвост, то умеют вывернуться. Однако нельзя было не заметить, что Роберт Карлович был мрачнее и скучнее обыкновенного с того времени, как начал собираться в Грозной Чеченский отряд, а его баче пришлось перенести несколько лишних ударов плетью, со времени выступления отряда из Грозной.
Умалчивая о покорном и трудящемся Иване Ивановиче Норденстаме, которого я уже достаточно очертил, упомяну о начальнике артиллерии отряда, полковнике Ковалевском, замечательном по своим способностям, оригинальности и наружности. Вот этот полный человек с узкими глазами, выдавшимися скулами, поднятыми кверху ноздрями, длинными опущенными книзу усами - он и есть. Петр Петрович был младший брат Евграфа и Егора Ковалевских, из коих первый был министром народного просвещения, а последний генералом горных инженеров, путешествовал по Востоку и был известен как литератор.
Для полноты рассказа не могу пройти молчанием еще о полковнике бароне Меллере-Закамельском. Он, за отсутствием полковника Витторта, уехавшего в Пятигорск лечиться от раны, начальствовал над куринцами, а вскоре затем сделался и настоящим их командиром. Это был худенький, рыженький, осыпанный веснушками, с глазами альбиноса, крикливый гвардеец; мастер играть в карты, обделать дело в свою пользу, а подчас оговорить и едко подтрунить над ближним.
О полковых командирах Кабардинского и Навагинского полков не упоминаю, потому что их не было в отряде. Полковник Козловский остался во Внезапной для управления Кумыкской плоскостию и для устройства новой штаб-квартиры в Хасав-юрте. Неизвестный полковник Карев не явился в отряд по болезни; да и был бы совершенно бесполезен; притом навагинцы имели защитника в бывшем своем полковом командире, генерале Полтинине.
Между тем Чеченский отряд, пройдя Ханкальское ущелье, двигался по знакомой нам поляне, но только в противуположную от Гойтинского леса сторону, а именно к Аргуну.
За исключением одиночных всадников, неожиданно появлявшихся и быстро исчезавших, неприятеля не было видно. Причиною этому было не неожиданное наше появление, а сильное разлитие рек не столько от таяния снега на главном хребте, сколько от продолжительных и сильных дождей.
В Аргуне была вода столь высока и он так сильно бушевал, что переправы не существовало даже для самых смелых и лихих наездников. Все спуски и переезды были до того подмыты или оборваны быстротою течения, что нужно было бросаться с обрыва в воду. Но еще страшнее и опаснее были огромные карчи и целые вековые деревья, несомые быстрою рекою, противустоять которым не было искусства и силы человеческой.
Отряд остановился на ночлег над мутно-пенящимся Аргуном на месте бывшего аула Большая Атага, разоренного вслед за восстанием Чечни и находящегося верстах в двадцати от Грозной на главном продольном сообщении всей Чечни.
Пока стягивался обоз, разбивались палатки и наставляли котлы для варения пищи, была предпринята усиленная рекогносцировка со всей кавалерией, четырьмя батальонами и десятью орудиями вверх по Аргуну к ущелью, известному своею недоступностию, по страшным обрывам, поросшим вековым лесом.
В пяти верстах от Атаги и в трех верстах от ущелья, находился другой разоренный аул Чахкеры. Обретенный возле этого аула в густом орешнике крест, высеченный из белого песчаника, был поводом к избранию этого места для крепости и названия ее Воздвиженской.
На другой день отряд передвинулся на место, избранное для новой крепости, а на третий, с заложением фундамента, началось ее существование.
Несмотря на то, что жители Большой и Малой Чечни были временно разъединены бушевавшим Аргуном, но и после заложения крепости Воздвиженской они не переставали нас беспокоить.
Конные и пешие малочеченцы, действуя на левом берегу Аргуна, сначала тревожили наши войска, охранявшие рабочих, воздвигавших вал вокруг крепости. Но после потери, понесенной ими во время нападения в числе 2 тыс. человек конных, внезапно бросившихся с шашками наголо из Гойтинского леса на наши передовые посты и караулы, они обратили весь свой гнев на колонны, посылаемые из лагеря. Зорко следя за нашими действиями, малочеченцы не упускали ни одного случая вредить нам; в особенности же тревожили наши колонны, ходившие в лес не только за дровами, но за строевым лесом, потребным в большом количестве для равных построек; такие колонны возвращались иногда с ранеными и даже убитыми.
Одновременно с тем, как малочеченцы не давали нам покоя вне лагеря, Шамиль с большечеченцами тревожил наш стан выстрелами из трех орудий, поставленных на правом берегу Аргуна.
Каждый день около полудня начиналась канонада, которая иногда продолжалась часа два, три. Цель была огромная, потому что по двум уступам Аргуна наш лагерь занимал около квадратной версты. Следовательно, редкий выстрел был для нас безвреден: если не первым падением, то рикошетом заденет человека или лошадь, раздробит повозку, сорвет палатку, разнесет шалаш или кухонный навес, а вместе с тем щи или кашица пропадут; вари снова или оставайся на сухарном продовольствии.
Но так как канонада из неприятельских орудий, кроме опустошений, причиняла много беспокойства и раздражения слабонервным, которых, как и везде, было не мало и в нашем отряде, то с первым выстрелом начиналась в лагере лихорадочная деятельность. Один из них, выбежав из палатки бледный, как полотно, произносит дрожащим голосом:
- Вишь проклятое ядро прожужжало над моей головой, так и ищет моей смерти!
В действительности же ядро пролетело далеко в стороне.
Вот другой слабонервный бросается в сторону от просвистевшей гранаты и споткнувшись падает, тогда как разрыв гранаты последовал от него в таком отдалении, что и от осколков нельзя было ожидать ни малейшего вреда.
А вот еще слабонервный субъект натыкается на моего товарища Грамотина, в то время, когда неприятельское ядро в нескольких шагах делает рикошет. Столкновение же происходит оттого, что слабонервный не только бегом, но зажмурясь, совершает свой путь. А это и на руку моему товарищу-юмористу, больно недолюбливавшему петербургских франтов, приезжавших на Кавказ за чинами и крестами и которых он называл «фазанами».
- Куда это вы так торопитесь, граф; переведите дух и прозрите, проговаривает Грамотин, улыбаясь и принимая в объятия своего противника.
- Mille pardons, тороплюсь на завтрак к барону Меллеру-Закамельскому, - отвечает в замешательстве граф, освобождаясь из случайных объятий моего юмориста.
- Помилуйте, Меллера нет дома; через меня его потребовал генерал Гурко для некоторых объяснений, возражает Грамотин.
Но граф не слушает и бежит к Меллеру, потому что его палатка, по расположению Куринского полка, которым он командует, находится на самом отдаленном месте от Аргуна, а следовательно и от неприятельских выстрелов.
Нельзя сказать, чтобы и крепконервные относились вполне равнодушно к неприятельским выстрелам: и они прекращали свои занятия, и, оставляя палатки, выходили на открытый воздух. Но только крепконервные делали это с медленною важностию, не суетясь, с достоинством и притом не удаляясь на задние фасы лагеря, как поступали слабонервные. Напротив, они выходили на передний уступ, где находилась наша главная батарея, служившая целью для неприятельских выстрелов, как расположенная в центре лагеря.
Здесь каждый из крепконервных встречал генерала Гурко или смотревшим в зрительную трубу, или бессознательно глядевшим на лес, из которого производились неприятельские выстрелы. Может быть, и невозмутимо-хладнокровному Владимиру Осиповичу было приятнее быть вне палатки в то время, когда Шамиль начинал пальбу из своих орудий? 
Несмотря на то, что наша артиллерия не жалела своих зарядов, отвечая десятью выстрелами на один неприятельский, но его орудия не переставали действовать.
Сначала артиллеристы приуныли; начальник артиллерии то бесновался, то приходил в отчаяние; посторонние же выражали полное свое неудовольствие на такое неудачное действие нашей артиллерии. Но это неудовольствие миновало, и даже не приказано было стрелять нашей артиллерии, когда через лазутчиков было узнано, что, кроме огромных деревьев, неприятельские орудия прикрываются толстыми эполементами с навесами 162, из-за которых и производится пальба через амбразуры, что кроме шести человек, откатывающих в сторону и там заряжающих орудия, нет ни прикрытия, ни лошадей.
Однако воспрепятствовать так действовать Шамилю нельзя было до тех пор, пока не угомонится Аргун и пока не будет возможно занять правый берег этой реки, Наконец Чеченский отряд дождался этого с нетерпением ожидаемого времени.
В конце августа была постоянно хорошая погода. По этой причине Аргун постепенно стихал, и вода в нем спадала, а потому в недальнем расстоянии выше строющейся крепости начал образовываться брод, находящиеся же на обоих берегах съезды доказывали, что здесь и прежде существовала переправа на арбах, почему этот пункт и был избран для перехода главной колонны.
Для отвлечения внимания неприятеля от главной переправы, были избраны две второстепенные: одна у входа в Аргунское ущелье, а другая у бывшего аула Атага. Сверх того были заготовлены материалы для двух мостов, которые и должны были быть немедленно устроены по занятии нами правого берега Аргуна.
30-го августа в полдень генерал Полтинин с навагинцами, а барон Меллер-Закамельский с куринцами выступили вверх и вниз по Аргуну. Спустя же два часа, под покровительством огня с батарей строющейся крепости, генерал Лабынцов начал настоящую переправу через эту реку с тремя батальонами кабардинцев и дивизионом артиллерии, предшествуемым четырьмя сотнями казаков и с посаженною на крупах казачьих лошадей пехотою, в количестве 150 человек ( При переправах через реки, в особенности такие быстрые и широкие, как Аргун, всегда посылались вперед казаки с проводниками, не только для определения точного направления брода и вообще переправы, но и для оцепления более глубоких и быстрых мест, на которых казаки, умеющие хорошо плавать и на крепких лошадях, становились в две линин против течения по обе стороны переправы. Это делалось как для уменьшения быстроты течения, так и для спасения нижних чинов, сносимых водою. Отправление вперед казаков с посаженною на их лошадях пехотою имело и ту цель, чтобы, по переправе на правый берег Аргуна, можно было занять лес и, тем предупредив неприятеля, держаться в нем до прибытия других переправляющихся частей). 
Обманутый и разъединенный неприятель, движением двух первых колонн, хотя спешил поправить свою ошибку, но было поздно, как потому, что главная колонна уже совершила свою переправу, так и оттого, что весь правый берег, лежащий против крепости, сильно обстреливался огнем нашей артиллерии. Поэтому не было сделано решительного отпора со стороны неприятеля, а занятие нами правого берега Аргуна, могшее стоить огромных потерь, ограничилось, если не ошибаюсь, не более, как двумя десятками убитых и раненых и то собственно в то время, когда занятая позиция против середины лагеря ограждалась засеками.
По занятии правого берега Аргуна, нам следовало прочно на нем утвердиться. А это зависело от устройства моста, хотя только пешеходного. Но по высоте воды и быстроте течения этой реки, легко устраиваемый мост на арбах оказался неудобоприменимым, потому что арбы, хотя нагружались каменьями, оказались легкими и непрочными; - их беспрестанно сносило и ломало; поэтому нужно было прибегнуть к устройству более прочного моста, хотя требующему больших усилий и средств, и на третьи сутки был устроен мост на козлах, сначала пешеходный, а потом и для повозок. До того же времени, одни кабардинцы должны были сражаться с Шамилем и его огромным ополчением, не дававшим им покоя ни днем, ни ночью, так что, начиная с генерала Лабынцова до последнего солдата в эти трое суток никто не думал о сне, беспрестанно ожидая нападения.
Наконец, 4-го сентября, Шамиль, огорченный неудачею, уехал в Дарго, а с ним разъехались и разошлись по домам жители Большой Чечни. В окрестностях строющейся Воздвиженской настала тишина, изредка только нарушаемая перестрелками в лесу, куда посылались колонны ежедневно по два раза.
Много было рабочих рук и перевозочных средств при постройке Воздвиженской, но много чего в ней нужно было и сделать. Кроме устройства на огромном протяжении и больших профилей земляного вала и треугольной каменной цитадели, нужно было сделать землянки для шести батальонов, восьми подвижных орудий и двух сотен казаков, которые предполагалось иметь в продолжение зимы в этой крепости. Нужно было устроить госпиталь для больных и обеспечить продовольствием людей и фуражом лошадей.
Несмотря на такие сложные занятия, внутри крепости производились разные движения. Так 1-го октября было предпринято генералом Гурко движение на Гойту, ниже той дороги, по которой мы проходили Гойтинский лес в мае. Целью этого движения было истребление Гелен-Гойтинских хуторов, жители которых славились своим хищничеством. Но этот набег был не вполне удачен, потому что стоил нам большой потери. В числе сильно раненых находился и генерал Полтинин: пуля пробила ему грудь. Однако по крепости своего организма он не только пережил и эту тяжелую рану, но через две недели был на ногах и по-прежнему с раннего утра начинал закусывать.
Между тем Шамиль вторично употребил в дело отнятые у нас орудия, действуя из них в Ханкальском ущелье по войскам Чеченского отряда в то время, когда они возвращались из Грозной с повозками, тяжело нагруженными продовольственными и военными запасами.
Соображения его по выбору места и времени были верны. Поросшая густым лесом и изрытая глубокими оврагами гора Ханкальского ущелья, возвышающаяся над Аргуном, обеспечивала поставленные на ней неприятельские орудия от нечаянного нападения наших войск. Огромное количество тяжело нагруженных повозок, замедляя движение колонны, заставляло наши войска продолжительное время подвергаться неприятельским выстрелам. Вследствие этого, вместе с транспортом продовольственных и военных запасов привозились в Воздвиженскую десятками с изможженными членами тяжело раненые. Но и такие неприятельские действия прекратились, когда начала выдвигаться из крепости к аулу Большой Чечень кавалерия с несколькими батальонами.
Только к концу октября эта крепость была вооружена как следует, снабжена в определенном количестве боевыми снарядами и патронами, обеспечена на целую зиму провиантом и фуражем по величине оставляемого в ней гарнизона, и окончены работы по постройке землянок.
29-го октября Чеченский отряд выступил из Воздвиженской, в ней же остались зимовать: Прагский полк, командиром которого был полковник Бельгард 163, два батальона куринцев, линейный баталион, прибывший из Владикавказа, восемь орудии и три донских сотни.
Начальство над этими войсками было поручено генерал-майору Патону ( Бывшему впоследствии сенатором, а ныне умершему), а старый кавалерийский полковник Витовский был назначен ему помощником. Я же был оставлен при войсках, составляющих гарнизон крепости, как офицер генерального штаба. 
Впрочем, из следующих слов, сказанных мне Владимиром Осиповичем накануне выступления Чеченского отряда, оказывается, что я лично подлежал не малой ответственности.
- Очень рад, что вы сами изъявили желание остаться в Воздвиженской. Зная вас, я надеюсь, что здесь не случится ничего недоброго и что о сбережении войск будет приложена возможная заботливость. По инструкции, данной генералу Патону, вам разрешается делать поиски и набеги на окрестные хутора, но только следует производить их с осторожностию и осмотрительностию, чтобы не было больших потерь. В таких набегах нужно иметь хороших и надежных проводников. Старшины здешнего аула, Хайдакай и Зурмай, будут вам хорошими помощниками.
- Помните, дорогой, - прибавил Владимир Осипович, обнимая меня, - что если случится с крепостию что-нибудь недоброе, то вы тоже будете подлежать не малой ответственности.
Из следующей главы читатель увидит, что делалось в Воздвиженской в первую зиму ее существования.

Отредактировано львович (2015-07-15 07:56:05)

0

4

Степанов Павел Федорович
Год рождения: __.__.1908
красноармеец
в РККА с __.__.1941 года
место рождения: Грозненская обл., сл. Воздвиженская
№ записи: 1007999588
Перечень наград
1  2/н 02.09.1945  Медаль «За боевые заслуги»
http://www.podvignaroda.ru

0

5

Плаксин Сергей Захарович
Год рождения: 17.11.1905
инженер-майор
в РККА с __.__.1941 года
место рождения: Грозненская обл., г. Грозный, слобода Воздвиженская
№ записи: 1101118333
Перечень наград
1   1014  13.08.1942   Медаль «За боевые заслуги»
2   34/н   13.06.1944   Орден Красной Звезды
3   71/н   11.05.1945   Орден Отечественной войны II степени
http://www.podvignaroda.ru

0

6

Пекарский Петр Иванович
Год рождения: 27.07.1902
майор
в РККА с __.__.1924 года
место рождения: Грозненская обл., слобода Воздвиженская
№ записи: 1101828815
Перечень наград
1   109/ н  03.07.1945   Орден Отечественной войны I степени
2   329/н   05.12.1944   Орден Отечественной войны II степени
3   446      01.06.1942   Медаль «За боевые заслуги»
http://www.podvignaroda.ru

0

7

Фролов Николай Павлович
Год рождения: __.__.1913
гв. лейтенант
в РККА с __.__.1941 года
место рождения: Грозенская обл., Слобода Воздвиженская
№ записи: 1103583293
Перечень наград
1   06.11.1945   Орден Отечественной войны II степени
http://www.podvignaroda.ru

0

8

Фамилия Андросов
Имя Сергей
Отчество Алексеевич
Дата рождения/Возраст 15.09.1915
Место рождения Грозненская обл., Слобода Воздвиженская
Дата и место призыва Молотовский РВК, г. Грозный
Последнее место службы 562 СП
Воинское звание рядовой
Причина выбытия пропал без вести
Дата выбытия __.09.1941
Название источника информации ЦАМО
Номер фонда источника информации 58
Номер описи источника информации 18004
Номер дела источника информации 1615
Брат: Анлросов Георгий Алексеевич г. Грозный
http://obd-memorial.ru/html/info.htm?id … amp;page=2

0

9

Фамилия Оболенский
Имя Павел
Отчество Алексеевич
Дата рождения/Возраст __.__.1904
Место рождения Грозненская обл., слобода Воздвиженская
Дата и место призыва Орджоникидзевский РВК, Чечено-Ингушская АССР, г. Грозный, Орджоникидзевский р-н
Последнее место службы 429 ОПАБ
Воинское звание красноармеец
Причина выбытия пропал без вести
Дата выбытия __.09.1942
Название источника информации ЦАМО
Номер фонда источника информации 58
Номер описи источника информации 18002
Номер дела источника информации 653
Жена: Оболенская Феня? Абрамовна г. Грозный
http://obd-memorial.ru/html/info.htm?id=7065675

0

10

Фамилия Макагонов
Имя Михаил
Отчество Андреевич
Дата рождения/Возраст __.__.1900
Место рождения Грозненская обл., слобода Воздвиженская
Дата и место призыва 10.12.1941 Ленинский РВК, Азербайджанская ССР, г. Баку, Ленинский р-н
Воинское звание ст. лейтенант
Причина выбытия пропал без вести
Дата выбытия __.11.1942
Название источника информации ЦАМО
Номер фонда источника информации 33
Номер описи источника информации 744826
Номер дела источника информации 118
http://obd-memorial.ru/html/info.htm?id=75275389

0

11

Фамилия Бахрин
Имя Семен
Отчество Григорьевич
Дата рождения/Возраст __.__.1901
Место рождения Чечено-Ингушская АССР, г. Грозный, с. Воздвиженская
Дата и место призыва __.09.1943 Таганрогский ГВК, Ростовская обл., г. Таганрог
Воинское звание рядовой
Причина выбытия пропал без вести
Дата выбытия __.10.1943
Название источника информации ЦАМО
Номер фонда источника информации 58
Номер описи источника информации 18004
Номер дела источника информации 822
Жена: Бахрина Мария Савельевна
http://obd-memorial.ru/html/info.htm?id=59494369

0

12

Фамилия Шерстнев
Имя Сергей
Отчество Михайлович
Дата рождения/Возраст __.__.1906
Место рождения Грозненская обл., Пригородный р-н, с. Воздвиженское
Дата и место призыва 10.01.1942 Грозненский РВК, Чечено-Ингушская АССР, Грозненский р-н
Воинское звание красноармеец
Причина выбытия пропал без вести
Дата выбытия __.12.1942
Название источника информации ЦАМО
Номер фонда источника информации 58
Номер описи источника информации 18004
Номер дела источника информации 284
Жена: Шерстнева Анна Федоровна ст. Ильиновская
http://obd-memorial.ru/html/info.htm?id=58112378

0

13

Гуртих Владимир Матвеевич
Родился в 1877 г., Терская обл., слободы Воздвиженской; русский; работал бухгалтером в городском финансовом отделе.. Проживал: г. Кирове.
Приговорен: Кировский облсуд 16 мая 1939 г., обв.: по ст. 58 пп. 10, 11 УК РСФСР.
Приговор: ВМН с конфискацией имущества. Определением СК по уголовным делам Верховного суда РСФСР от 26.09.1939 г. высшая мера наказания заменена на 10 лет лишения свободы. Реабилитирован 9 апреля 1956 г.
http://lists.memo.ru/index4.htm

0

14

Зайченко Гаврил Яковлевич
Год рождения: __.__.1906
гв. ст. сержант
в РККА с __.__.1941 года
место рождения: Грозенская обл., Бывшая Слобода Воздвиженская
№ записи: 1265805074
Перечень наград
1   10/н   18.09.1944   Медаль «За боевые заслуги»
2   171     17.03.1945   Орден Красной Звезды
http://www.podvignaroda.ru

Отредактировано Андрей (2015-07-15 12:45:09)

0

15

Додин Александр Константинович
Год рождения: 01.01.1916
гв. мл. техник-лейтенант
в РККА с __.__.1941 года
место рождения: г. Грозный, ст. Воздвиженская
№ записи: 1266945280
Перечень наград
1   10/н   15.05.1945   Орден Красной Звезды
http://www.podvignaroda.ru

0

16

Маслов Петр Семенович
Год рождения: __.__.1898
инженер-майор|инженер-полковник
в РККА с __.__.1941 года
место рождения: Грозненская обл., б. слобода Воздвиженская
№ записи: 1269650220
Перечень наград
1   48/н   05.06.1945|18.08.1945   Орден Красной Звезды
http://www.podvignaroda.ru

0

17

Костюков Иван Васильевич
Год рождения: __.__.1912
ст. сержант
в РККА с __.__.1941 года
место рождения: Грозенская обл., слобода Воздвиженская
№ записи: 1272215661
Перечень наград
1   99/н   26.05.1944   Орден Славы III степени
http://www.podvignaroda.ru

0

18

Меркулов Иван Яковлевич
Год рождения: __.__.1904
полковник арт.-тех. службы
в РККА с __.__.1922 года
место рождения: г. Грозный, сл. Воздвиженская
№ записи: 1374193746
Перечень наград

1   81/н   29.01.1943   Орден Красной Звезды
2   51/н   28.11.1944   Орден Отечественной войны I степени
3   110/н 26.04.1945   Орден Отечественной войны II степени

Отредактировано Андрей (2015-07-15 12:52:42)

0

19

Третьяков Николай Иванович
Год рождения: __.__.1904
гв. ст. техник-лейтенант
в РККА с __.__.1941 года
место рождения: Грозненская обл., Слобода-Воздвиженская
№ записи: 1424706761
Перечень наград
1   409/н   16.11.1944   Орден Красной Звезды
http://www.podvignaroda.ru

0

20

Труш Николай Васильевич
Год рождения: __.__.1910
ст. сержант
в РККА с __.__.1941 года
место рождения: Грозненская обл., Б. Слобода Воздвиженская
№ записи: 1509000000
Перечень наград
1   27/н   25.03.1945   Медаль «За боевые заслуги»
http://www.podvignaroda.ru

0

21

Воробьев Василий Иванович
Год рождения: __.__.1906
место рождения: Чечено-Ингушская АССР, Предгорный р-н, ст. Воздвиженская
№ наградного документа: 87
дата наградного документа: 06.04.1985

№ записи: 1510875227
Орден Отечественной войны II степени
http://www.podvignaroda.ru

0

22

Сержантов Яков Кондратьевич
Год рождения: __.__.1906
место рождения: Чечено-Ингушская АССР, Надтеречный р-н, станица Воздвиженская
№ наградного документа: 87
дата наградного документа: 06.04.1985

№ записи: 1521178185
Орден Отечественной войны II степени
http://www.podvignaroda.ru

0

23

Холодов Николай Данилович
Год рождения: __.__.1915
место рождения: Грозненская обл., Грозненский р-н, станица Воздвиженская
№ наградного документа: 87
дата наградного документа: 06.04.1985

№ записи: 1522023387
Орден Отечественной войны II степени

http://www.podvignaroda.ru

0

24

Колесниченко Николай Матвеевич
Год рождения: __.__.1909
место рождения: Чечено-Ингушская АССР, Малгобекский р-н, р.п. Слобода-Воздвиженская
№ наградного документа: 87
дата наградного документа: 06.04.1985

№ записи: 1523419777
Орден Отечественной войны II степени

http://www.podvignaroda.ru

0

25

Записки М. Я. Ольшевского. Кавказ с 1841 по 1866 г. // Русская старина, № 8. 1893
http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty … /text3.htm

Крепость Воздвиженская с ноября 1844 по август 1845 года.
Помня слова доброго, высокоблагородного и глубокочтимого Владимира Осиповича, я поставил себе за правило как можно чаще обходить крепость и заглядывать во все ее закоулки и тайники. Днем я посещал больных и раненых в лазарете, заходил в солдатские землянки, пробовал их пищу и беседовал с ними. По ночам зачастую поверял караулы и посты.
Одни удивлялись моей деятельности, другие подтрунивали над моею излишнею заботливостию и беспокойством, наконец, третьи сердились на меня за то, что я вмешивался, по их понятиям, не в свое дело; а это вмешательство состояло в том, что я заботился о хорошем содержании и продовольствии больных и здоровых нижних чинов, соединенном с некоторым излишним расходом для начальников частей. Но я, не обращая внимания на скрытое неудовольствие последних, продолжал следить за хорошим содержанием нижних чинов, потому что, при отвратительном их помещении, это одно могло сохранить их здоровье.
Все живущее в Воздвиженской, за исключением впрочем лазарета, размещалось по землянкам. Однако и в землянке тепло и не сыро, если в ней есть пол, если стены хорошо обмазаны, а еще лучше, если они обиты досками, да и крыша с потолком, а потому нет течи. Чем, например, худо жить в такой землянке, в которой я перезимовал с Петром Ивановичем Патоном, и в которой жил до роспуска Чеченского отряда Владимир Осипович? В ней светло, тепло, сухо и просторно. Пожалуй, можно жить и в любой офицерской землянке, несмотря на то, что не в каждой светло и имеется пол. Но милости просим прожить в такой землянке, где помещается не менее ста человек, стены которой ничем не обмазаны, под ногами грязь, сверху сыплется земля, с боков веет сыростью и холодом, воздух густ и тяжел, как будто-бы она наполнена дымом или туманом; а в таких землянках, расположенных вокруг крепостного вала, пришлось зимовать Воздвиженскому гарнизону. Заглянешь в одну, другую землянку, да и чувствуешь, как тяжелеет дыхание. Грустно и ужасно становится за существование живущих в них.
Как тут не развиться тифу и цинге. А чтобы предупредить эту заразу, нужно, чтобы нижние чины более были на открытом воздухе, да не залеживались бы в своих отвратительных землянках. Вот или фальшивую тревогу сделаешь, или отдашь приказание, чтобы с вечера не раздеваться людям, а греться возле костров. Иногда затеешь ночной поиск или набег.
В ноябре и даже в декабре в совершении таких набегов не встречалось особенного затруднения, потому что в окрестных лесах находились небольшие аулы и хутора. Бывало, придет Хайдакай или Зурмай - старшины двух аулов, образовавшихся по обе стороны крепости из выходцев, и через переводчика объясняет, что, дескать, пришли кунаки 165 с желанием переселиться к нам, но только наиб Дуба следит за ними, а потому нужна помощь с нашей стороны.
- А тут на пути хуторок есть со скотинкой и баранами, которых легко можно захватить, - добавляет переводчик Пензулаев, после непродолжительного объяснения с Зурмаем.
Иной раз зайдет в землянку полковник Витовский, один или с достойным командиром Прагского полка, Валерианом Александровичем Бельгардом ( В настоящее время генерал-от-инфантерии и член Александровского комитета о раненых), как будто бы сыграть пульку в преферанс, а у него набег на уме.
- Залежались больно, - ответят они на приветствие хозяина, - да и солдатикам нужно промяться, ваше превосходительство.
- А вот можно сходить на тот хуторок, о котором вы мне говорили, ответит на это Патон, обращаясь ко мне. 
- И у меня есть на примете аульчик; требует наказания; большие мошенники там живут, - прибавляет Витовский.
- Ну, что же, в добрый путь, только чтобы не попасть в трущобу, а то потеря будет большая. Порасспросите получше проводников, - добавляет Петр Иванович, обращаясь ко мне, держа в руках карты.
Из этого разговора оказывается, что набеги производились с осторожностию, которая даже была излишнею вначале. Но когда небольшие аулы и хутора, гнездившиеся в лесах, растущих по горам, которые образуют Аргунское ущелье, и по течению Гойты, были истреблены, а жители или перешли к Воздвиженской, или ушли далее в горы, то набеги становились более опасными. Нужно было или далеко углубляться в леса, или начать действовать на правой стороне Аргуна.
Между тем, судя по одобрительным отзывам из Ставрополя, нужно было продолжать набеги и поиски. А чтобы не попасть впросак и не потерпеть поражения где-нибудь в лесных трущобах, нужно было вступать с чеченцами в утомительные и неприятные расспросы.
Такие расспросы были утомительны главное потому, что велись не иначе, как через переводчика, в объяснениях которого часто происходили огромные противоречия и неясности, касающиеся одного и того же предмета.
Это не происходило от неспособности Пензулаева ( Пензулаев был штатный переводчик чеченского языка, хорошо говоривший по-русски, вполне нам преданный и честный. Он был штаб-ротмистр милиции), которому я предварительно объяснил мой взгляд и требования на расспросы, и что он хорошо понял, - а беда заключалась в том, что чеченцы не имели понятия не только о мере протяжения и времени, но и считать далее десяти не умели.
Поэтому при расспросах приходилось прибегать к разным уловкам. Так например измерение широты лесов и глубины оврагов, через которые пролегали дороги, производилось лазутчиками посредством предварительно сочтенных камешков, бросаемых ими из рук через каждые десять шагов, как число, выше которого они не могли считать. На таких и тому подобных расспросах были составлены мною описания дорог по Аргунскому ущелью, а также на Алистанджи и по Хухулау на Ведень ( Собранные мною о Чечне сведения были представлены по команде и хранились в архиве главного штаба Кавказской армии. Когда начались военные действия в 1859 году по Аргунскому ущелью, а также на Алистанджи к Веденю, то собранные мною в 1845 году об этих путях сведения оказались достаточно верными, а следовательно полезными). 
Такие беседы с чеченцами, пока я не привык, были крайне неприятны по тому одуряющему запаху, который присущ им. Это происходит как от острой пищи, ими употребляемой, так главное от неопрятности в одежде.
Чеченцы, подобно другим горцам, весьма умеренны в пище и питье. Чуреки или кукурузный хлеб, намазанный бараньим жиром, а также пшенная похлебка с тем же жиром, - вот их всегдашняя пища; вода - обыкновенное питье. Но так как они пожирают с большим наслаждением лук, редьку, а в особенности черемшу или дикий чеснок, появляющийся на полях с раннею весною, и носят одежду без перемены, пока она не обратится в лохмотья, то и неудивительно, что с своим появлением распространяют такой одуряющий запах.
В лазутчиках не было недостатка. Кроме тех, которые доставляли нам сведения, во время построения крепости явились новые. Одни, преимущественно старики, являлись ради знакомства, другие подсылались наибами, чтобы разузнать, что у нас делается, наконец, большинство являлось из любопытства и ради денег.
Чеченец, как и другой горец, весьма любопытен и для собрания «хабар», то есть новостей, не поленится сделать верхом, или пешком, десяток верст. Из-за денег же, исключительно серебряной монеты, чеченец, преимущественно перед другими горцами, готов на все, не поколеблется продать своего одноаульца, кунака и даже родного.
Я не пренебрегал беседовать как с прежними, так и с новыми лазутчиками, потому что таким образом легче было поверять и сличать доставляемые ими сведения.
Такие беседы всегда происходили по вечерам и даже ночью, в особой землянке, называемой «кунацкой», потому что лазутчики не иначе являлись в крепость, как с наступлением темноты. Это делалось из предосторожности с их стороны, чтобы не быть узнанными и замеченными своими же собратами, а с нашей стороны, - чтобы они не могли ничего видеть в крепости.
Лазутчики у ворот обезоруживались, снимая с себя как огнестрельное, так и холодное оружие; если же были конные, то оставляли под надзором караула и своих лошадей. Такой порядок существовал не исключительно в одной Воздвиженской, а был заведен издавна на всем Кавказе.
Не ограничиваясь разговорами с лазутчиками или немирными чеченцами, я расспрашивал мирных чеченцев, живущих отдельными группами по обеим сторонам Воздвиженской.
Эти аулы, за исключением Хайдакая, Зурмая и еще нескольких жильцов, бывших Атаги и Чахкери ( До восстания Чечни в 1840 году Атаги и Чакхери были большие чеченские аулы, находившиеся на Аргуне; первый - севернее, а последний - южнее крепости Воздвиженской. В 1841 году они были уничтожены нашими войсками, и жители этих аулов расселились хуторами по лесам и горам), составились из разных выходцев «байгушей» или бедняков, Малой и даже Большой Чечни.
Между ними происходили частые драки, доходившие до оружия и кончавшиеся иногда даже смертоубийством. Не раз посылались, по просьбе старшин, вооруженные команды для захвата виновных; но редко когда заставали их, потому что они ночью уходили, бросив свою убогую землянку, да на прощанье обворовав своего соседа, несмотря на то, что воровство у одноаульцов считалось крайне бесчестным.
Следующий рассказ рельефнее очертит безнравственность, зверство, а вместе с тем бесстрашие мирных чеченцев, живших у Воздвиженской. Было около полуночи очень морозной, но ясной декабрьской ночи, когда два часовых более выдающихся и ближайших к русскому кладбищу батарей, сойдясь, вели между собой приблизительно следующий разговор.
- Прислушайся, Парфен, кажись, чакалы или волки пришли на кладбище глодать кости наших мертвецов.
- Я тоже слышал как будто стук железа о камень, но думал, что это мне померещилось. Теперь же прислушаемся вместе.
И оба часовые, наклонясь к кроне бруствера, обратились в слух и зрение.
- Нет, это не чакалы и волки, а просто люди.
- И я тоже вижу, что люди. Верно, чеченцы выкапывают того офицера, которого вчера похоронили, чтобы снять с него одежду.
- Выстрелим, Парфен.
- Не надо, тревогу подымем, и то наши недавно улеглись.
- Ну, так закричим на них.
И Парфен заревел: «шайтан, бусурман, чечен, что делаешь!!» да так громко, что всполошил не только ближайший караул, но и тех, которых он не хотел будить выстрелом. Рассказу же Парфена и его товарища не только не поверили по той причине, что на кладбище все было тихо, но их обругали, назвав трусами, и при том пристращали наказанием, если на кладбище ничего не окажется завтра утром. Но, к удивлению всех, кто ходил на кладбище, оказалась могила офицера, накануне похороненного, до половины разрытою.
Для наказания святотатства, если оно повторится, приказано было навести на могилу этого офицера с ближайших перекрестных батарей два орудия, заряженные картечью, и когда будет замечено присутствие людей, то выстрелить одновременно.
На третьи сутки за полночь последовали два выстрела, а утром на могиле, снова разрытой, нашлись папаха и бурка, а кровавый след вед к Аргуну.
По объявлении об этом старшинам, оказалось, что две землянки, похожие скорей на норы зверей, нежели на жилище людей, были пусты. Жившие в них байгуши-чеченцы отличались буйством и зверством. Оба были одинокие. Жена одного из них задушилась, а другая была лишена жизни своим мужем.
Для обуздания чеченцев, живущих возле Воздвиженской, от безначалия и своеволия, а равно для восстановления между ними хотя некоторого порядка, было предложено им удалить из своих аулов всех ненадежных людей. Сверх того, им объявлено было, что за смертоубийство и нанесение ран они будут судиться по нашим законам.
Но, как на беду, недели через две случилось такое кровавое происшествие, в котором замешаны были, начиная с старшин, лучшие семейства обоих аулов.
На дочери родственника атагинского старшины, Зурмая, хотел жениться чахкеринец, племянник Хайдакая. Родители и родственники невесты, хотя были согласны на этот брак, но свадьба откладывалась только потому, что жених не в состоянии был дать «калым», то есть выкуп за невесту.
По адату или закону, основанному на обычаях, часть калыма, состоящего из денег, лошадей, скотины, оружия и других вещей, брали себе родители, а другая часть обращалась на приданое невесте, и хотя эта последняя часть возвращалась в дом мужа, но это совершалось с некоторою обрядною торжественностию.
По этой причине неудовольствие таилось в сердцах родственников Хайдакая на родственников Зурмая, а к этому примешивалось и общее нерасположение чахкеринцев к атагинцам. Первые завидовали последним, что русские берут у них чаще проводников, за что и дают им более денег. Это отчасти было справедливо, потому что атагинцы вели себя честнее и между ними было менее буйства и ссор.
Но чтобы от искры неудовольствия вспыхнул пламень раздора, достаточно грубого слова, упрека, в особенности, если головы отуманены винными парами. Так было и в настоящем случае.
В Атагинском ауле праздновалась свадьба. Атагинка выходила замуж за чахкеринца. В таких случаях чеченцы любят угощаться не менее русских. Баранина и водка или, правильнее сказать, наша сивуха, истребляются в огромном количестве.
И нужно сказать, что чеченцы, как и другие горцы, очень любят нашу водку, и хотя пьют много, но никогда не напиваются ею до такой степени, чтобы на ногах не стояли. Если же спросишь у чеченца: «зачем он пьет водку, коран запрещает», то он только улыбнется и ничего не скажет или ответит, что это «араки». Мулла же или ученый мусульманин ответит, что пророк запретил пить вино из винограда, а не водку и араки, которые делаются из хлебного зерна и притом варятся.
Но не в том дело, как толкуют мусульмане в пользу крепких напитков, делаемых не из винограда, а скажем только, что на свадебном пиру в Атагинском ауле некоторые из чахкеринцев через меру хлебнули сивушки, и, в чаду винных паров, один из них сначала упрекнул, а потом ругнул брата той девушки, на которой хотел жениться племянник Хайдакая.
Мгновенно сверкнули в правых руках выхваченные из-за пояса кинжалы (с которыми чеченцы, как равно и прочие горцы никогда не расстаются) сначала у обиженного, а потом у обидевшего; а это было сигналом к общей кровавой свалке атагинцев с чахкеринцами, как находившихся в землянке, так и вне.
Внезапно раздавшиеся выстрелы, смешанные с криками мужчин, воплями женщин и лаем собак, невольно заставили подумать; не подвергся ли Атагинский аул неприятельскому нападению, тем более, что это случилось с наступлением сумерек.
К счастию, все это ограничилось десятками двумя раненых и ни одною смертию. Сотня казаков, производившая в этот вечер, по заведенному порядку, объезд вокруг крепости, подъехала к аулу в то время, когда начался этот кровавый беспорядок. Сотенный командир так был распорядителен, что въехал с казаками в аул и не только успел разогнать сражающихся, но, захватив некоторых из них, привез с собою в крепость.
В числе арестованных находился и племянник Хайдакая, чему я обрадовался, видя, что этому делу можно дать благоприятное направление, то есть помирить чахкеринцев с атагинцами, ни мало не компрометируя нашей администрации и не отрицаясь от угроз, произнесенных им две недели тому назад. Наказывать же за происшедшие в Атагинском ауле кровавые беспорядки тем более не следовало, что они основаны были на нравах, обычаях и характере чеченцев и вообще горцев.
Там, где не было силы закона и власти, там не могло существовать другой защиты, как естественной, то есть силы мести индивидуальной и общественной, которые были между собою неразлучны. От этого зачастую происходило, что не только из-за смерти, раны и даже обиды, нанесенной одному лицу, возникала вражда или «канлы» между родственниками и целыми аулами, продолжавшаяся бесконечно. Если искоренение этого нравственного и общественного зла не вполне было достигнуто Шамилем, то нам тем труднее было этого достигнуть.
Дабы не развить дальнейшей мести и чтобы не повторилось подобного кровавого происшествия, сконфуженным старшинам было объявлено, что если они не желают, чтобы арестованные пострадали, то брак между их родственниками должен устроиться. При этом переводчик должен был предупредить старшин враждебных аулов, что если свадьба, желаемая русскими, состоится, то жених с невестой получат 25 рублей серебром. Так как сумма, предложенная в залог мира, по тогдашним понятиям чеченцев была значительна, то все уладилось, и мир между чахкеринцами и атагинцами восстановился.
Вот как жилось в Воздвиженской в продолжение холодной, но не особенно снежной зимы. Со стороны неприятеля не было никаких покушений, несмотря на то, что лазутчики не раз давали знать, что Шамиль намеревается сделать нападение на крепость и что однажды было отдано приказание наибам Чечни быть готовыми к поголовному ополчению. Такие же сведения получались и от генерала Гасфорда ( В то время генерал-лейтенант и начальник 14-й пехотной дивизии, а впоследствии генерал-от-инфантерии и генерал-губернатор Западной Сибири), который, за отъездом Роберта Карловича в отпуск, жил в Грозной и управлял левым флангом Кавказской линии. Если же Шамиль ограничился одними покушениями и сборами, то, без сомнения, ему известно было о существующем в крепости порядке и строгости отбываемой службы. Притом чеченцы не охотники и не мастера драться во время холодной зимы. А морозы в декабре и январе доходили до 20 градусов Реомюра.
В начале февраля прибыл на смену Прагского - Модлинский полк, командиром которого был полковник Богаевский 168. Пользуясь этим, был произведен смелый набег за Аргун на Мезеинские хутора под начальством неизменного полковника Витовского. Смелым я называю этот набег потому, что Мезеинские хутора, отстоя на несколько верст от Басса и аула Шали, находились среди густого населения Большой Чечни. Предметом же действия были избраны эти хутора, а не другие, по той причине, что к ним вели две дороги, из которых по одной можно было незаметно подойти к хуторам, а по другой удобно отступить. Старшина Зурмай, доставивший самые подробные и точные сведения о дорогах и ручавшийся за успех, был проводником.
В ночь того дня, когда прибыли модлинцы, колонна, составленная из трех батальонов, четырех орудий и казаков, выступила из Воздвиженской. Сверх того два батальона, с двумя орудиями переправившись через Аргун, должны были к восьми часам утра расположиться частию по правому верхнему уступу этой реки, а частию выдвинуться вперед версты на две, по той дороге, по которой двинулась колонна в набег.
На рассвете войска наши, никем не замеченные, были у предмета действия, где ни в каком случае не следовало медлить. Предав огню ближайшие сакли и захватив несколько десятков лошадей и до двухсот баранов, войска наши начали отступать.
Неприятель, встревоженный пожарищем и выстрелами, начал сбегаться с ближайших хуторов на ту дорогу, по которой мы наступали, в том предположении, что по ней будем и отступать. Казаки двинулись по этому направлению и еще более убедили чеченцев в этом. Но им приказано было, пройдя с версту, повернуть направо и, следуя на рысях перелесками, соединиться с пехотой.
Такие действия казаков были вполне успешны, и мы имели дело с небольшою толпою чеченцев, преследовавшею нас с фронта, да с конными шалинцами, прискакавшими уже в то время, когда мы подходили к Аргуну. Поэтому потеря с нашей стороны была самая незначительная. Неприятель же понес не только материальное, но и нравственное поражение. Как русские не только осмелились так далеко зайти в Большую Чечню, но и захватить столь значительный приз! Взбешенный Шамиль сменил наиба и снова грозил уничтожить Воздвиженскую, но и на этот раз ограничился только одними угрозами.
Несмотря на то, что в феврале было еще довольно холодно, гарнизон был выведен из мрачных, душных, сырых землянок в светлые палатки. Этим нужно было поспешить, чтобы не дать развиться тифу и цинге, и такая мера оказалась вполне благою.
В марте, с наступлением теплой погоды, когда чеченская природа, богатая растительностию, начала быстро возрождаться, вновь заболевающих тифом уже не было. Начали крепнуть и те, которые поражены были цингою, потому что начались разные работы в крепости, а с ними не нужно было ради моциона делать тревоги и изобретать набеги; и без этого нижние чины весь день проводили в труде и деятельности.
С наступлением благодатной весны и с приближением праздника Воскресения Христова, явились у нас в крепости жены служащих, и  между ними две, три очень миленьких и хорошеньких. Начались ухаживанья, прогулки пешком и верхом, и даже однажды составился пикник, на котором танцовали под открытым небом на мураве. Завелись интрижки, а с ними сплетни.
В мае посетил Воздвиженскую новый главнокомандующий, граф Воронцов. С ним, кроме множества адъютантов и разных других чиновников, прибыли генералы Лидерс и Гурко; первый - чтобы посмотреть на модлинцев, входящих в состав его корпуса, а вместе с тем взглянуть и на Чечню; последний же - как начальник главного штаба.
Владимир Осипович выразил полную радость и удовольствие, увидевшись со мною, и душевно благодарил меня за службу. При этом он предложил мне участвовать в действиях с главным отрядом, присовокупив, что я могу не стесняться в выборе. Но я, взглянув на многочисленность свиты, окружавшей начальство, и припомнив пословицу, что лучше быть первым в деревне, нежели последним в городе, без колебания согласился по-прежнему остаться в Воздвиженской.
Много было хлопот, чтобы разместить, успокоить, накормить и напоить требовательных разночинцев, приехавших с графом Воронцовым. Но как пребывание их в Воздвиженской было непродолжительное, то скоро миновали и забылись хлопоты и беспокойства, причиненные этим приездом.
Миновали скоро, и притом тихо и спокойно во всех отношениях, май и июнь. Как будто бы и забыли о существовании Воздвиженской. Даже Шамиль с чеченцами перестал думать об этой крепости, которая до того времени сильно его озабочивала. Имам должен был бороться с главным нашим отрядом, который сначала допекал его в Гумбете и Андии, а в Дарго, попавшись сам на удочку к Шамилю, едва не был окончательно им истреблен.
Но если действия главных сил в Даргинском походе отвлекали внимание чеченцев собственно от Воздвиженской, то нельзя сказать, чтобы войска этой крепости находились в бездействии. Напротив, не только Воздвиженский гарнизон, а вообще войска левого фланга Кавказской линии оказывали содействие главному отряду, сначала отвлекая от него чеченцев, а затем подав ему помощь.
Так 3 июля генерал Фрейтаг с восемью баталионами, двенадцатью орудиями и шестью сотнями, несмотря на трудную переправу у Большого Чечня через Аргун, по причине его разлития, двинулся к Шали. Это движение (в котором участвовали три батальона, четыре орудия и три сотни, взятые из Воздвиженской) совершалось по предписанию главнокомандующего, с целью отвлечь чеченцев от Дарго вслед за занятием графом Воронцовым этой резиденции Шамиля. 
Однако, получив известие о печальных результатах так называемой «сухарной экспедиции» и опасаясь за свои собственные сообщения, потому что вода в Аргуне не убывала, а прибывала, Роберт Карлович, после трехдневного пребывания в Большой Чечне, возвратился в Грозную, и хорошо сделал, потому что от него потребовалось вслед за сим более важное предприятие. Ему пришлось спасать от погибели главнокомандующего с отрядом.
Чтобы понять, как это случилось, необходимо взглянуть на действия главных сил в Даргинском походе.
После ряда побед, одержанных над Шамилем на Анчимеере, у Андийских ворот, на Азалтау и у аула Анди, предпринято было движение, в виде рекогносцировки, на Андийский хребет. Когда же с перевала Речель открылась Ичкерия с своими вековыми лесами и Кумыкская плоскость - с укреплениями и аулами, а до Дарго так сказать рукой подать, то главнокомандующий, увлекшийся таким близким, по-видимому, нахождением предмета действий и таким легким достижением своей славы, обратил рекогносцировку в действительное наступление. Двенадцать батальонов с десятью орудиями быстро спускаются с Речельского перевала, с боем проходят через лес, укрепленный многими завалами, и вечером победителями вступают в Дарго.
Но тут-то и конец победам. С следующего же дня 7-го июля начинается ряд поражений и громадных потерь, которые продолжаются до 18-го июля, когда является спасителем Фрейтаг с своим отрядом.
Так как войска, занявшие Дарго, выступили из Анди на перевал Речель для производства рекогносцировки, то имевшегося в ранцах продовольствия могло хватить только на несколько суток; а потому первой заботой было обеспечение отряда сухарями. На другой день, по прибытии в Дарго, была сформирована оригинальная по своему составу колонна: от каждой части была отделена половина людей с пустыми ранцами. Это было сделано с тою целью, чтобы каждая часть позаботилась принести поболее сухарей не только для себя, но и для своих товарищей.
Так странно сформированная колонна, вверенная начальству Клюки-фон-Клугенау, прошла в Анди с незначительным боем. Но зато на обратном пути она потерпела совершенное поражение. что отчасти произошло от того, что при частях не было прямых их начальников, которые остались в Дарго.
Пока были живы генералы Пассек и Викторов, назначенные в помощь Клугенау, то, несмотря на потери, порядок еще сохранялся; со смертию же их наступило полное безначалие. Одни гибли от пуль и шашек, другие сдавались пленными, третьи спасались бегством. 
После «сухарной экспедиции», окончившейся так печально, нельзя было оставаться долее в Дарго. В продовольствии оказывался совершенный недостаток. Заряды и патроны более чем на половину были израсходованы. Решено было пробиваться на Герзель-аул через леса, занятые торжествующим неприятелем, и по дороге, укрепленной множеством завалов.
Одновременно с выступлением из Дарго главнокомандующий предписал карандашом на лоскутке бумаги генералу Фрейтагу, чтобы он, двинув все свободные войска к Герзель-аулу, выступил с ними навстречу главному отряду.
С неслыханной быстротой, так что некоторые части (как например вытребованные из Воздвиженской) сделали в полторы сутки более ста верст, Роберт Карлович сосредоточивает у Герзель-аула к вечеру пять батальонов, восемь орудий и четыре сотни, а на другой день двигается к Шамхал-берды и выручает из неминуемой беды главнокомандующего.
Заслуга в этом случае Фрейтага была велика. Запоздай он сутками, может быть последовало бы совершенное истребление отряда, изнуренного голодом, совершенно расстроенного и не имеющего на позиции у Шамхал-берды ни одного заряда и патрона. Может быть, мне не пришлось бы знать многих будущих деятелей Кавказа и рассказывать о них в этих моих записках.
От чего же все это произошло? От дурного исполнения предначертанного плана, непонимания духа неприятеля и ведения с ним войны. То, что было хорошо в горах Дагестана, то неподходяще в лесах Чечни. Действуя против чеченцев, требовалось более осторожности, нежели опрометчивой решительности.
Примером могли служить Ермолов и Вельяминов, которые никогда не действовали столь опрометчиво-решительно, чтобы в один переход перешагнуть огромный хребет и лес шириною в несколько верст, и притом имея только четырехдневное сухарное продовольствие. Если же Ермолову или Вельяминову пришлось совершить такой гигантский скачок, то, заняв Дарго, они, без сомнения, не остановились бы в этой резиденции Шамиля, а разорив этот аул, продолжали бы безостановочно следовать на Герзель-аул, по той же дороге, по которой начал отступление граф Воронцов, спустя шесть дней после перехода из Анди в Дарго.
М. Ольшевский.

Отредактировано львович (2015-07-16 12:44:33)

0

26

Фамилия Котиков
Имя Петр
Отчество Кузьмич
Дата рождения/Возраст __.__.1913
Место рождения Чечено-Ингушская АССР, Грозненский р-н, с. Выдвиженское
Дата и место призыва Невинномысский РВК, Орджоникидзевский край, Невинномысский р-н
Последнее место службы 1 див.
Воинское звание красноармеец
Причина выбытия пропал без вести
Дата выбытия 15.08.1941
Место выбытия Ленинградская обл.
Название источника информации ЦАМО
Номер фонда источника информации 58
Номер описи источника информации 818884
Номер дела источника информации 36
Мать: Котикова А.Е. ст. Невинномысская
http://obd-memorial.ru/html/info.htm?id=1052437

0

27

Список населенных мест Терской области по сведениям к 1-му января 1883 года.
Составлен Терским Областным Статистическим Комитетом под редакциею Секретаря Комитета , Н. Благовещенскаго.
Печатано по распоряжению г. Начальника Терской Области.
Владикавказ.
ТИПОГРАФИЯ ТЕРСКАГО ОБЛАСТНОГО ПРАВЛЕНИЯ.
                           1885г.
Слобода Воздвиженская
Положение : на лев. бер. р. Аргуна.
Число дворов: 188
Население:
Муж. - 312
Жен. - 332
Земельный надел десят. - 4163
Народность : русские
Церковь, правление, школа. Казенная почт. станция. Почтов. отд. Базары по субб.

http://king13.ucoz.ru/load/160-1-0-1267

0

28

Бириков Василий Миронович

Должность/звание: мл. урядник
Воинская часть 2-й Сунженско-Владикавказский полк Терского казачьего войска
Губерния: Терская обл.
Уезд: Ст. Воздвиженский уезд
Дата поступления: 26.09.1917
Тип карточки: Карточка на прибывших
Судьба: Болен(льна)

http://gwar.mil.ru/cartoteka/yalutorovsk/1167114/

0

29

А. А. Головлёв. Воздвиженская слобода в Чечне (Историко-географический портрет).
http://se.uploads.ru/t/TqN5u.jpg
http://s3.uploads.ru/t/NockM.jpg
http://sa.uploads.ru/t/iJp3D.jpg
http://s9.uploads.ru/t/00ga7.jpg
http://s7.uploads.ru/t/JObmS.jpg
http://s3.uploads.ru/t/qEUVo.jpg

0

30

Головлёв А. А. Курган, неизвестно отчего взорвавшийся.
http://s7.uploads.ru/t/0pPe9.jpg
http://s3.uploads.ru/t/Ix2pY.jpg

Отредактировано львович (2018-01-09 07:19:42)

+1

31

Полковая церковь в слободе Воздвиженской. Фото Александра Беришвили, 1890 г.
http://s3.uploads.ru/t/KRv4y.jpg
По данным Терского календаря на 1908 год в Воздвиженской слободе церковь Троицкая, построена в 1866 г., относилась к Владикавказской епархии 8-й благочинненский округ.

Отредактировано львович (2018-01-30 09:13:19)

+1

32

Владикавказские епархиальные ведомости  № 11  1895 года
Краткий исторический очерк слободы Воздвиженской. Часть 1. Свящ. Н. Иванов.

https://vivaldi.nlr.ru/bv000001774/view#page=247
https://vivaldi.nlr.ru/bv000001774/view#page=248
https://vivaldi.nlr.ru/bv000001774/view#page=249
https://vivaldi.nlr.ru/bv000001774/view#page=250
https://vivaldi.nlr.ru/bv000001774/view#page=251
https://vivaldi.nlr.ru/bv000001774/view#page=252
http://s9.uploads.ru/t/G4FBC.jpg
http://s8.uploads.ru/t/d1r35.jpg
http://s8.uploads.ru/t/3bDRE.jpg
http://s9.uploads.ru/t/E2P5a.jpg
http://sa.uploads.ru/t/APNcD.jpg

0

33

http://sd.uploads.ru/t/Y8Vn3.jpg

Владикавказские епархиальные ведомости  № 14  1895 года
Краткий исторический очерк слободы Воздвиженской. Часть 2. Свящ. Н. Иванов.

https://vivaldi.nlr.ru/bv000001774/view#page=314
https://vivaldi.nlr.ru/bv000001774/view#page=315
https://vivaldi.nlr.ru/bv000001774/view#page=316
https://vivaldi.nlr.ru/bv000001774/view#page=317
https://vivaldi.nlr.ru/bv000001774/view#page=318
http://s5.uploads.ru/t/UHNpQ.jpg
http://sg.uploads.ru/t/l0N1g.jpg
http://s9.uploads.ru/t/ZoHv1.jpg
http://s4.uploads.ru/t/cfvZm.jpg
http://sh.uploads.ru/t/ZvgMA.jpg

0

34

П. Хицунов. О чахкиринском кресте. Газета "Кавказ", №15, 1846 г.
http://sd.uploads.ru/t/80OQu.jpg
http://uploads.ru/80OQu.jpg

0


Вы здесь » Гребенские казаки » Грозненская станица » Воздвиженская крепость и слобода


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC