Гребенские казаки

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Гребенские казаки » Владикавказко-Сунженские полки » БАЗА ПЕРЕСЕЛЕНЦЕВ Владикавказский полк. 1830-1860 гг. РГВИА


БАЗА ПЕРЕСЕЛЕНЦЕВ Владикавказский полк. 1830-1860 гг. РГВИА

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

БАЗА данных по ПЕРЕСЕЛЕНЦАМ    1830-1860 гг..   составленная на основе документов РГВИА.
http://forum.vgd.ru/post/539/46903/p1388022.htm

Отредактировано К_Ира (2014-12-18 21:33:50)

0

2

Формирование и переселение малороссийских казачьих полков на территорию Терской области.

Дзагалов А.С. Формирование и переселение Малороссийских казачьих полков на территорию Терской области. Сопоставление и сравнительный анализ архивных сведений//Український історичний збірник. Збірник наукових праць / НАН України. – Київ, 2007. – Вип. 10. – С. 88-107.
Часть 1
30 сентября 1832 г. Император Николай I утвердил Положение о переводе, вместе с однодворцами и прочими казенными поселянами, на Кавказ двух Малороссийских казачьих полков, для поступления в Кавказские линейные войска . Этому событию предшествовала благоприятная внешнеполитическая обстановка, сложившаяся в результате победы России в войне с Турцией и подавления царским правительством польского освободительного восстания 1830-31 гг. Одним из результатов Адрианопольского мирного договора 1829 г., завершившего Русско-Турецкую войну, стало присоединение к России восточного берега Черного моря от устья р. Кубани до северных границ Аджарии. Турция была вынуждена признать переход основной территории Закавказья под контроль Российской империи и выплатить ей контрибуцию.
Приобретение этих земель значительно повысило роль Военно-Грузинской дороги, построенной российскими войсками в 1799 г. Стратегическая дорога проходила через главный Кавказский хребет и напрямую соединяла Северный Кавказ с Закавказьем, что существенно облегчало развитие политических и экономических связей России с новыми территориями. Для защиты от набегов горцев подступов к Военно-Грузинской дороге российским правительством было решено расположить казачьи станицы на р. Терек, по пути следования к Владикавказскому укреплению, охранявшему вход в Дарьяльское ущелье.
Военная ситуация в Центральном Предкавказье также благоприятствовала строительству новых станиц. Вооруженные нападения отрядов некоторых кабардинских князей и дворян, выступавших против стеснения российским правительством своих вольностей и ограничения действиями русских войск влияния кабардинцев на соседние народы, закончились их поражением. Они безоговорочно приняли условия мира, которые были предложены русским военным командованием на Кавказе, и отказались от всяких притязаний на земли, занятые под новые укрепления. Река Малка, кабардинскими князьями была признана границей своих владений, а территория, расположенная от станицы Екатериноградской до входа в Дарьяльское ущелье, принадлежавшая ранее владельцам Большой Кабарды, отходила «по праву войны» к России . Кроме этого, под строительство новых станиц, российское правительство выкупило у «мирных» кабардинских и осетинских землевладельцев около 40000 десятин земли . В эти станицы и были водворены Малороссийские казачьи полки, которые полностью состояли из жителей Черниговской и Полтавской губерний.
Тема переселения в 1832 г. Малороссийских казачьих полков на Северный Кавказ, на Терек, не имеет своего специального исследования. Между тем это событие стало началом массового, организованного российским правительством, переселения украинских казаков, военных поселян и крестьян-однодворцев на территорию Терской области . Именно в этот период на Тереке появились военно-земледельческие населенные пункты – казачьи станицы, компактно заселенные исключительно выходцами из украинских губерний.
Данная тема затрагивалась в работах известных ученых XIX – начала XX вв.: С. А. Писарева , М. А. Караулова , В. А. Потто , Н. В. Стороженко , Н. П. Василенко , А. Я. Ефименко и др.
Труды украинского историка Н. В. Стороженко сообщают о создании казачьих полков в 1831 г., для службы в Польше, о ходатайстве Малороссийского военного генерал-губернатора князя Н. Г. Репнина о возвращении казакам, за верную службу, их прежних прав, опасениях сепаратизма в Украине и переводе переформированных полков на Кавказ. Здесь же, со ссылкой на профессора В. Б. Антоновича, упоминается и устный рассказ одной старухи, услышанный им в 1878 г. в станице Ардонской Терской области: «Старуха эта была родом из м. Переволочной Полтавской губернии и попала на Кавказ в 1832-34 гг., именно, вследствие «девичьего набора». По ее рассказу в те годы в государственных имениях Полтавской и Черниговской губерний было приказано набрать 500 девушек и доставить их по этапу на Кавказ. Распоряжение это было исполнено и девиц перевенчали с казаками, два полка которых были командированы из малороссийских губерний, после участия в усмирении польского восстания, на Кавказ и поселены там станицами» . В своей работе Н. Стороженко опирался на материалы Полного собрания российских законов и рукописи Яготинского архива, содержащих материалы князей Репниных, что говорит о высокой степени достоверности и ценности используемых им сведений.
О «девичьем наборе», однако без ссылки на источник информации, кратко извещается и в работе А. Я. Ефименко. Автор обратила внимание также на то, что Малороссийские полки были отправлены именно на Терек, с поселением преимущественно во Владикавказском округе .
Архив украинского историка и общественно-политического деятеля Н. П. Василенко содержит ценную рукописную копию Положения, извлеченного им из важного законодательного источника, имеющего универсальный характер, – II-го издания Полного собрания Законов Российской империи за 1832 г., о сформировании в Полтавской и Черниговской губерниях Малороссийских казачьих полков. Положение заключает в себе Высочайшее повеление Императора Николая I-го, от 7-го августа 1832 г., о формировании и переселении на Кавказскую Линию двух полков; сообщает о том, что они были созданы на базе четырех Малороссийских полков, вернувшихся на родину из польского похода . Положением регламентировался порядок организации полков, их комплектование, обеспечение личного состава обмундированием и всеми видами довольствия и т. д.
В работах историков-кавказоведов последующих поколений, переселение в 1832 г. малороссийских казаков на Северный Кавказ также не получило комплексного и обобщающего освещения. Тем не менее, большой интерес представляют монографии о терском казачестве Л. Б. Заседателевой , И. Л. Омельченко ; работа И. Х. Тхамоковой , посвященная этнографическому изучению русского и украинского населения Кабарды и Балкарии; труды С. А. Чекменева , В. М. Кабузана , Э. В. Бурды; статьи В. Г. Коломийца и Н. В. Вариводы .
В работе Л. Б. Заседателевой, со ссылкой на архивы Дагестана, публикуются документы, содержащие данные о численности переселенцев из Полтавской и Черниговской губерний в 1833 г. Ценность этих документов для нас состоит в том, что в них указаны населенные пункты украинских губерний, из которых происходили переселения на Северный Кавказ. К сожалению, автор не обратила должного внимания на архивохранилища городов Владикавказа и Нальчика, без которых изучение славянского переселения на территорию Северного Кавказа будет неполным. Кроме этого, ее не заинтересовала и краеведческая литература Кабардино-Балкарии и Северной Осетии, из которой можно было почерпнуть сведения об основании украинскими и русскими переселенцами казачьих станиц и крестьянских селений. Упоминание о Малороссийских казачьих полках в работе происходит лишь в общем контексте и, вероятно поэтому, весьма поверхностное, краткое и фрагментарное. В сведениях о заселении ими Кавказской линии по Военно-Грузинской дороге, автором была допущена ошибка или же опечатка, на которую невозможно не обратить внимания. Так, она пишет, что «станицы войска были расположены на протяжении 1000 верст по кабардинским берегам Терека». Очевидно, что кабардинские берега р. Терек, да и длина всей реки, такой протяженности не имеют. Несмотря на отдельные незначительные погрешности Л. Б. Заседателевой проделана серьезная работа по документальному изучению истории терского казачества, результаты которой уже достаточно много лет имеют солидную практическую значимость и активно используются исследователями – кавказоведами.
В монографии О. Л. Омельченко, которая восполняет пробелы предыдущей работы, исследовательская база истории терского казачества расширяется за счет привлечения документов из архивов Северной Осетии. Кроме того, в ходе работы им дополнительно использованы и оригинальные работы своих предшественников: С. А. Писарева, М. А. Караулова, М. С. Тотоева и др. Автор не ограничивается упоминанием переселения Малороссийских казачьих полков на Терек. Им приводятся неизвестные до сих пор сведения и документальные подробности основания казаками новых станиц: Архонской, Ардонской, Урухской, Пришибской; описывается их месторасположение, отмечается благоприятность условий на станичных землях, для различных видов хозяйственной деятельности; сообщается о причислении к Владикавказскому полку, в полном составе обоих казачьих полков; упоминаются малороссийские офицеры – полковник И. Г. Стоцкий и штаб-ротмистр Е. Шидловский .
В монографии И. Х. Тхамоковой также кратко затрагивается вопрос о переселении Малороссийских полков в Терскую область, и приводятся подробности некоторых событий, происходивших вокруг их станиц в Кабарде: Александровской, Котляревской и Пришибской. В работе использованы фонды Российского государственного военно-исторического архива, Центрального государственного исторического архива РФ, Центрального государственного архива Кабардино-Балкарии. Одним из важных выводов в работе, на наш взгляд, является заключение автора о существовании в XIX – начале XX вв. значительных этнических различий между отдельными группами терского казачества, в том числе между «великороссами» и «малороссами». В данном случае она солидарна с другим автором – З. Ф. Кануковой. По ее мнению стойкости этнического облика способствовали многочисленность переселенцев, компактность их расселения, непрерывное пополнение новыми партиями переселенцев – носителей того же языка и той же культуры, сохранение родного языка и самосознания, сохранение в памяти своего происхождения, а также система традиций, вынесенная с прародины .
В монографиях авторов встречаются однако и отдельные моменты, которые требуют некоторого уточнения. Так, О. Л. Омельченко пишет о том, что «после подавления восстания (польского восстания 1830-31 гг. – А. Д) 1-й и 2-й Малороссийские полки были переведены на Северный Кавказ… ». И. Х. Тхамокова, сообщая о том же факте, пишет: «Два Малороссийских полка были сформированы в Полтавской и Черниговской губерниях и направлены в Польшу, во время восстания 1830 г., а затем были переведены на Кавказ и образовали Владикавказский казачий полк… ».
Создается впечатление, что для борьбы с польскими повстанцами в Украине были созданы только два Малороссийских полка, которых после подавления восстания и переселили на Северный Кавказ. На самом деле таких полков в Полтавской и Черниговской губерниях было сформировано восемь, а отправленные на Кавказ 1-й и 2-й казачьи полки были созданы на базе четырех переформированных Малороссийских полков. Конечно, можно было и не придавать особого значения настоящему утверждению. Однако ошибочная интерпретация данного факта повторяется и в некоторых последующих трудах исследователей, в частности в весьма интересной работе Э. В. Бурды, который при описании этого эпизода ссылается именно на авторитетную монографию О. Л. Омельченко.
Документы, которые хранятся в Центральном государственном историческом архиве Украины в г. Киеве свидетельствуют о том, что по указу Сената от 6-го мая 1831 г. для усиления русских регулярных войск, участвовавших в подавлении польского освободительного движения 1830-31 гг., действительно были сформированы восемь Малороссийских казачьих полков легкой кавалерии, которые состояли из казаков Полтавской и Черниговской губерний. В полки зачисляли казаков по приговорам от своих обществ, согласно рекрутской очереди. Офицеры набирались из дворян тех же губерний и назначались Малороссийским военным губернатором Н. Г. Репниным. При командире полка состоял его штаб, в котором было сосредоточено управление всеми подразделениями полка. Полк состоял из шести эскадронов: четырех действующих и двух резервных. Формированием полков занимались специально созданные для этого губернские и поветовые комитеты. В награду за быстрое их формирование, с казаков снимались недоимки по всем податям, а вместо оброчных податей налагалась – подушная, «с 1832 года впредь во все время существования означенных восьми полков», по 4 рубля с ревизской души. По окончании военной кампании, казакам обещали возвращение домой, а поступившим из гражданских чиновников в офицеры – переименование в военные чины. По сведениям Н. Стороженко, в течение одного месяца, Полтавская и Черниговская губернии выставили 8 полков, по 1000 человек, а дворяне купили лошадей и сбрую . Согласно предписанию князя Н. Г. Репнина поветовым (уездным – А. Д.) комитетам вышеназванных губерний, предводителями дворянств, земскими судами и другими учреждениями уездов организовано принятие от помещичьих владений лошадей и снаряжения. 23 июня 1831 г. из Конотопского повета в 5-й Малороссийский казачий полк были отправлены лошади восемнадцати помещичьих владений. При этом граф А. К. Разумовский выделил 45 лошадей, а коллежский асессор Г. Тарновский – 15. Лохвицкий поветовый комитет отправил в 6-й полк 74 лошади, в том числе 11 от титулярного советника П. Галана и 5 – от княгини В. Репниной. Кролевецкий поветовый комитет отправил 56 лошадей, 13 седел, со всеми принадлежностями, 174 пары подков, 87 торб .
После формирования, все восемь полков, были направлены в Виленскую, Гродненскую, Курляндскую, Минскую губернии и Белостокскую область. В этих районах они несли службу по охране порядка, занимались ликвидацией остатков разгромленных отрядов польских повстанцев и участвовали в экзекуциях по взысканию казенных податей. После подавления восстания, в сентябре 1831 г. началось постепенное расформирование всех полков, а казаки и офицеры были временно отпущены по домам.
Пользуясь благоприятным моментом благосклонного отношения правительства к казакам, военный генерал-губернатор князь Н. Г. Репнин «принося глубочайшую признательность Государю за оказанные малороссийским казакам льготы, счел удобным напомнить в верноподданейшей записке от 31 июля 1831 года о тягости крепостного права для помещичьих крестьян, обращенных в несвободное состояние из числа вольных казаков и тем самым давал понять, что следовало бы возвратить им свободу, а малороссийским казакам их вольности». В работе Н. В. Стороженко приводятся несколько случаев обращения Н. Репнина к Императору Николаю I, с просьбой вернуть казакам некоторые прежние их вольности, а главное обращение их в особое военное сословие .
Однако, в Украине казакам не было позволено перейти в «их прежнее воинственное состояние в виде особой сословной единицы». Главным противником взглядов князя Н. Репнина, по мнению Н. Стороженко, стал председатель Государственного совета и Комитета министров В. П. Кочубей, который опасался украинского сепаратизма в Малороссии. «Хотя я по рождению и хохол, – писал В. П. Кочубей в конфиденциальном письме к Н. Репнину, – я более русский, чем кто другой и по моим принципам, и по моему состоянию, и по моим привычкам. Мое звание и занимаемый мною пост ставят меня выше всяких мелких соображений; я смотрю на дела Ваших губерний с точки зрения общих интересов нашей страны» .
12 октября 1832 г. казаки вновь призваны на службу и направлены на укомплектование регулярных войск. 17 октября 1832 г. командующим 7-го Малороссийского полка И. Стоцким было получено предписание от князя Н. Репнина, где говорилось: «По воле Государя Императора, Военный Министр сообщил мне о выборе из Малороссийских казачьих полков, в гвардейские кавалерийские полки на 15-летнюю службу казаков, которые имеют рост 2 аршина 9 вершков и притом красивую наружность» .
Одновременно началось формирование полков для переселения на Северный Кавказ. Н. Стороженко упоминает как минимум о двух переселениях в 1832-33 гг.
Бывшие 6-й и 7-й Малороссийские казачьи полки, в августе 1832 г., после подавления польского восстания, возвратились в Чернигов, где они были расформированы. В феврале того же года началось расформирование 5-го и 8-го полков. Затем, личному составу всех четырех полков было предложено поступить во вновь формируемые 1-й и 2-й Малороссийские полки, направляемые для несения службы на Северный Кавказ. Несмотря на то, что основой при формировании новых казачьих полков, отправленных на Кавказскую линию, послужили именно упоминавшиеся полки, в списках казаков станиц, образованных ими на Тереке, встречаются также представители и бывшего 4-го Малороссийского полка легкой кавалерии, о чем свидетельствуют документы. Формулярный список 1-го Владикавказского казачьего полка за 1861 г. содержит сведения о том, что 52-летний отставной казак Полтавской губернии Прилукского уезда с. Барышного, А. А. Поттей поступил на службу в 1831 г. в резервный дивизион 4-го Малороссийского казачьего полка. В 1832 г. он был в составе сформированного полка переведен на Кавказскую линию, где впоследствии служил в 1-м Владикавказском полку и проживал в станице Ардонской .
Именной приказ, объявленный Малороссийскому военному губернатору Н. Репнину Военным министром графом А. И. Чернышевым, определявший порядок формирования двух Малороссийских казачьих полков и перевод их в состав Кавказских линейных казачьих полков, гласил:
«1. Из сих четырех полков, как равно из 16-ти резервных эскадронов, а также из 2 полков, возвращаемых на родину по новому Высочайшему повелению сформировать и командировать на Кавказ 2 полка, каждый в 4 эскадрона, по штату, Высочайше утвержденному в 6 день мая прошлого 1831 г., для употребления их на линии в замене такого же числа Донских полков.
2. В состав полков сих избрать преимущественно казаков малоземельных и безземельных.
3. Полкам состоять на линии в виде отдельных полков, под наименованием Малороссийских казачьих 1-го и 2-го, а нижним чинам на основаниях, определенных Высочайшим указом 25 июня сего года в продолжении 15-летнего срока с предоставлением им права по истечении срока службы поселиться на Линию в составе какого-либо по собственному избранию Кавказского Линейного казачьего полка. В сем случае им даны будут достаточные способы для поселения сообразно с положением края, местными обстоятельствами и собственными выгодами.
4. Убыль казаков в полках произойти могущую пополнять ежегодно по распоряжению инспекторского департамента военного министерства, людьми, поступающими по набору из сословия малороссийских казаков Черниговской и Полтавской губерний.
5. Для командования оными, а равно для замещения прочих офицерских вакансий выбрать достойнейших штаб и обер-офицеров, из числящихся на службе как в полках, уже распущенных, так и уже кои освобождающиеся от службы ныне.
6. Мундирную одежду выдать казакам лучшую из числа заготовленной для третьих дивизионов малороссийских полков, снабдив их таким же образом из полковых складов лучшим оружием, седлами и конской сбруею.
7. Потребных казакам строевых лошадей передать из полков ныне на родину возвращаемых. Недостающее число оных для полного штатного 4-х эскадронного комплекта пополнить покупкой за счет суммы, вырученной от продажи лошадей, принадлежащих четырем полкам в дома распущенным.
8. На счет сей же суммы обратить продовольствие формируемых 2 казачьих полков провиантом, а лошадей фуражом, до выступления оных со сборных пунктов на Линию, как равно и снабжение казаков необходимыми годовыми вещами.
9. На сей конец по требованию вашему отпустить их комиссией Кременчугского Комиссариатского Депо нужное количество рубашечного холста и сапожного товара с оплатою из вышеозначенной суммы по обходящемуся комиссариату ценам.
10. В определяемые на Кавказскую Линию 2 полка определить в каждый по одному священнику с жалованием и прочим содержанием против священников легких кавалерийских полков» .
Данный приказ предоставляет в распоряжение исследователей первоначальные сведения о том, что оба формирующиеся для перевода на Кавказ полка состояли из казаков четырех полков, вернувшихся из похода; предпочтение при зачислении в полки отдавалось безземельным и малоземельным казакам; по истечению срока службы им рекомендовалось поселиться на Кавказе, за что полагалось соответствующее содействие. Приказ предусматривал подбор офицерского состава переселяющихся полков из числа наиболее подготовленных претендентов, что свидетельствует о важности для правительства данного мероприятия.
Казакам – переселенцам устанавливались льготы. За умерших или убитых во время службы казаков их семействам выдавались рекрутские зачетные квитанции. При отсутствии семьи, квитанции выдавались их казачьим обществам. Во время нахождения казаков на службе их общества освобождались от платежей за них всех податей и повинностей. Кроме того, семейства умерших от ран или инвалидов обеспечивались министерством государственного имущества .
Кавказское линейное казачье войско было создано Высочайшим приказом от 25 июня 1832 г. в результате сведения всех северокавказских казачьих войск в единое войско с центральным управлением. После преобразования войск в полки они получили название Терского, Гребенского, Кизлярского, Кавказского, Кубанского, Хоперского, Волжского, Ставропольского, Горского и Моздокского полков, которые вошли в Линейное войско. В их состав и были включены переведенные на Северный Кавказ 1-й и 2-й Малороссийские казачьи полки, переименованные впоследствии во Владикавказские .
21 октября 1832 г. из Главной полевой провиантской комиссии, квартировавшей в г. Киеве, подполковнику И. Г. Стоцкому поступило предписание следующего содержания: «По рапорту Вашего Высокоблагородия от 27 сентября № 1011 об устройстве продовольствия командуемому Вами полку в г. Чернигове Главная Полевая Провиантская комиссия вследствие предписания Его Превосходительства от 17 октября № 8744 дает знать: что по Высочайшему повелению, изъясненному в отношении Военного Министра к господину Малороссийскому Военному Губернатору, от 7 августа № 2371, из четырех малороссийских полков, находящихся на родине равно из шестнадцати резервных эскадронов и двух полков, в том числе командуемого Вами, будут сформированы и командированы на Кавказ два полка» .
В рапорте ротмистра Ф. В. Мокиевича-Зубка командиру полка И. Г. Стоцкому от 25 ноября 1832 г. сообщается, что назначенные в состав 2-го Малороссийского казачьего полка, отправляющегося на Кавказ, 4 обер-офицера, 3 дворянина, 21 унтер-офицеров и 469 рядовых казаков имеют казенные вещи, согласно арматурного списка . Документ предоставляет нам сведения о численности личного состава на этот период и о том, что 2-й Малороссийский полк был к 25 ноября в основном уже сформирован и готов к переводу на Кавказскую линию.
В марте 1833 г. вновь сформированный 1-й Малороссийский казачий полк уже находился на Северном Кавказе. Командовал им бывший командир расформированного после возвращения из польского похода 8-го казачьего полка легкой кавалерии, полковник Александр Яковлевич Рашевский . Штаб-квартира 1-го Малороссийского полка временно располагалась в с. Медвежьем, Кавказской области. Бывший командир 7-го казачьего полка подполковник Иван Герасимович Стоцкий возглавил 2-й Малороссийский казачий полк, который в сентябре 1833 г. был расквартирован на Северном Кавказе в с. Безопасное, Ставропольского округа .
Обратимся теперь к документам, хранящимся в архивах г. Владикавказа, которые свидетельствуют о том, что в новых станицах Терской области были поселены именно казаки двух Малороссийских полков, сформированных в украинских губерниях.
Документ официального делопроизводства – рапорт командира Владикавказского линейного казачьего полка полковника И. Майского Наказному Атаману Кавказского линейного войска генерал-лейтенанту С. С. Николаеву содержит сведения о числе чинов вверенной ему части к ноябрю 1846 г. В частности, из рапорта следует, что по списку в штате Владикавказского казачьего (бывшего малороссийского – А. Д. ) полка состоит холостых не водворенных малороссийских казаков: 48 урядников, 48 приказных и 511 рядовых казаков. В полку также числилось женатыми 202 казака и 17 урядников. Небольшая часть из них были женаты на момент переселения и сразу же водворены в новые станицы. Другим – невесты были доставлены из Малороссии, так называемый «девичий набор» о котором упоминали В. Б. Антонович, Н. И. Стороженко и А. Я. Ефименко. Вместе с тем в полку насчитывалось еще 129 казаков и 27 урядников, также из числа Малороссийских полков, которые венчались уже на месте водворения (вероятно, речь идет о женитьбе казаков на дочерях славян-поселенцев, проживающих в области – А. Д.). Кроме этого в списках полка состояло 306 малолеток, детей водворившихся казаков и урядников, присягнувших в 1846 г., 50 трубачей и 40 денщиков из холостых малороссийских казаков .
Рапорт командира 1-го Владикавказского казачьего линейного полка полковника М. Е. Никорицы за 1860 г., содержит весьма ценные сведения о первоначальном народонаселении и последующих изменениях в подчиненных ему станицах. Из него следует, что станицы Ардонская, Архонская, Пришибская и Урухская действительно были основаны казаками из числа Малороссийских полков, переведенных на Кавказскую линию в 1832 г. Согласно рапорту, станица Архонская была основана 85 семьями малороссийских казаков, в составе 222 душ мужского и 199 душ женского пола. В 1845 г. к ним было подселено 42 семьи малороссийских казаков, женившихся здесь. Все они были из тех же полков, что и первоначально водворенные в эту станицу. В нововодворенных семьях насчитывалось 109 душ мужского и 89 душ женского пола.
Первыми поселенцами станицы Ардонской стали 199 семей бывших малороссийских казаков, в числе 291 душ мужского и 230 душ женского пола. В 1848-49 гг. к ним были подселены 31 семья малороссиян, женившихся здесь, в составе 50 душ мужского и 43 душ женского пола.
Станица Урухская первоначально была заселена 61 семьями из числа бывших Малороссийских казачьих полков, в которых насчитывалось 93 душ мужского и 94 душ женского пола. В 1848 г. к ним подселили 10 новообразованных семей малороссийских казаков (20 муж. и 20 жен.).
Первыми поселенцами станицы Пришибской стали также казаки бывших Малороссийских полков в числе 77 семей, в составе 137 душ мужского и 111 душ женского пола. В 1848 г. к ним было приселено 30 семей и 6 холостых казаков из Малороссийских полков (86 муж. и 83 жен.).
Станица Александровская была основана бывшими военными поселенцами и казаками Малороссийских полков. При этом военные поселенцы составили абсолютное большинство. В 15 семьях малороссийских казаков всего насчитывалось 122 человека.
В станице Владикавказской при первоначальном его поселении было водворено 78 семей отставных военных. В 1845 г. к ним было подселено 9 семей (16 душ мужского и 13 душ женского пола) малороссийских казаков, служивших на Линии и женившихся на станичных девицах.
Основателями станицы Николаевской явились семьи бывших военных поселенцев, число которых составляло – 183 ч. В 1848-49 гг. в станице поселилось 56 семей (56 муж. и 59 жен.) казаков Малороссийских полков, женившихся в Терской области.
Станица Котляревская также основана бывшими военными поселянами в числе 96 семей. В 1845 г. к ним было подселено 15 семей линейных переселенцев и 23 семьи малороссийских казаков.
Единственной станицей Владикавказского казачьего полка, основанной российскими переселенцами, стала станица Змейская, которая была образована 198 семьями. В 1851 г. к ним подселили 27 семей малороссийских казаков, численностью 69 человек .
Таким образом, согласно рапорту командира Владикавказского казачьего, бывшего малороссийского, полка полковника М. Никорицы число семей малороссийских казаков водворенных на жительство в новые станицы Терской области к 1845 г. составило 655, в которых насчитывалось 2266 человек.

+1


Вы здесь » Гребенские казаки » Владикавказко-Сунженские полки » БАЗА ПЕРЕСЕЛЕНЦЕВ Владикавказский полк. 1830-1860 гг. РГВИА


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC