Гребенские казаки

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Гребенские казаки » общий форум » Про население .


Про население .

Сообщений 1 страница 30 из 42

Опрос

ЗДРОВА .
1111

0% - 0
2222

0% - 0
Голосов: 0

1

Хотел вот что у вас узнать есть ли у вас данные перепесий населения , по населенным пунктам по Кизлярскому , Шелковскому , Наурскому районам с 1926 по 2002 годы . Буду благодарен , очень интерестно .

У меня есть даннные по 19 веку по этим районам , верней только по станицам , и по Кизлярскому району за 1926 год по сесьсоветам . Поделимся если у вас их нету . Опубликованными я у вас их не видел .

С уважением .

0

2

Несовсем понл как вам написать . Вот так надеюсь правельно .

0

3

Хорошо сдесь и выложу .

0

4

ТАБЛИЦА 1. ДИНАМИКА ЧИСЛЕННОСТИ НАСЕЛЕНИЯ В СТАНИЦАХ ТЕРСКОГО ЛЕВОБЕРЕЖЬЯ В XIX- НАЧАЛЕ XX ВЕКА.

Станицы
1816

год
1834

год
1865

год
1885

год
1910

год

Луковская
-
-
1398
3383
5757

Стодеревская
951
1123
1220
1867
2805

Галюгаевская
1305
1413
1885
2647
4830

Наурская
2516
2969
3460
4018
7960

Ищерская
2149
2640
2196
3100
5706

Мекенская
1140
1269
2030
2113
3361

Калиновская
1722
2271
4007
6838
10759

Червленная
2927
2845
3907
5050
7134

Щедринская
964
1022
2044
1462
3595

Новогладковскаяская
549
633
1281
1798
2700

Шелковская
-
-
-
657
961

Старогладковская.
846
764
1250
1396
1858

Курдюковская
695
497
746
971
1354

Каргалинская
1135
1099
1476
1444
2023

Дубовская
808
709
1075
1202
1328

Бороздинская
408
465
881
838
1039

Кизлярская
-
1106
565
-
-

Александрийская
-
292
1106
1437
2142

Александро-

Невская
-
-
401
581
874

*Таблица составлена на основе: Дебу И. О Кавказской линии и присоединенном к ней Черноморском войске (с 1816 по 1826 гг.). - СПб., 1829, Примечание; ГАСК. Ф. 79. Оп.1. Д. 1508, лл. 17 об. - 79; Воронов Н. Статистические данные о Терском казачьем войске. // Кавказский календарь на 1867 год. - Тифлис, 1866, с.362-367; Статистические таблицы населенных мест Терской области. Т.1. Вып. II. Кизлярский отдел. - Владикавказ, 1890, с.6-28; Статистические таблицы населенных мест Терской области. Т.1. Вып. III. Пятигорский отдел. - Владикавказ, 1890, с.42-52; Караулов М.А. Терское казачество в прошлом и настоящем. - Владикавказ, 1912, с.368-370. Прочерк означает, что сведения отсутствуют.

ТАБЛИЦА 2. ЧИСЛО ДВОРОВ В СТАНИЦАХ ТЕРСКОГО ЛЕВОБЕРЕЖЬЯ В Х1Х ВЕКЕ.

Станицы
1812 г.
1842 г.
1865 г.
1889 г.

Луковская
72
114
156
448

Стодеревская
130
225
179
302

Галюгаевская
175
264
252
484

Наурская
396
538
457
760

Ищерская
-
234
252
550

Мекенская
182
235
287
376

Калиновская
231
362
463
872

Червленная
413
594
432
854

Щедринская
200
213
354
321

Новогладковская
88
132
236
322

Шелковская
-
115
122
139

Старогладковская
116
184
217
281

Курдюковская
170
150
148
180

Каргалинская
249
251
254
313

Дубовская
-
176
208
265

Бороздинская
100
122
166
203

Кизлярская
142
40
172
-

Александрийская
-
47
189
251

Александро-Невская
-
-
100
112

*Таблица составлена на основе: РВИА. Ф.414. Оп.1. Д.300, табл.IХ; РВИА. Ф.414. Оп.1. Д.52, лл. 36 об.-37 об.; Воронов Н. Статистические данные о Терском казачьем войске. // Кавказский календарь на 1867 год. - Тифлис, 1866, с.362-367; Статистические таблицы населенных мест Терской области. Т.1. Вып. II. Кизлярский отдел. - Владикавказ, 1890, с.6-28; Статистические таблицы населенных мест Терской области. Т.1. Вып.III. Пятигорский отдел. - Владикавказ, 1890, с.42-52. Прочерк означает, что сведения отсутствуют.

ТАБЛИЦА 3. СТАНИЦЫ ТЕРСКОГО ЛЕВОБЕРЕЖЬЯ В 1889 ГОДУ.

Станицы
Муж-чин
Жен-щин
Всего жителей
В том числе иного-родних

Луковская
1674
1709
3383
70

Стодеревская
948
919
1667
-

Галюгаевская
1351
1296
2647
178

Ищерская
1551
1549
3100
60

Наурская
2050
1998
4048
-

Мекенская
1089
1026
2115
-

Калиновская
3361
3477
6838
-

Щедринская
716
746
1462
40

Червленная
2435
2615
5050
79

Новогладков-ская
894
898
1792
8

Старогладков-ская
721
673
1394
16

Курдюковская
458
516
974
-

Шелковская
322
335
657
29

Дубовская
565
637
1202
17

Каргалинская
722
719
1441
2

Бороздинская
419
419
838
6

Александро-Невская
278
383
661
4

Александрий-ская
738
699
1437
35

* Источник: Статистические таблицы населенных мест Терской области. Т. 1. Вып.II. - Владикавказ, 1890, с.6-28; Статистические таблицы населенных мест Терской области. Т. 1. Вып.III. - Владикавказ, 1890, с.42-53.

ТАБЛИЦА 4. РЫБОЛОВСТВО У КАЗАКОВ  В 1860 ГОДУ.

Станицы
Поймано красной и черной рыбы (пуд.)
Добыто икры (пуд.)

Старогладковская
630
50

Курдюковская
496
43

Каргалинская
498
50

Бороздинская
316
25

Кизлярская
297
25

Александрийская
1110
60

Луковская
307
18

Стодеревская
317
18

Галюгаевская
303
17

Ищерская
329
16

Наурская
313
17

Всего
5202
347

·      Таблица составлена на основе: Омельченко И.Л. Терское казачество. - Владикавказ, 1991, с. 226.

ТАБЛИЦА 5. ВИНОДЕЛИЕ В СТАНИЦАХ ТЕРСКОГО ЛЕВОБЕРЕЖЬЯ В 1834 ГОДУ.

Станицы
Получено ведер вина

Стодеревская
5 000

Галюгаевская
18 000

Ищерская
19 308

Мекенская
10 500

Калиновская
40 200

Червленная
148 000

Щедринская
91 600

Новогладковская
6 000

Старогладковская
10 000

Курдюковская
40 000

Каргалинская
47 850

Дубовская
25 480

Бороздинская
35 000

Кизлярская
4 000

* Источник: ГАСК. Ф. 79. Оп. 1. Д. 1508, лл. 17 об. - 78 об.

ТАБЛИЦА 6. ЗЕМЛЕДЕЛИЕ У ГРЕБЕНСКИХ КАЗАКОВ

(рожь, пшеница).

Станицы
1772 г.
1843 г.

Посея-но (дес.)
Собра-но (четв.)
Посеяно (дес.)
Собрано (четв.)

Червленная
145
305
996
3065

Щедринская
259
528
126
315

Новогладков-ская
56
109
63
221

Старогладков-ская
85
148
90
270

Курдюковская
128
208
93
591

* Таблица составлена на основе: Омельченко И.Л. Терское казачество. - Владикавказ, 1991, с.173, 177.

ТАБЛИЦА 7. СКОТОВОДСТВО В СТАНИЦАХ ТЕРСКОГО ЛЕВОБЕРЕЖЬЯ В 1834 ГОДУ.

Станицы
Лоша-ди
Быки
Коровы
Овцы
Сви-ньи

Стодеревская
172
394
480
825
400

Галюгаевская
310
464
1060
1970
497

Наурская
1501
1908
4672
6071
2002

Ищерская
1219
1422
2590
3311
1113

Мекенская
480
725
915
1220
504

Калиновская
839
1130
2255
2298
953

Червленная
1964
2510
3243
4380
790

Щедринская
155
648
508
-
395

Новоглад-ковская
121
362
306
10
83

Старогладковская
170
242
308
302
182

Курдюковская
120
420
500
-
132

Каргалин-ская
672
585
875
-
427

Дубовская
475
446
261
100
208

Бороздин-ская
128
297
244
-
151

Кизлярская
657
780
650
400
-

Александ-рийская
103
220
550
-
-

*Источник: ГАСК. Ф. 79. Оп.1. Д.1508, лл. 17 об. - 79.

ТАБЛИЦА 8. СКОТОВОДСТВО В СТАНИЦАХ ТЕРСКОГО ЛЕВОБЕРЕЖЬЯ В 1889 ГОДУ.

Станицы
Кол-во

дворов
Крупн.

скота
Лоша-дей
Мелкого

скота

Луковская
448
2908
287
2381

Стодеревская
302
2080
289
4411

Галюгаевская
484
1609
109
3759

Ищерская
550
4246
479
14563

Наурская
760
4055
579
5363

Мекенская
376
1602
191
1468

Калиновская
872
9868
3070
8076

Щедринская
321
1729
240
1560

Червленная
854
4691
720
1939

Новогладковская
322
1423
226
1203

Старогладковская
281
1306
165
2863

Курдюковская
180
1172
303
848

Шелковская
139
988
609
1141

Дубовская
265
1355
192
2086

Каргалинская
313
1261
171
70

Бороздинская
203
1189
275
289

АлександроНевская
112
758
333
680

Александрийская
251
1308
203
1820

*Источник: Статистические таблицы населенных мест Терской области. Т.1. Вып.II. - Владикавказ, 1890, с.6-28; Статистические таблицы населенных мест Терской области. Т.1. Вып.III. - Владикавказ, 1890, с.42-53.

ТАБЛИЦА 9. СТАРООБРЯДЦЫ И РАСКОЛЬНИКИ В 1828 ГОДУ.

Станицы
Молокан
Поповцев
Беспоповцев

Муж.
Жен.
Муж.
Жен.
Муж.
Жен.

Наурская
-
-
163
145
3
8

Мекенская
-
-
273
285
-
-

Галюгаевская
15
15
10
13
4
4

Ищерская
-
-
660
716
4
4

Стодеревская
1
3
124
149
29
30

Калиновская
5
4
583
640
-
-

Каргалинская
-
-
465
545
-
-

*Источник: ГАСК. Ф.79. Оп.1. Д.587, лл.7,15.

ТАБЛИЦА 10. РЕЛИГИОЗНАЯ ОБСТАНОВКА В ТЕРСКОЙ ОБЛАСТИ В 1900 ГОДУ.

Верующих
Кизлярский

отдел
Моздокский

отдел

Православных
24425
47502

Раскольников
20626
5581

Др. христиан
94
297

Иудеев
19
-

Магометан
481
277

Других
15
19

*Источник: Отчет начальника Терской области и Наказного атамана Терского казачьего войска о состоянии области и войска за 1900 год. - Владикавказ, 1901, с.13.

ТАБЛИЦА 11. КУЛЬТОВЫЕ И ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЕ УЧРЕЖДЕНИЯ В ТЕРСКИХ СТАНИЦАХ

В 1889 ГОДУ.

Станицы
Православ-ные церкви
Старооб-рядческие (в т.ч. молитвен-ные  дома)
Школы

Луковская
1
-
1

Стодеревская
1
1
1

Галюгаевская
1
-
1

Ищерская
1
1
1

Наурская
1
1
2

Мекенская
1
1
1

Калиновская
2
2
4

Щедринская
1
1
1

Червленная
1 единовер-ческая
2
1

Новогладковская
1
1
1

Старогладковская
1
1
1

Курдюковская
-
1
1

Шелковская
1
-
1

Дубовская
1
-
1

Каргалинская
1
1
1

Бороздинская
1
-
1

Александро-Невская
1
-
1

Александрийская
1
-
1

*Источник: Статистические таблицы населенных мест Терской области. Т.1. Вып.II. - Владикавказ, 1890, с.6-28; Статистические таблицы населенных мест Терской области. Т.1. Вып.III. - Владикавказ, 1890, с.42-53.

ТАБЛИЦА 12. ТИПЫ ПОСЕЛЕНИЙ В КИЗЛЯРСКОМ И МОЗДОКСКОМ ОТДЕЛАХ В 1900 ГОДУ.

Тип поселения
Кизлярский
Моздокский

Селение
12
89

Станица
21
15

Хутор
35
12

Экономия
-
15

Аул
1
1

Деревня
1
1

Поселок
9
-

Местечко
-
1

Колония
-
1

*Таблица составлена на основе: Тютюнина Е.С. Структура поселений Терской области 1900 г. // Вопросы северокавказской истории. Вып.6. Ч.1. - Армавир, 2001, с.94.

ТАБЛИЦА 13. ЧИСЛЕННОСТЬ НАСЕЛЕНИЯ В ГРЕБЕНСКИХ И ТЕРСКИХ НИЗОВЫХ СТАНИЦАХ В ПЕРВОЙ ТРЕТИ ХХ ВЕКА.

Станицы
1910 год
1926 год

Шелковская
961
940

Гребенская (Новогладковская)
2700
547

Старогладковская
1858
1536

Курдюковская
1354
1183

Каргалинская
2023
1911

Щедринская
3595
1783

Червленная
7134
6351

Дубовская
1328
1275

Бороздинская
1039
768

Александро-Невская
874
704

Александрийская
874
1865

0

5

Надеюсь так будет понятно .

0

6

Это взято из этой Книги , очень интерестная советую прочесть    http://www.cossackdom.com/book/bookkazak.html

0

7

Количество населённых пунктов Кизлярского района , население сельсоветов по переписи 1926 года

Наименование
сельсоветов В нем числится население по переписи 1926 г.
Кол-во
сельсоветов
Кол-во насел.
пунктов
кол-во
хозяйств
муж. жен.
обоего пола
кол-во
отходников
Проживающие
народности
1 2 3 4 5 6 7 8 9
1 5 Аверьяновский 132 291 286 566 - русские
2 6 Александрий-
ский 649 1242 1383 2625 - русские, ногайцы
3 8 Александро-
Невский 438 944 991 1935 - русские, грузины
4 6 Больше-
Арешевский 245 516 551 1.067 - русские, ногайцы
5 4 Больше-
Бредихинский 98 233 239 472 - русские,
украинцы
6 4 Больше-
Задоевскнй 144 363 322 685 - русские,
украинцы
7 8 Бондаренков-
ский 200 465 455 920 - русские,
украинцы
8 3 Брянский 260 557 581 1.138 - русские
9 7 Карабаглинский 410 1.010 933 1.943 - русские,
ногайцы
164
10 1 Коктюбейский 155 367 369 736 - русские,
11 2 Ларинский 70 255 172 427 - гор. евреи
12 3 Мало-
Арешевский 207 533 551 1.084 - русские
13 8 Ново-
Бирюзякский
368
874 836 1.710 - русские
14 10 Ново-Гладков-
ский
401 916 788 1.704 -
русские, ногайцы,
молдаване,
украинцы, персы
15 4 Ново-
Серебряковский 174 381 397 778 - русские, грузины
украинцы
16 6 Ново-Теречный 132 300 309 609 - русские, ногайцы
1 2 3 4 5 6 7 8 9
17 2 Огузерский 85 204 163 367 - ногайцы
18 2 Раздольевский 244 491 617 1108 - русские
19 4 Старо-
Бирюзякский 297 635 680 1.315 - русские
20 6 Старо-
Серебряковский 217 522 489 1.011 - русские, персы,
немцы, молдаване
21 4 Суютинский 120 276 259 535 - русские
22 1 Таловский 462 1.115 1.199 2.314 - русские
23 3 Тарумовский 441 1010 1.081 2.091 - русские
24 2 Тушиловский 289 631 628 1259 - русские
25 1 Чернорынков-
ский 456 855 970 1.825 - русские
26 4 Черняевский 182 417 442 859 - русские,
украинцы
27 1 Юрковский 227 566 642 1.208 - русские
117 Всего по району 7.103 15.969 16.333 32.302 -
165

Теперь Русских в кизлярском районе 8.700 чел всего в районе 68 тысяч , в тарумовском 6 всего в районе 32 тысячи .

0

8

тамзамечание только одно в карабоглах русские и ногайцы не правильно указанны , там Армяне жили всегда , там опечатка скорей всего .

0

9

последний матерьял взят из диссертации , там конечно много ерунды , особенно карты странные ( знаюшие сразу поймут о чем я ) , ну есть интерестный матерьял , в инете можно найти .

Гаджиева Земфира Магомедрагимовна
География и динамика расселения русских
в Дагестане

0

10

Такой вот интерестный матерьял есть для ознакомления .

Отток русских из Дагестана: причины, последствия

В настоящее миг среди многочисленных социально-политических проблем в республике Дагестан актуальность предоставляет нерегулируемый отток русскоязычного населения. Нынче в связи со сложившейся политической ситуацией в стране и изменением статуса России в рамках мирового сообщества, «Русский вопрос» на окраинах ещё вчера могущественного государства звучит особенно остро. Во всех бывших союзных и автономных республиках Советский союз возникли серьезные проблемы в социально-экономическом, национально-культурном и языковом развитии русского населения. В Совьет юнион национальная политика осуществлялась на сближение и дальнейшее формирование всех народов населяющих страну. Велась целенаправленная политика оказания помощи Центра и русского народа союзным и автономным республикам Союза в подъеме их экономики, культуры и т.д. Русские являлись гражданами единого государства, руководимого из Центра, русский язык был языком межнационального общения [1].
С распадом СССР и созданием в бывших союзных республиках независимых государств, а внутри Российской Федерации - с преобразованием автономий в самостоятельные республики - русские почувствовали себя национальными меньшинствами.
В силу политических причин Российская Федерация не смогла позаботиться о русском населении в этих республиках, то есть задача русских и русскоязычных не была просчитана органами государственной власти РФ, и они остались незащищенными. Русские оказались разобщенными с самым низким индексом сплоченности и солидарности, степени создания своих национальных интересов и целей, причастности к собственной истории и культуре.
Федеративный середина не имел четкой концепции национальной политики. В связи с эти происходит непоследовательность действий правительства: то делается упор на Федеральный контракт усиления самостоятельности республик и сохранения существующего национально-государственного устройства, то предлагается перейти на губернское устройство России и т.д. [2]
Самыми «русскими районами» в Дагестане являлись и являются Кизлярский и Тарумовский, а городом - Кизляр. Они как лакмусовая бумага показывают все процессы происходящие с русским населением Дагестана в XX веке.За последние 30 лет общая численность населения в Кизляре, Кизлярском и Тарумовском районах выросла в 1,4 раза, притом численность русских сократилась в 1,69 раз [3]. Каковы же причины оттока русского населения из Дагестана, и со своей исторической родины Кизлярщины?
Связано оно в первую очередь с переселением горцев на равнину. Переселенческое движение представляет собой сложное социальное и экономическое явление, связанное с нехваткой удобной для ведения сельскохозяйственных работ земли в горной части Дагестана Решение экономических проблем горского крестьянства руководство видело в переселении их на равнину и передачу земли равнинных районов горным [4].
Первым кто обратил свое чуткость на эти вопросы был Председатель ЦИКа ДАССР Н. Самурский, тот, что в своей книге «Дагестан», писал: «Земли так чуть-чуть в горах, что перераспределение ее не предоставляется возможным», горцам «надо дать землю, но землю им разрешено вручить на равнине». (Самурский Н. Дагестан. М-Л., 1925). Занятие в том, что в 1913 г. из имеющихся в Дагестанской области 1275472 десятин земель под посевные площади использовались 261659 дес., под пастбища- 812740дес, а остальные более 200 тыс. дес. не имели сельскохозяйственного значения. Малоземельем больше всего страдали такие округа, как Андийский, где на одно хозяйство в среднем приходилось - 0,6 дес. посевов, Даргинский - 0,6 дес., Гунибский -1,1 дес. посевов [5]. Без малого во всех горных округах пашня была распределена неравномерно, что еще больше ухудшало положение малоимущих крестьян. В рамках Дагестанской области и в тех се территориальных границах удовлетворение земельных требований безземельных или малоземельных крестьян горных округов Дагестана было проблематичным как в пределах самих округов, так и с переселением их на равнину.
Из руководителей республики того периода, Нажмудин Самурский не только первым поднял вопрос о переселении горцев, но и указал его политическую значимость. Первые практические шаги, связанные с переселением горцев на равнину, были предприняты в начале 20-х годов. 10 октября 1922 г. Центральный исполнительный комитет ДАССР возложил наркому земледелия ДАССР М. Ахундову подготовить на III сессию ЦИКа вопросительный мотив о создании комиссии для изучения климатических и почвенных условий в районах, намечаемых под переселение безземельных горцев. В то же время наркому предлагалось готовить особый земельный фонд, надобный для обеспечения переселенцев землей [6].
Большое значимость для создания переселенческого земельного фонда и наделения горных районов зимними пастбищами имело решение Президиума Всероссийского Центрального Ис­полнительного Комитета (ВЦИКа) от 16 ноября 1922 г. о присоединении к Дагестану части Кизлярского округа с городом Кизляром и Ачикулакского района Прикумского уезда Терской губернии. Позднее к Дагестану была присоединена и оставшаяся количество Кизлярского округа. Новые административно-территориальные округа обеспечили, как уже отмечалось, значительное повышение площади сельскохозяйственных угодий республики, в составе которых преобладали плодородные пашни, а ещё зимние пастбища. Передача Дагестанской АССР четырех районов: Тарумовского, Кизлярского, Крайновского и Караногайского и г. Кизляра в 1957 году напрямую связана с изменениями происходившими, в стране. После этого смерти И.В. Сталина страну возглавил Н.С. Хрущев, избранный в сентябре 1953 г. на пост первого секретаря ЦК КПСС. Большое значение в начавшейся либерализации общественно-политической жизни имел XX съезд КПСС (февраль 1956 г.).
На закрытом заседании съезда выступил Н.С. Хрущев с докладом «О культе личности и его последствиях». В докладе содержались сведения о репрессиях безвинных людей и о депортации народов в 30-40-е годы. Затем XX съезда Компартия советского союза были сняты необоснованные обвинения с депортированных народов. Выселенные из родных мест чеченцы, калмыки, ингуши, карачаевцы, балкарцы получили право вернуться на родину.
В частности, 16 июля 1956 г. был принят Указ Президиума Верховного Совета СССР. «О снятии ограничений по спецпоселению с чеченцев, ингушей, карачаевцев и членов их семей и восстановлению автономии чеченского и ингушского народов ЧИАССР». В ее состав вошли 18 районов и 2 города из Грозненской области, в том числе районы, в период выселения чеченцев и ингушей переданные Дагестану и Северной Осетии.
Руководство Дагестанского обкома КПСС, сообщая свое мнение по этому вопросу в ЦК КПСС, просило взамен районов возвращаемых Чечено-Ингушетии, передать Дагестану часть территории бывшего Кизлярского округа (Крайновский, Кизлярский, Тарумовский и Караногайский районы). Свою просьбу оно мотивировало недостатком земельных угодий в республике и трудностями, которые возникнут с расселением дагестанцев, возвращающихся из чеченских аулов [7].
Просьба Дагестанского обкома была удовлетворена, и при упразднении Грозненской области, ее районы Караногайский, Кизлярский, Крайновский и Тарумовский и град Кизляр, всего площадью в 14,8 тыс. км.2 были переданы Дагестану [8].
Так как в СССР нередко проводили эксперименты по национальному строительству, изменению границ административно-территориальных образований, и они считались успешными, точка зрения проживающего там населения не учитывалось. Впрочем, хотя бы номинально, научно или примерно научно обосновывалось то или иное деяние. В том числе и вхождение Караногайского района и Кизлярщины в состав Дагестанской АССР. Статистиком НКВД Павловым Д.М. были составлены тезисы «К вопросу о вхождении Ачикулака и Кизлярщины в состав Дагреспублики. С точки зрения истории и национального вопроса», по просьбе Дагобкома КПСС.
В своей записке автор подчеркивал, что . Переселяющимся семьям, предоставлялись большие льготы.
Население горных районов откликнулось на льготные условия, предоставляемые переселенцам. В 1973-75 годах было принято заключение о переселении 88 семей из с. Тлядал Цунтинского района в совхоз «Горьковский» в эти же годы в совхоз «Россия» из с. Шаитли Цумадинского района переселилось 35 хозяйств [16]. Уже в 1978 г. совхоз «Россия» был самым многонациональным трудовым коллективом в Кизлярском районе. В нем трудились представители 20 национальностей и народностей Дагестана [17].
Очень зачастую переселение горцев на равнину объяснялось недостатком рабочих рук в хозяйствах плоскостных районов. Составлялись специальные письма руководителями этих хозяйств и районов, с просьбой переселить к ним горцев. Например, в письме Кизлярского райкома КПСС и Райисполкома от 28 ноября 1975 г. в Дагобком КПСС и Совет Министров ДАССР отмечалось, что хозяйства района ежегодно испытывают нужду в рабочей силе. В 1975 г. дефицит рабочей силы составил 1500 человек. В связи с этим Кизлярский райком КПСС просил Дагобком КПСС положительно разрешить вопрос о переселении в 1976-80 гг. из горных районов Дагестана 835 семей, в хозяйства Кизлярского района. В совхоз «Горьковский» - 200 семей, «Путь Ленина» - 90, «Бредихинский» - 119, «Россия» - 130, «Огузерский» - 120, им. XIX Партсъезда - 75, «Степной» - 25; в колхоз им. Шаумяна - 35, «Победа» - 50 семей [18].
Руководство горных районов принимало решения о переселении хозяйств с гор на свои прикутанные участки. Например, исполком райсовета депутатов трудящихся Чародинского района, решило переселить 20 хозяйств колхозников колхоза им. Тельмана на зимние пастбища в районе с. Кочубей в 1978 г. [19] В те годы ежегодно 200 и более хозяйств горных районов покидало обжитые места, чтобы осесть на равнине и освоить предоставленные государством земли.
Передача земли, являющейся государственной собственностью, приобрела широкий размах. Государственные чиновники, не очень заботясь о возможных последствиях такой практики и не считаясь с увеличением населения на равнине, плотность которого в 70-е-80-е гг. резко возросла, продолжали отдавать то под новые переселения, то под кутаны все большие площади плодородных сельскохозяйственных угодий. Для обоснования необходимости продолжения переселенческой политики они прибегали к доводам о диспропорциях в народонаселении и землепользовании двух зон - горной и равнинной. При этом цифровые показатели, характеризующие развитие этих зон, оставались такими же, как и в 20-е годы.
Дагестанской бюрократии, заинтересованной в продолжении таковой политики, было выгодно придерживаться этих данных, хотя аграрная перенаселенность гор в результате многократных переселений снизилась по сравнению с тем, что было. При этом оно забывало пояснить, что основой сельскохозяйственного производства горной зоны республики являлось отгонное животноводства. Тем не менее каждый раз, когда было необходимо добиваться от центра новых финансовых вливаний, руководители республики прибегали к этим доводам и цифровым данным, не уточняя их, чтобы легче было обосновать необходимость переселения горцев и выделения средств на его проведение. В таких случаях цифровые выкладки впечатляли центр и оттуда выделялись все новые средства на переселение.
Масштабы переселения были таковы, что оно затронуло все районы республики. Почти все горные районы имели сельскохозяйственные угодья за пределами своих районов. На территории Бабаюртовского района имели земли общественные хозяйства 20 районов республики, они использовали 78% сельхозугодий района. На территории Ногайского района 79,9% сельскохозяйственных угодий использовались хозяйствами 15 горных районов Дагестана. В Тарумовском районе 56,6% сельскохозяйственных угодий использовалось землепользователями других районов, в Кизлярском - 34% [20].
Но если эти потоки переселения регулировались государством и проводились планово, то к 80-м годам плановое переселение горцев на равнину прекратилось, что было вызвано перенаселенностью равнинной зоны. При всем при том наряду с плановым все эти годы имело место и стихийное переселение, продолжавшееся и после прекращения планового переселения. В постановлении бюро Дагестанского обкома партии «О населенных пунктах горных районов, возникших на равнинных отгонных пастбищах» от 13 января 1984 г. приведены данные о более чем 25 тыс. рабочих и колхозников горных районов, стихийно переселившихся на прикутанные земли равнинной зоны республики. Без утвержденных проектов планировки и застройки было построено 106 населенных пунктов [21].
Стихийное переселение шло без учета потребностей общественных хозяйств в трудовых ресурсах и количества земель, закрепленных за ними.
За увеличивающимся населением равнинного Дагестана оставалось все меньше земельных ресурсов. Обеспеченность землей на одного трудоспособного колхозника на исходное положение 1970 г. по зонам составляла: по равнинной зоне - 8,6 га сельскохозяйственных угодий, в том числе 3,6 га пашни, соответственно по предгорной зоне - 14,4 га и по горной зоне - 14,1 га и 1,1 га. По республике не одного трудоспособного колхозника проходилось 13,2 га сельхозугодий, а также 1,6 га пашни [22].
Таким образом, колхозы горных районов в расчете на одного колхозника имели больше земель, чем колхозы равнинных районов. Коренное население, раньше пользовавшееся земельными участками, стали чувствовать себя ущемленными. Выделяя значительные земельные площади переселенцам и под зимние пастбища хозяйствам горных районов, все более увеличивающиеся население равнинного Дагестана само стало проверять трудность в землеобеспечении. Дело доходило до того, что население многих сел, привыкшее содержать скот и пасти его на общественных пастбищах, имевшихся ранее поблизости от каждого населенного пункта, оказывались без таких выгонов для поголовья скота частного сектора.
Снятие всяких ограничений на содержание скота в индивидуальном пользовании колхозников и других категорий граждан привело к росту поголовья скота в личном пользовании. Одновременно с этим все острее давал о себе знать недостаток кормов и особенно нехватка пастбищ для содержания растущего поголовья. В связи с этим нарастало недовольство местного населения, как нехваткой земель, так и их использованием переселенцами, получающими более низкие по сравнению с местными хозяйствами урожаи и корма. Однако это недовольство тогда еще не проявлялось открыто. Многих возмущал тот факт, что равнинные плодородные земли, которые раньше давали высокие урожаи пшеницы, кукурузы, стали применяться как пастбища не только для колхозного, совхозного скота. На этих пастбищах пасся так же скот некоторых лиц, которые ни при каких обстоятельствах не принимали участие в деятельности колхозов, за которым были закреплены эти земли.
Но не только земельная проблема возникла с переселением горцев на равнину. Изменилась этническая обстановка в равнинной и приморской частях Дагестана. Об интернационализации общественной жизни свидетельствуют сравнительные данные, взятые из итогов переписей населения Дагестана в 1926 и 1979 годах. В 1926 году Бабаюртовский, Кизлярский, Караногайский (Ногайский) районы в современных административных границах были почти целиком однонациональными. Основное народонаселение этих районов составляли соответственно, кумыки, русские и ногайцы. Материалы переписи населения 1979 г., показывают, что за полвека в этих районах появилось более десятка новых относительно крупных этнических массивов. Прежде всего, это аварцы, даргинцы, лезгины, табасаранцы и лакцы, которые сообща составляют рядом половины всего населения равнины [23].
По отдельным районам наблюдается еще более высокий удельный вес переселенческого населения. Например, аварцы, которых прежде не было в равнинных районах Дагестана, составляли уже в 70-к годы значительную часть в Бабаюртовском, Кизлярском и Тарумовском районах.
За эти же годы в равнинных районах значительно увеличилось даргинское население. В Бабаюртовском, Кизлярском, Хасавюртовском, Кизилюртовском и Тарумовском районах, где до революции не было ни одного поселения даргинцев, появились три десятка населенных пунктов, где они составили абсолютное большинство населения [24]. Также следует сориентировать что значительная часть населения горных районов проживающая на плоскости была прописана в горных районах, там же формально числились школы, отделения связи, органы управления и соцкультбыта.
Таким образом, в результате переселенческого движения все районы равнинной зоны из этнически относительно однородных превратились в этнически смешанные. Полиэтничность стала одной из характерной особенностью современного расселения народов в равнинном Дагестане.
Необходимо отметить негативные последствия, проявившиеся в ряде мест, как в экономике, так и в социальной среде. Вместо переориентации сельского хозяйства республики на интенсивный путь развития появилась тенденция все проблемы находить решение за счет переселения горцев в многоземельные районы. При этом масштаб переселения вдали перешагнул первоначально намечавшиеся планы. Переселение вызвало самые глубокие изменения в равнинных районах. Некогда всего, следует пометить значительное увеличение темпов прироста общей численности населения на равнине.
В социальном плане возникли трудности межнационального характера. Стали возникать межнациональные конфликты, вначале возникавшие на чисто бытовой почве, но потом приобретавшие национальную окраску [25]. Вопреки теоретическим постулатам о развитии общих, интернациональных чертяка у многонационального населения, этническое самосознание переселенцев оставалось сильно устойчивым психологическим феноменом, сохраняющимся и позже того, как казалось бы, стали улетучиваться объективные факторы, способствующие его сохранности.
С 1926 по 1979 годы народ равнины увеличилось примерно на 200 тыс. человек, или более чем в 2 раза, и в это же пора происходил отток определенной части, преимущественно русской, местного населения.
Следует сделать вывод, что на межэтническую ситуацию в Северном регионе республики Дагестана негативно влияют два обстоятельства: 1) миграция русских за пределы республики и 2) в определенной степени организованный, но главным образом, стихийный приток в Северный регион республики горцев, численно превзошедших местных русских, бывших ранее преобладающим населением.
В Кизлярском районе с 1970 по 1989 гг. русское население сократилось в два раза, в то же время численность аварцев и лезгин возросла в 2 раза, даргинцев в 3,5 раза, лакцев в 7 раз [26].
Рассмотрим динамику расселения и роста с 1979 по 1989 годы населения Кизлярского и Тарумовского районов Республики Дагестан по национальному составу. Население Кизлярского района в 1989 г. (по данным переписи) составило 47808 человек, в том числе: русские - 14069 (29,8%), аварцы - 14288 (30%), даргинцы - 7197 (13%), кумыки - 1024 (2%), лезгины - 1474 (2,2%), лакцы - 1327 (2,1%), ногайцы - 3760 (7,9%), остальные других национальностей.
За период с 1979 по 1989 гг. увеличилось тут аварское население на 6125, даргинцев - 3342, ногайцев - 727, лакское - 807, лезгинское - 450, кумыкское - 252 [27], в то же час численность русских уменьшилась почти вдвое (с 28256 до 14069 человек) [28]. Сократилось население армянской национальности. В районе образовались пункты и сельсоветы, где преобладает аварское и даргинское население, а в отдельных населенных пунктах русские уже не проживают [29]. По числу населения, в целом по району, аварцы занимают первое место, на втором месте - русские, затем даргинцы, ногайцы и др. Таким образом, Кизлярский район постепенно становится районом с преобладающим аварским населением.
То же самое происходит в Тарумовском районе. Из 28242 дядя населения района русские в 1989 г. составляли 10242 (36%) человек, аварцы - 6571 (23%), даргинцы - 4885 (17,2%), ногайцы - 2232, остальные других национальностей [30]. В таких населенных пунктах, как райцентр Тарумовка, из 2992 джентльмен русских - 1940, аварцев 870, даргинцев - 681; соответственно в с. Кочубей - 8419 человек, из них русских - 2719, аварцев - 2979, даргинцев - 1663, лакцев - 27 и др.; Калиновка 1182 чел., из них русских - 680, даргинцев - 508 человек; сел. Юрковка - 1626 человек, из них русских - 615 чел., аварцев - 609, даргинцев - 302; с. Раздолье - 1090 чел., из них русских 529, аварцев - 215, даргинцев - 210. С 1979 по 1989 гг. в районе увеличилось: аварское население на 3909 чел. (в 2,5 раза), даргинцев - на 2571 чел (в 2,1 раза), увеличилось и другое население дагестанских национальностей [31].
Таким образом, уже к 1990 г. ранее «русские» районы стали более чем «авародаргинскими».
Одна из причин этого связана и с тем, что демографическое развитие основных групп населения республик шло в разных направлениях.
Горские общества продолжали оставаться традиционными с высоким уровнем рождаемости, господством патриархально-родовых форм. В то же время у русских в годы советской власти завершился процесс демографического перехода, то есть смены «традиционного» режима воспроизводства на «современный» (при котором более престижно обладать не большее численность детей, а детей получивших хорошую профессиональную подготовку) [32].
Но главную образ в сокращении числа русских в Северном регионе РД как и во всем Дагестане,а кроме того Северном Кавказе сыграла миграция русского населения.Необходимо сию минуту оговориться ,что проблема отъезда русских из г. Кизляра, Кизлярского и Тарумовского районов имеет и общие корни с отъездом русских из других частей Дагестана и других республик Северного Кавказа, но имеет и свои особенности.
В целом по Дагестану численность русских за 1989-1994 гг. сократилась на 15%, при этом 92% сокращения произошли за счет отъезда их. Отток русских из республики имел место и ранее. Однако если до конца 80-х гг. доля русских покидающих Дагестан, ежегодно составляла в среднем 0,5%, от их численности, то с 1989 г. этот ход грубо активизировался [33].
На фоне распада СССР и драматической активизации национального фактора в жизни общества в значительных массах нерусского населения России возникла невольная ассоциация выпавших на долю всех испытаний с русским народом, которые в глазах многих нерусских россиян оказались виновниками разыгравшейся общегосударственной трагедии без затей в силу своей этнической принадлежности.
В в особенности сложном положении оказались те русские, которые проживали и проживают в т.н. России. К числу таких регионов относится и Дагестан.
По имеющимся данным из-за угрозы вымогательства из Кизлярского района выехали три руководителя - А. Полуктов, Ф. Волков, В. Сахаров; немного семей колхозников и рабочих совхозов из сел. Старый Терек, Суюткино, Кирова и др. [34] За последние годы на практике все руководители хозяйств и предприятий русской, ногайской национальностей подверглись вымогательствам, запугиваниям и часто физическому насилию со стороны национальных преступных группировок.
Имеет местоположение бездействие правоохранительных органов - влияние на них преступных формирований, вытеснение работников русской национальности - из 254 сотрудников служб внутренних дел г. Кизляра, только 36 (14%) - русские, в прокуратуре из 6 работников российский только единственный - помощник прокурора. Проведенные Информационно-аналитическим центром Народного Собрания РД в г. Кизляре социологические исследования показали, что в большинстве случаев выезды русских носят понужденный нрав
Все более значительный вес в миграции русских набирают экономические причины - спад в промышленности, сельском хозяйстве, подъем безработицы. Трудоспособное население города в 1993 г. составляло 21229 человек, из них работали 14514. Проблемы безработицы нарастают. Северный регион, куда входят три крупных района Кизлярский, Тарумовский и Ногайский требует к себе пристального внимания. Очень важно полнее использовать экономический потенциал. Хотя в этом регионе удалось сохранить стабильность, избежать социальных потрясений, межнациональных конфликтов, ситуация была, да и в настоящее время остается тревожной в связи с тем, что северный регион, и в частности, Кизляр, оказался приграничным с Чечней. А ведь северный регион - это одна треть всей территории Дагестана, здесь проживают более 160 тыс. мужчина [35].
Политика массового переселения горцев на равнину отразилась и на динамике этнодемографической структуры населения города. Если в 1959 г. представители народов Дагестана составляли всего 1% от общей численности населения города, то в 1970 г. - около 10% [36], а в 1997 г. - 50%. Резкое сокращение русского населения Дагестана не может не побудить ответной реакции. Правительством Республики Дагестан, Государственным Советом приняты дополнительные решения для координации деятельности, направленной на создание и совершенствование системы мер по преодолению вынужденного оттока русскоязычного населения за пределы республики. Распоряжением Совета Министров РД от 3.09.1993 г. 193-р создана и по настоящее время действует Правительственная комиссия Республики Дагестан по проблемам русскоязычного населения [37]. Правительством республики приняты специальные постановления по стабилизации общественно-политического положения и решению социально-экономических проблем в Кизлярском, Тарумовском районах и г. Кизляре, где русское население в своем большинстве проживает компактно. Создан правомочный государственный орган - Координационный совет Северного региона Республики Дагестан, призванный решать социально-экономические проблемы русского населения региона. Координационный совет по Северному региону при Правительстве Республики Дагестан, наряду с другими, уполномочен решать вопросы подготовки и расстановки кадров в соответствии с Государственной Концепцией кадровой политики в Республике Дагестан [38]. Эту работу Координационный совет по северному региону РД проводит во взаимодействии со многими высшими и средними учебными заведениями РД, путем направления на учебу в них абитуриентов из Северного региона РД. Дагестанские русские, являясь составной частью многонационального дагестанского народа, активно участвовали и ныне участвуют во всех социально-экономических, политических, научно-технических, культурных процессах республики, служат живым мостом, соединяющим Дагестан с другими субъектами Российской Федерации, Федеральным центром, являются нейтрализующим компонентом в этнической структуре дагестанского общества.

По материалам: Лысенко Юлия Михайловна skfonews
Опубликовано: 20 марта 2010

0

11

Русские в Северной Осетии . ( Данные немного устаревшие за 2000 год )

Есть данные на 2000 сельских администраций (текущая статистика). В квадратных скобках – перепись 2002.

Веселовское – 867: ос – 782, рус – 52
Виноградное - 2720: ос – 1060, турки – 800 (видно, что «на глазок»), рус – 214
Дружба - ? (кажись входит в с/ с Комарово)
Елбаево – 436: цыгане – 309, рус – 90, ос – 37
Калининский – 1614: рус – 620, турки – 422, кумыки – 248, ос – 157, груз -68
Киевское – 1594: рус – 1420, ос – 58, укр - 36
Кизляр – 7635 [8395]: кум – 7550, чеч – 62, инг - 40
Комарово – 721: ос – 248, рус – 237
Луковская – 5223 [5206]: рус – 3813, ос – 248, корейцы – 252, кум – 212, арм – 191, цыгане – 76, чеч - 65

МОЗДОК - 39684 [42865], рус – 27960, ос – 2405, арм – 2296, кум – 1503, каб – 1438, корейцы – 1196, чеч – 623, немцы – 614, турки – 514, цыгане – 151, инг – 64

Ниж.Малгобек – 548: каб – 445, болгары – 70
Новогеоргиевское – 768: ос – 652, рус – 89
Новоосетинская – 700: ос – 296, каб – 223, рус - 161
Октябрьское – 239: чеч – 130, рус – 109
Павлодольская – 5716 [5731]: рус – 5007, цыгане – 340, нем – 196, ос - 190
Предгорное+Мал.Малгобек – 1505: кум – 1318, чеч – 114, инг - 32
Притеречный – 2500: рус – 1902, ос – 161, нем – 130
Раздольное – 1107: рус – 857, кум – 63, укр – 59, ос – 49
Садовый + Кондратенко – 806: рус – 579, кум – 73, ос – 40, каб – 33
Советский – ? (это с/с Павлодольской)
Сухотское – 807: рус – 431, ос – 101, тур – 91, гагаузы – 79, нем – 46, болгары – 32, каб - 28
Терская – 3060 [3015]: рус – 2821, чеч – 10, другие (?) - 230
Троицкое – 3920 [3937]: рус – 3431, кум – 26, каб - 25
Хурикау+Кусово - 1170: инг – 1140, чеч – 15
Черноярская (станица) - 720: ос – 359, рус – 263, кум - 36
Черноярская (станция)– 609: рус – 218, ос – 196, кум – 87, тур – 70, груз – 32

По станицам: в Сев-Осетии - четыре сунженских станицы.
1. Змейская - 6, 4 тыс.чел., из них русских/казаков - около 15-20%. Здесь большинство населения - осетины-южане, многие переселившиеся сюда еще в 1920-1921 гг., после джугелевского погрома.
2. Николаевская - 1,9 тыс.чел. Русских/ казаков - 60-70%
3. Ардонская (слилась с сел.Ардонским в г.Ардон) - 17,5 т.ч., р/к - 25%
4. Архонская - 7,9 т.ч. , р/к - ок 75%.

В с-зап. кабардинском направлении эта цепочка продолжена - Александровская, Котляревская, Пришибская, Прохладная. В вост. ингушском направлении - уже не существующие бывшие станицы Сунженская, Тарская, В-Дашковская и т.д. - это другая история)
В Сев.Осетии еще есть быв. хутор Ардонский (между Ардоном и Архонкой). Ныне осет-рус село Мичурино. Рус - думаю, 20-25%. Но точных данных нет.
Еще рус в сел. н/п есть в с.Михайловском, быв нем. колония (10,3 т.ч., рус - 20%) и Заводском (14,6 т.ч., рус - не знаю, по оценкам 15-20%)

0

12

Кизлярский и Тарумовский  районы население по сельсоветам за перепись 1989 года  , примечаний много , ликвидация сел и сельсоветов , образование новых сельсоветов было, по ходу поястню .

Тарумовский район

Карабаглы - 70 % армян

Новоромановка - 50 % аварцев, больше трети русских

Калиновка - 40 % русов, 30 даргиннцев,   

Кактюбей - 95 русских ( сейчас это единственное село в Дагестане где русских больше чем всех остальных Дагестанцев правдо село совсем маленькое меньше 700 чел )

Новогеоргиевка - 35 русов, 40 аваров, более 10 даргинцев

Александра-Невская 20 русов, по 30 лезгин и ногайцев

Раздолье - 55 русов, по 22 аварцев и даргинцев

Таловка -65 % русов,20 даргин

Тарумовка 45 русов, 20 аварцев, чуть меньше даргин

юрковка  более 35 русов и 35 авар, 18 даргинцев

новодмитровка 7 русских, 20 даргин, 65 ногайцы

пос. Кочубей русских 30 аварцев 30 , даргинцев 20 . примерно

По Кизлярскому следующая картина (по сельсоветам)

Аверьяновский русских 35 аварцев 24 даргинцев 27

Александрийский рус 37 авар 20 дарг 15 ногайцы 20

Большеарешевский рус 22 дарг 40 ног 12 авар 10 ( тут еще немцы католики жили мало правдо 5%)

Большебредихинский рус 11 азербайджанцы 21 авар 30 дарг 25 лакцев 5

Большезадоевский рус 15 азер 10 авар 38 лакцы 7 ногайцы 17

Брянский русск 75 авар 7 дарг 15

Кардоновский рус 30 авар 24 дарг 34

Малоарешевский русские 25 аварцы 15 даргинцы 25 кумыки 6

Кизлярский русские 49 аварцы 37 ( из го состава в 1993 году выделили Впередовский С/С

Косялинский русские 17 аварцы 22 даргинцы 46

Крайновский русские 44 аварцы 33 даргинцы 10 ногайцы 6 %

У меня нет точных данных , по

Ясно-поляновскому с/с . Цветковскому в них явно преоблодали Аварцы ( цумадинцы )  ,

Черняевскому с/с там русские , лезгины , ногайцы , аварцы , немцы-баптисты , в какой пропорции незнаю .

Новокахановский с/с аварцы , русские , даргинцы, ногайцы , процент тоже незнаю ( аварцев большенство скорей всего )

Красноармейский с/с самый большой сейчас по численности населения аварцы ( цунтинцы, ботлихские аварцы , цумадинцы ) русские , даргинцы , лакцы .

Тушиловский с/с там русских большенство было .

Огузерский с/с ногайцы 90%

Ново-Берюзякски с/с русских и аварцев поровну .

Ново-Серебряковский С/С русские , аварцы , даргинцы , возможно грузины .

Южнинский с/с русских большенство .

На 1989 год сущетвовало в Кизлярском районе еще два с/с упраздненные в 1996 году ( присоединенные к Крайновскому с/с ) Суюткинский на данный момент с селах этого с/с очень мало людей живет ок 200. и Старотеречный С/с , ок 400чел . На 1989 год в этих двух с/с проживаи востновном русские .

В последний межпереписной период этноструктура изменилась, и кое-где до не узнаваемости, что вообщем, не является секретом. Например, в том же Кизлярском районе (без Кизляра) доля русских сократилась с 29,43 % в 1989 г. до 19,04 % в 2002 г., а доля аварцев - увеличилась с 29,89 до 39, 67 % соответственно.

а  данных по населенным пунктам на 2002 г. я не видел  А данные по сельсоветам на 1989 г. - это уже история. Я уж молчу про данные по С/С за 2010 год .

Если есть дополнения или вопросы пишите . Отвечу чем смогу .

+1

13

Продолжаю делиться имеющимися данными ,про население терского левобережя . Вот данные по переписи 1897 года , по населенным пунктам с численностью более 500 жителей , которые есть в наличии.

Станица Александрийская ( копайская ) 1899ж. правосл  1778
Стан. Александроневская ( сасаплинская ) 666ж. правосл 648 ( около половины грузины )
Село старый Берюзяк 629ж . правосл 612.
Стан . Бороздиновская  892ж. правосл 878.
Стан. Галюгаевская 2568. Правосл 2541.
Стан. Дубовская  1324 правасл 1296 .
Стан Закан-юртовская 2553ж правосл 1508. Староверов 1031.
Стан. Ищерская 3437 правосл 2418 старов 994
Стан. Калиновская 6341ж правосл 2673. Старов 3632.
Село Карабаглы  529 все армяне
Стан. Каргалиновская . 1980ж. правосл 337 старов 1133
Стан . кахановская 1815ж правосл 980 старов 795
Город  кизляр 7282 правосл 1774 армян 3538 магометан 1674
Стан курдюковская 1097 ж . правосл 224. Старов 861
Стан. Мекенская 2122ж правосл 1273 старов 843
Город моздок 9330ж правосл 5970. Армян 2275
Стан. Наурская 4149 правосл 4044
Стан николаевская 1687 правосл 1649
Стан Новогладовская ( Гребенская ) 2032 ж. правосл 885. Старов 927 . мусс 208 ( татары )
Стан Петропавловская  1416ж все правосл.
Село раздолье 840 чел 809 правосл .
Стан . савельевская 986ж правосл 348 старов 638
Село Таловское 1995 ж все правосл .
Село тарумовка 1016ж правосл 991
Стан фельдмаршельская 976 все правосл.
Стан . Червленная 4972 правосл 577 старов 4317
Село Черный рынок ( кочубей ) 1957ж все правосл
Село Чечень на острове 499ж правосл 430 старов 46
Стан . Шелковская 571 правосл 529 ( около половины грузины )
Стан . Старо Щедринская 1245 старов 1015 магомет 120 ( татары )
Ново Щедринская  1510 ж все староверы
Село юрковка 940ж 930 правосл .

Если сравнить с современным нац . составом эти населенные пункты , то иначе как Геноцидом не назавеш то что делали с этии людьми .

+1

14

Начало девяностых .

Юрий КУЛЬЧИК

Ситуация в Шелковском районе
Чеченской республики

в первой половине 1993 года

Шелковский район был образован в 1925 году. На территории 2994 тыс. кв. м в конце 80-х годов проживало 47.924 человек. Наиболее крупными являются станицы Шелковская (7945 жителей), Червленная (7581), Гребенская (4755), Каргалинская (4849).

Работающее население составляет 18 469 человек, из них — 4023 колхозника, 14446 рабочих и служащих. Такое распределение жителей по сферам занятости свидетельствует о достаточно развитой экономической инфраструктуре района:

— имеются 5 колхозов, 8 совхозов, племзавод. Район располагает 230.113 га сельхозугодий, в том числе 31.408 га составляют пашни. 42 животноводческие фермы (11 молочных, 26 овцеводческих, 5 по выращиванию свиней) на 1 января 1990 года имели 13.990 голов свиней, 27.865 овец, 4347 коров.Всего до недавнего времени имелось 13.520 личных хозяйств;

— развитое сельское хозяйство дополняется несколькими промышленными предприятиями, в том числе винзаводом, маслосырзаводом, кирпичным заводом, тремя строительными и двумя автотранспортными предприятиями.

Вместе с соседним Наурским районом Шелковской в начале 90-годов производили 51% всей сельскохозяйственной продукции бывшей ЧИР (следует отметить, что это очень много, поскольку из 14 остальных районов некоторые представляют собой достаточно развитые в экономическом отношении административно-территориальные образования).

Кризис охватил Шелковской район, как и другие части бывшего Союза. Он здесь углубляется целым рядом обстоятельств. Одностороннее провозглашение руководством Чечни независимости республики привело к лавинообразному свертыванию разносторонних экономических связей района, как региональных, так и внутриреспубликанских. Произошло свертывание необходимых взаимных поставок.

Ломка прежних хозяйственных структур привела к увеличению частного поголовья скота. Ничем не сдерживаемое, оно вызывает свертывание кормовой базы государственных ферм, чревато гибелью общественного животноводства. Мы не располагаем данными по Шелковскому району, но полученные сведения о происходящем в соседнем Наурском могут, как нам представляется, прояснить общую картину: из 153 тыс. овец, имевшихся на госфермах в 1990 году, осталось к концу последней зимы 49 тыс.; поголовье свиней сократилось в 8 раз, а крупного рогатого скота уменьшилось — в 3 раза.

Но это лишь одна сторона происходящего. Население, особенно та его часть, которую составляют прибывшие из горных районов республики чеченцы, жители здешних мест в первом или во втором поколении, оказалось неподготовленным к уходу за своими численно возросшими стадами. На сотнях гектаров летом 1992 года урожай был выращен, но бродячий скот его практически уничтожил, вытоптав готовый к уборке рис и кукурузу. Весь вложенный людьми труд был уничтожен на корню. В обращении к главе местной администрации района группы аграриев ряда хозяйств поздней осенью 1992 года говорилось: «Проезжая по трассе, видишь, как на каждом участке выпасается круглыми сутками крупный рогатый скот, овцы, лошади, свиньи и др. По нескольку десятков голов. Животные съедают еще неокрепшие, едва взошедшие растения под корешок, утрамбовывают копытами влажную почву, из-за чего нарушается воздушный, водный и полевой режимы. После такого стравливания, вытаптывания растения истощаются и не смогут нормально перезимовать, а затем сформировать урожай. Уже на многих полях остались от озимых всходов только корешки, а почва превратилась в утрамбованный полигон. Таким образом, если сейчас не принять всем людям, живущим в районе, экстренные меры, то последствия в получении зерна предсказуемы: за зиму животные уничтожат все посевы, район останется без хлеба. Мы, агрономы района, арендаторы, механизаторы обращаемся ко всему населению станиц, главам администрации: пока еще не поздно, проявите благоразумие, мудрость и сохраните хлебные поля, ибо от вас зависит быть хлебу, молоку, мясу в магазинах, на рынке в каждой семье» [1].

С указанными выше процессами связана еще одна проблема. Район защищен от ветров, несущих смерть посевам, защитными лесополосами, имеющими большей частью искусственное происхождение. То же самое в течение многих десятилетий делалось для укрепления берегов Терека, воды которого в случае наводнения способны опустошить громадные пространства земли (последний раз такое бедствие произошло в 1957 году). Ныне для разворачивающегося жилищного строительства вырубаются деревья, а все возрастающее поголовье овец (в бурунах его норма превышает допустимые параметры в 8 раз) ставит указанные защитные зоны на грань полного исчезновения. Пески подступают к самому Тереку. Возможна экологическая катастрофа [2]. Это осознается населением: «У нас же, если мы не возьмемся за ум, грозит то, что Терек смоет все наши дома и постройки от Червленной до Кизляра, — пишет в местной газете 70-летний чеченец У.Лечиев, — На берегу реки рубим лес, кустарник, пасем скот, а ведь корни деревьев, кустарников и трав укрепляют землю от размыва. Раньше, до 1990 года, очень много денег тратило государство на укрепление берегов реки, а что сейчас? Мы думаем об этом? Грозный, парламент и прочее река не смоет. А вот нас...» [3].

Идет стремительное разворовывание агротехнического парка хозяйств. В результате даже там, куда доходят поставки бензина, полевые работы не ведутся, поскольку техника либо разграблена, либо похитившие предлагают администрациям хозяйств ее за выкуп. Остались без техники агрофермы «Червленная», «Кавказ», совхоз «Виноградный» [4]. По мнению отдельных экспертов, в 1992 году Чечня не сеяла хлеба практически вообще. Что касается других сельхозкультур, то можно быть уверенным, что под них обработаны лишь половина или треть необходимых площадей. В этом году положение усугубилось тем, что холода держались довольно долго. Под кромкой льда оказались многие поля. Чтобы спасти озимые, нужно было пахать, но этого не было сделано из-за отсутствия бензина.

Экономические трудности сопровождаются и усугубляются разгулом преступности, с одной стороны, и правовым беспределом местных властей — с другой. Так, обыденным делом стала в районе кража овец. Уход за скотом, а тем более его охрана становятся все более трудным и опасным ремеслом. Между тем органы правопорядка оказываются чаще всего недееспособными, а руководители отдельных хозяйств содержат пастухов на нищенской заработной плате, а то и просто отказываются ее выдавать вообще, заявляя, что «уже само по себе чабанское занятие должно кормить».

В ЧР по четырем железнодорожным путям поступают составы с грузами. Одна из ветвей начинается с территории Шелковского района. Сегодня поезда, направляющиеся в Чечню, с первых же километров подвергаются нападению грабителей. Особенно часто это происходит начиная от станции Каргалинской и продолжается вплоть до Червленной-Узловой.

Методы грабежа разные: некоторые проникают в состав на одной из железнодорожных станций (таких станций и полустанков всего на территории района 7). Затем, когда поезд выезжает за пределы населенного пункта, грабители начинают орудовать топорами и кирками, вскрывать контейнеры и выбрасывать на ходу предметы, чтобы потом подобрать их и увезти на машинах. Такой метод не всегда хорош, потому что не всякое сбросишь: может разбиться. К тому же потом не все сброшенное найдешь (дело в том, что появилась и другая специализация в разбойном промысле — эти предпочитают не рисковать и промышляют тем, что просто подбирают кем-то сброшенное).

Существует и более открытый способ ограбления. Выжидают момент, когда поезд остановился сам, чтобы пропустить встречный, или его останавливают стоп-краном, пригрозив машинисту автоматом. Тогда просто подгоняются «КАМАЗы» и прямо с вагонов грузятся товары. Если нет машин наготове, то телевизоры, мебель, ковры и другие вещи аккуратно складывают под кусты, одни остаются сторожить, другие идут за транспортом.

Постепенно сформировались группы грабителей, в которых каждый знает свое место и то, что он должен делать. Наиболее известные из числа местных группировок — это старощедринская и старогладковская. Причем в одной станице может быть несколько группировок, куда входят и воры из других населенных пунктов.

Но есть среди грабителей немало и гастролеров из Шалинского, Гудермесского и других районов ЧР, которые приезжают сюда в полной экипировке, при оружии, с инструментами и транспортом к родственникам. Подолгу здесь гостят, совершая набеги.

Разворованные в пути вагоны окончательно опустошаются на станциях в Гудермесе железнодорожниками, путейцами, охранниками. Редко какой вагон остается целым при выезде железнодорожного состава за пределы республики. Чаще нетронутыми остаются лишь вагоны с лесом, грузом, требующих автокранов и другой специальной техники для их разгрузки.

Судьба краденого проста. Товар сразу вывозится на толкучки и продается профессиональными торговцами за полцены. Покупают по дешевке товар и рядом живущие. Мелочь (шампуни, одежда) подчас попадает на прилавки магазинов, на местные базары. В каждом селе наизусть любой знает, кто, сколько и чего украл с поезда. Вполне открыто обсуждаются совершенные налеты, подсчитывают прибыль.

Где же милиция (полиция), гвардия, армия, служба национальной безопасности? Они делают вид, что заняты охраной поездов, между тем как иные из них совершают набеги на составы вместе с грабителями. Раньше других заразились болезнью грабительства некоторые сотрудники линейной милиции, призванные как раз в первую очередь охранять поезда и расследовать каждый случай грабежа. Сотрудники правоохранительных органов, вставшие на преступный путь, изыскивают иные методы обогащения: можно и не лазить по поездам. Достаточно поймать одного-двух грабителей, желательно новичка, чтобы взять у них за откуп 100-300 тыс. рублей.

Однако нельзя утверждать, что власти полностью бездействуют. Так, в районе появились «президентские береты» из Гудермеса. Были перестрелки с грабителями. В Курдюковской была захвачена большая партия выгруженного товара. Часть из него, включая более 100 кондиционеров импортного производства, была подожжена грабителями со словами:»Если не нам, то и не вам». В Шелковской были найдены ящики с чаем, в Старогладковской — с электролампочками. Этим, в общем-то, и ограничивается сделанное. Правда, во всех населенных пунктах сделана перепись действительных и предполагаемых воров. Их по району насчитывается по записям, переданным в Грозный, до 200 человек.

Следует отметить, что количество грабежей на железной дороге в последнее время сократилось примерно на треть. Речь идет, однако, лишь о переходе данного преступного промысла в новое качество: сегодня нападению подвергаются не всякие грузы, а особо ценные. Крупные грабежи на железной дороге — дело рук хорошо организованной мафии, в которую наряду с уголовными элементами втянуты и высокие чины из полиции и руководства железной дороги. Тот, кто грабит, заранее уведомлен о том, какой состав, когда и с каким грузом должен проходить по дороге [5].

Население даже в дневное время может подвергнуться серьезной опасности, насилию или просто «нелепой случайности». Как можно спокойно работать, если по местной печати чуть ли не ежедневно проходит информация, что «один убит от разрыва гранаты при запуске двигателя трактора», «еще одна граната взорвалась в чабанском домике по неосторожности. Двое убиты, двое ранены», «шестнадцатилетняя девушка убита на свадьбе подвыпившим бывшим работником милиции, ставшим сейчас следователем. В Щедринах также на свадьбе был убит человек из автомата», участились случаи «похищения и увоза девушек в горы» и т.д [6]. Не только трудиться, но просто жить становится все более небезопасно.

Шелковской район продолжает усиленно вооружаться. Причем одни это делают с соблюдением всех необходимых норм, с приобретением разрешения на ношение оружия, другие вооружаются незаконно. По предварительным подсчетам, на руках у населения в районе имеется до 150 автоматов, а также несколько пулеметов, гранатометов, множество пистолетов, охотничьих ружей. А в течение зимних месяцев 1992-1993 гг. в район стала поступать и бронетехника. Военные тягачи и БТРы сейчас в Каргалинской, Ставропольской и в селе Харьковское. В последних двух населенных пунктах есть даже по две пушки со снарядами [7].

Все это, безусловно, негативно влияет на состояние населения Шелковского района. Однако имеется ряд фактов, которые способны трансформировать на данной почве установки людей настолько, что социальные потрясения в жестких формах гражданской войны, межэтнического противоборства едва ли можно будет предотвратить.

Следует отметить, что основы для столь кризисной возможной ситуации были заложены несколько десятилетий назад. Шелковской, как и Наурский район, волюнтаристски был передан в состав вновь создаваемой ЧИАССР. Уже само по себе это предполагало, что доля чеченского населения в этих местах будет увеличиваться (необходимо подчеркнуть, что численность чеченцев здесь в довоенный период не превышала 1-3%).

Однако к этому следует добавить еще один фактор, во многом объясняющий сущность происходящего сегодня: власти, возвращая чеченцев и ингушей в родные края, восстанавливая их государственность, приняли тогда решение не допускать тысячи людей «во избежание возможного развертывания партизанской войны» в горные районы. В результате были созданы искусственно условия для миграции массы чеченцев на север — в Наурский и Шелковской районы. Именно этим можно во многом объяснить тот факт, что чеченцы стали составлять здесь к 90-годам более половины всего населения. Этнодемографическая карта указанных районов, таким образом, претерпела глубокие изменения.

Безусловно, коренными жителями здесь являются казаки. Именно их предки создали здесь первые поселения. Возникнув в ХVI веке на гребнях Сунженского хребта терское казачество оставалось там до начала 80-х годов ХVII века, когда в целях безопасности оно переселилось на правый берег реки Терека у мыса, образуемого слиянием Терека с Сунжей. Однако и здесь оно оставалось недолго: по настоянию русского военного командования в 1711 году казаки переселились на левый берег Терека и поставили в линию на протяжении 80 километров пять станиц — Червленную (основана в 1567 году), Щедринскую (1569г.), Старогладковскую (1573г.), Новогладковскую и Курдюковскую, к которым позднее присоединился ряд других — Гребенская (1738г.), Новощедринская (1848г.).

При строительстве станиц прибывшие казаки занимали свободные, пустопорожние земли, при этом руководствовались не только задачами обороны, но и состоянием источников существования: наличием плодородных земель, лугов, возможностью промысловой охоты и рыболовства [8].

Все русское, в том числе и казачье, население в последние десятилетия постепенно вытеснялось из управленческой структуры района. Сегодня их едва ли можно увидеть в органах управления, в торговле, в милиции, на других ключевых позициях. Всюду чеченцы. Об этом свидетельствует, к примеру, тот факт, что на прошедших в феврале 1992 года выборах в органы местного самоуправления от четырех округов прошло в депутаты четыре представителя чеченской национальности. Таким образом, ни о каком учете интересов половины населения района речи не идет. Последняя выражает свое отношение к происходящему своеобразно: В Червленной и Шелковской в выборах участвовало не менее половины избирателей. В Каргалинской голосования не было вообще. Несмотря на это, в повторном голосовании в качестве кандидатов были выдвинуты вновь 10 чеченцев и лишь 2 русских [9].

Не допускается русское (казачье) население и в развивающуюся сферу частного предпринимательства. Об этом свидетельствует, к примеру, список имеющихся в районе 82 кооперативов (по состоянию на 19 октября 1992 года). В нем можно найти лишь 2-3 фамилии представителей нечеченской национальности [10].

Но главная беда для коренного казачьего населения — в состоянии беззащитности, в каком оно оказалось в последние годы. Подвергаясь различного рода притеснениям экономического порядка, а также грабежам и другим актам насилия, казаки не пользуются никакой защитой со стороны правоохранительных органов. Имеют место факты прямого принуждения отдельных семей к выезду. Причем дома, мебель, другую личную собственность люди практически бросают сами, либо у них все отбирается силой. Многих охватило чувство пессимизма, утраты надежды на сохранение данных земель для казачества и России.

Еще несколько лет назад примерно одна треть всего населения района являлась казачьей. Сегодня в связи с массовой миграцией лишь в Шелковской еще сохраняется достаточно высокий процент казаков (25%), в некоторых станицах, к примеру в Старощедринской, осталось не более 6-7 семей. Всего на начало 1992 года в районе осталось 447 семей (1259 мужчин) казаков. Только за период с июля 1991 года по июль 1992 года выехало 278 семей казаков (212 мужчин). В основном уезжают в Ставропольский и Краснодарский края, на Дон. Идет процесс постоянного «размывания» казачьего населения.

Следует отметить, что Президент Д.Дудаев и руководство Чечни в целом до недавнего времени проводили достаточно гибкую политику в отношении казачества, понимая, что конфликт с ним может трансформироваться в столкновение, имеющее ярко выраженный межнациональный характер. Был зарегистрирован официально Грозненский отдел Терского казачьего войска, печатались газеты казаков и т.д. Сегодня Конфедерация народов Кавказа, признавшая казаков одним из коренных народов региона, организует серию встреч с лидерами терского казачества и т.д. И все же можно констатировать отношения между казаками и чеченцами критического порога, за которым возможно развитие ситуации, близкой к состоянию гражданской войны. Это особенно очевидно в Шелковском и Наурском районах Чеченской республики.

Зимой — в начале весны 1993 года в горах ЧР, прежде всего в Ножай-Юртовском районе, произошли оползни, погибли люди. Кроме мер помощи пострадавшим руководством республики стали разрабатываться планы, все более приобретающие характер крупномасштабной переселенческой программы. Было объявлено, что часть населенных пунктов — Симсир, Зандак, Ножай-Юрт, Даттах, Гиляны — будут расселены в Шелковском районе возле Бороздиновской, Каргалинской, Щедринской, Коби [11]. Более того, в одном из выступлений по чеченскому телевидению в марте 1993 года Президент Дудаев заявил, что предполагает в бурунах на границе Чечни и России разместить 15 новых сел, где будут жить жители пострадавших районов [12]. По существу речь идет о программе окончательного состава населения северных, прежде казачьих, районов. Намечается форсированными темпами завершить процесс изменения демографической карты части северо-кавказского региона, начавшийся по воле командно-административной системы в 1957 году.

Коренному населению «переселенческая волна» угрожает по весьма различным причинам.

Прежде всего есть опасения, что поток переселенцев окажется значительно большим, чем его планируют власти. На апрель 1993 года получены заявления уже 2 тысяч переселенцев на выдачу планов в районе. Для них выделены участки в ст.Бороздиновской, ст.Дубовской, Каргалинской, с.Коби. Пользуясь чьим-то горем, под шумок на приобретение планов, ссуд и других льгот кидаются люди, которым все это не положено и которые жить в районе не собираются. Пострадавшие семьи или просто переселенцы, как правило, стремятся взять планы не только на главу семьи, но и на малолетних детей [13]. Сегодня трудно определить масштабы уже имеющейся экспансии горцев, поскольку отдельные лица произвели скупку у уезжающего населения десятков домов, которые пустуют пока, но, когда они окажутся заселенными, численность чеченцев по официально объявленному плановому переселению будет несомненно многократно перекрыта. Тогда встанет вопрос о трудоустройстве, о получении различных лимитов на строительные материалы и т.д. Наконец, произойдет не постепенное, а лавинообразное перемешивание людей не только по национальному признаку, но и по образу жизни. Горцы, которые пока адаптируются к новым условиям, вынуждены будут сталкиваться с местным укладом бытия, что породит острые противоречия (к примеру, мы говорим о 2 тысячах переселенцев, но как-то умалчиваем о том многочисленном поголовье скота, которое неизбежно прибудет вместе с новыми жителями и т.д.).

Миграционные процессы обостряются между местным населением и прибывающими. Причем это касается взаимоотношений не только между русскими, казаками и чеченцами, но и между самими чеченцами. Об этом свидетельствует, в частности, постановление Совета старейшин Шелковского района. На основании того, что «земля выделяется чаще со стороны приезжим. Как правило, урожай, выращенный ими, уходит за пределы района и Республики. Вместе с тем в районе много желающих работать и не могут получить землю, в селах избыток рабочих ресурсов», было решено «запретить всем категориям землепользователей в районе выделять землю людям, постоянно не проживающим на территории данного хозяйства» [14].

Не могут не беспокоить казаков предпринимаемые властями и различного рода военные приготовления. В Чеченской Республике продолжается процесс формирования армейских бригад. В каждом районе их будет по одной или две — в густонаселенных районах [15].

Многие мероприятия имеют ярко выраженный антироссийский характер. Во всех населенных пунктах района, имеющего примерно 40% казачьего и русского населения, главам местных администраций предложено проводить оборонные мероприятия в связи с появлением на границе района российских солдат. Уже начата запись в народное ополчение мужчин от 20 до 45 лет. Руководителям предприятий хозяйств префектурой района вменено в обязанность обеспечивать глав администрации всеми необходимыми средствами, транспортом для организации дежурства [16]. Безусловно, русское население и казаки исключают возможность какого-либо вторжения России, и у них естественно возникает вопрос: для кого, собственно, осуществляются указанные «оборонительные» мероприятия?

Еще более болезненно казачество, русские да и другие национальные меньшинства воспринимают попытки создания воинских частей по национальному и религиозному принципу. Периодически появляются в районе вербовщики в разные военные формирования. В последнее время особенно активны командиры аргунского полка и так называемый Мекх-Кхел республики во главе с Адизовым, известивший мусульман ЧР о создании исламского полка. Действительно, состоялась массовая запись мужчин и юношей со всех населенных пунктов района. Счет идет не на одну сотню человек. Несколько раз объявлялись сборы в Аргуне. Однако с каждым сбором сюда идет все меньше и меньше людей. Первоначально все надеялись немедленно после записи получить оружие. Но его выдавать никто не собирался. Оказалось необходимым прохождение медкомиссии, представление фотокарточек и прохождение месячной службы вдали от дома. В итоге энтузиастов поубавилось.Что касается исламского полка, то здесь, по-видимому, вообще пустой звук, чаще идет дублирование записей одних и тех же лиц. Идея создания дисциплинированной чеченской армии в районе превратилась в блеф [17]. Однако это едва ли может успокоить тысячи людей, почувствовавших угрозу возникновения инородной силы подавления, что называется, у себя дома.

Здесь следует обозначить один аспект, который должен привлечь внимание социологов, психологов, юристов. Стихийно возникают преступные группы, чьим промыслом устойчиво становится разбой, грабеж, насилие. С другой стороны, сама власть пытается создать внутри населения значительный слой лиц, профессионально владеющих оружием. Наконец, масса молодежи под влиянием коммерциализации общественной жизни уходит в торговлю, бизнес. Как утверждают местные религиозные деятели и старики, открытие многочисленных мечетей не прибавило в ожидаемых масштабах числа верующих. Молодежь не пошла в храмы:»люди, обратившиеся в погоню за деньгами и тем более профессионально взявшие в руки оружие, работать не будут. Сегодняшнее молодое поколение вплоть до двенадцатилетних потеряно. Они уже сейчас нас казнят»,- говорит с горечью почтенный аксакал.

Морально на русское и казачье население действует и то обстоятельство, что число мечетей в районе стремительно возрастает. Почти в каждой станице имеется своя мечеть, что рассматривается немусульманским населением (в значительной части своей по традиции являющимся старообрядческим и потому не нуждающимся особенно в возведении храма) как своеобразная попытка властей окончательно аннексировать казачьи земли. Разрушение и осквернение памятников на кладбищах (24 случая только в двух станицах района) представляется коренному населению как приглашение к миграции.

Сложившееся критическое положение не означает однозначно полную утрату казачьим (русским) населением способности к сопротивлению. Об этом свидетельствует тот факт, что в крупнейших станциях воссозданы структуры Кизлярского отдела Терского казачьего войска. Примечательно, в частности, увеличение в казачьих организационных структурах доли представителей молодого поколения. Разумеется, сил для мощного наступления у местного казачества нет. Лишенные всяких источников поддержки, казаки могут подняться лишь стихийно, в форме акта отчаяния. Такое выступление безусловно обречено на неудачу, однако последствия для обстановки во всем северо-кавказском регионе могут быть весьма разрушительными:

— миграция русского (казачьего) населения приняла бы еще более массовый характер. С 1979 по 1989г. численность русских в ЧИР уменьшилось с 336 тысяч до 293 тысяч, т.е. на 13%. Теперь лишь в течение одного 1992 года выехало 78 тысяч (правда, здесь следует учитывать трагедию сунженского казачества, повлекшую за собой исход из родных земель не менее 33-35 тысяч человек);

— мигрирующие оседают в основном в соседнем Ставропольском крае, отчасти на Кубани и Дону, тем самым закладывается отчуждение между органическими частями северо-кавказского региона;

— все более усложняется позиция набирающего организационную силу Терского казачьего войска. Видя судьбу казаков на Сунже, в Наурском и Шелковском районах, Кизлярский отдел все жестче ставит вопрос о возвращении земель Кизляра и Тарумовки в Ставропольский край. Не исключено, что Моздокский отдел тоже будет поднимать аналогичные вопросы. Это создает напряжение в отношениях России с Осетией, Ингушетией, Чечней и Дагестаном, причем не только политического характера. Население Ставрополя, Краснодарского края может в этих условиях серьезно блокировать всякие контакты с указанными республиками.

Следует отметить, что вовлеченными во все указанные выше процессы оказываются и другие коренные этнические группы, проживающие на территории Шелковского района.

Ногайцы, а их сегодня насчитывается около 7 тысяч человек (по последней переписи — 6884), в течение столетий занимаются здесь отгонным животноводством, чувствуя себя неотъемлемой частью Караногая. Их предкам приходилось даже с оружием в руках порой отстаивать свое жизненное пространство. Об этом свидетельствует «ссора и неудовольствие» 1799 года, когда казаки попытались освоить часть степи. Сначала ногайцы потравили созданные кумыками хлебные поля, затем это переросло в крупные столкновения казаков с ногайцами. Часто правительству шли от казаков жалобы, что их «дачи...от степи утесняются караногайцами» [18]. Теперь данная этническая группа подвергается мощному прессингу как со стороны преступных элементов, так и со стороны властей.

Внешне все выглядит достаточно благовидным: создан культурный центр «Эдиге», устраиваются праздничные мероприятия (схватки юных борцов, скачки, дегустация национальной кухни и т.д.), причем, следует отметить, инициативу в организации берут на себя отдельные тукумы [19].

Однако в каждодневной практике идет притеснение коренных жителей:»ногайцы-традиционные скотоводы. Скот их отобран или, просто говоря, сворован» [20]. В Нефетекумском районе Ставропольского края в конце 1992 года появилось около 20 семей беженцев, сегодня речь идет уже по меньшей мере о 100 семьях. Имеются несколько десятков семей, которые получили земли для создания собственных подворий близ Терекли-Мектеба в Дагестане. Эти люди, лишившись скота, не имеют средств на приобретение стройматериалов. Чтобы не бросить за бесценок свои жилища в Шелковском районе, они разбирают добротные кирпичные дома на старом месте и стремятся перевести их к новому жительству, теряя много при транспортировке. Словом, идет обнищание людей и территории.

Аналогичный процесс проходит и с гребенскими татарами. Всего, по переписи 1989 года в ЧИР проживало 5100 татар, примерно 2-2,5 тысячи в Шелковском районе, составляя особую этническую группу.

Гребенские татары (казанцы или казанлы) в станице Гребенской Шелковского района — группа татарского народа, волею судеб оказавшаяся на берегах Терека. Появление их на Северном Кавказе относится к началу ХVIII века (1722-1723 годы), хотя некоторые документы свидетельствуют о наличии казанцев и в более раннюю эпоху.

В 1735 году возникает крепость Кизляр. При ней в числе других были поселены и казанские татары. Здесь они занимались хлебопашеством, имели контакты с гребенскими казаками, покупали у них строевой лес. В первой половине ХIХ века город Кизляр теряет свое значение «русской столицы на Северном Кавказе». В это же время упраздняются военные и казачьи поселения в черте города и казанские татары покидают город, расселяясь в близлежащих станицах Новогладковская и Щедринская.

К казачьему сословию, по-видимому, казанские татары были причислены вскоре после окончания Кавказской войны (после 1859 года). Этому способствовали, по всей вероятности, прежние дружеские контакты с гребенскими казаками. С тех пор казанские татары живут вместе с гребенскими казаками в «полном согласии и дружбе». Причисленные к казачьему сословию, казанцы принимали участие в русско-турецкой и русско-японской войнах. События этих лет хорошо сохранились в памяти местных татар.

Корни татар, пущенные здесь, на берегах Терека, уходят в глубь веков, переплетаясь с корнями других народов. Как и у всех народов Кавказа, у казанцев развиты обычай куначества, уважительное отношение к старшим, особенно к женщине — матери, верность слову, трудолюбие. Казанские татары легко входили в социально-экономические, культурные контакты, брачные отношения с кумыками, реже с ногайцами.

Длительное пребывание на Кавказе наложило отпечаток на быт, материальную и духовную культуру казанских татар. В паспортах отдельных татар можно встретить запись «казанский татарин», хотя свой родной татарский язык они забыли давно и переняли более понятный и близкий кумыкский. Потерян язык, но само название и самосознание сохранилось [21].

Миграция гребенских татар по существу означает наряду с исходом ногайцев и казаков насильственную ликвидацию полиэтнического многоцветия данного региона, складывающегося в течение многих веков. Сегодня чеченские власти прямо или косвенно способствуют тому курсу этноцида, который существовал около семидесяти лет и от которого жестоко пострадал сам чеченский народ в 1944-1957гг.

Единственное национальное меньшинство, которое в количественном отношении еще сохраняется, — это кумыки (по последней переписи, их насчитывалось в ЧИР 12,5 тысяч человек). Значительная часть их живет в Шелковском районе компактно в селах, находящихся в непосредственной близости от Дагестана. Вероятно, последнее обстоятельство является решающим. Какая-либо дискриминация по отношению к кумыкскому населению в Чечне незамедлительно вызвала бы ответную реакцию по отношению к чеченско-аккинскому населению в зоне Хасавюрта.

В заключение освещения ситуации, сложившейся в Шелковском районе ЧР, нам представляется необходимым сформулировать следующие положения, которые носят пока предварительный характер и требуют дальнейшего осмысления:

— несомненно, положение в Шелковском районе должно стать предметом серьезного анализа и объектом наблюдения, поскольку усугубление ситуации здесь чревато дестабилизацией во всем северо-кавказском регионе;

— безусловно, происходящее должно рассматриваться в рамках целостности границ Чеченской Республики. Подобно тому как и границы Российского государства следует считать незыблемыми, не подлежащими пересмотру, границы внутри Российской Федерации, в частности Чечни, как полноправного ее субъекта должны оставаться неприкосновенными, хотя и стоит декларировать, что в 1957 году по отношению к населению Шелковского и Наурского районов была допущена несправедливость;

— отвергая тем самым основное требование Терского казачества о возвращении данных земель в Ставропольский край, российское руководство вместе с тем должно выступить защитником коренного населения данных районов, в силу исторических причин ставшим национальным меньшинством;

— российское правительство, Верховный Совет должны выступить с заявлением о неправомочности осуществляемой ныне ЧР переселенческой политике, о недопустимости создания на севере республики 15 новых сел с горским населением, переселение в станицы массы чеченцев из других районов, что неизбежно ведет за собой искусственное изменение этнодемографической карты в данной зоне северо-восточного кавказского региона;

— необходимо указать, что исход из Шелковского района казаков, ногайцев, гребенских татар угрожает в долговременной перспективе экономической и социальной стабилизации всего региона;

— совместно с руководством Дагестана, ногайского движения «Бирлик», атаманом Терского казачьего войска и администрацией Ставропольского края разработать программу помощи беженцам из Шелковского и Наурского районов. Она должна включать в себя наряду с традиционной системой мер идеологический аспект: до общественного сознания региона, а возможно и сопредельных стран, должна быть доведена правда о происходящем на севере ЧР, вся ответственность за возможные последствия возложена на чеченское руководство;

— существенным образом сохранению этнодемографической карты района, а также экономическому и социальному благосостоянию всего северо-восточного кавказского региона может способствовать реализация уже имеющегося проекта строительства близ станицы Шелковской мошной ГРЭС на Тереке. Для ее создания потребуется привлечение не менее 20-30 тысяч человек. Должен быть введен в строй рабочий поселок на 1,5 тысяч квартир. Естественно, такого количества рабочей силы в ЧР нет. Миграция же ее извне укрепила бы современную этнодемографическую ситуацию. Безусловно, реализация такого плана возможна лишь при достижении определенной политической ситуации в регионе. Сегодня это — утопия, однако, необходимо просчитывать варианты будущего хотя бы в среднесрочной перспективе.

В результате проведенного анализа ситуации в Шелковском районе, а также после ознакомления с обращением в Госкомфедерацию казаков Наурского отдела ЧР мы пришли к следующему:

— положение в Наурском и Шелковском районах ЧР должно стать предметом серьезного анализа экспертов и объектом постоянного наблюдения, поскольку усугубление ситуации в этом регионе чревато резким обострением напряженности. Для этого, вероятно, следует создать группу из представителей Госкомитета и специалистов из Ставрополя, которая бы не только вела исследовательскую работу, но и установила контакт с атаманом Терского казачьего войска, атаманами отдельных Отделов ТКВ;

— безусловно, происходящее должно рассматриваться в рамках целостности границ ЧР. Подобно тому как границы России следует считать незыблемыми, границы внутри Федерации, в частности Чечни, как полноправного ее субъекта должны оставаться неприкосновенными. Постановка вопроса о возвращении указанных районов в состав Ставропольского края сегодня означала бы, во-первых, создание фактора консолидации всех антироссийских сил в ЧР, усиление сепаратистских установок ее руководства; во-вторых, возник бы прецедент, ставящий в состояние неуверенности многие другие субъекты РФ;

— однако просто проигнорировать петиции Терского казачества, его действительно сложное положение Российское руководство не имеет права. На наш взгляд, помощь в политическом плане может быть оказана в виде декларации ВС, что в 1957 году по отношению к населению Шелковского и Наурского районов была допущена несправедливость. Еще более эффективным было бы аннулирование ВС соответствующего указа 1957 года, как это было сделано в отношении Крыма. Хотя может быть и оговорено, что отмена носит символический характер, подобный демарш мог бы иметь большое значение для поддержания морального духа нечеченского населения;

— отвергая основное требование Терского казачьего войска о возвращении земель в Ставропольский край, Российское руководство должно выступить защитником коренного населения данных районов, в силу исторических причин ставшего уже национальным меньшинством: необходимо заявление о неправомочности осуществляемой ныне ЧР переселенческой политики, о недопустимости создания 15 новых сел с горским населением, искусственного изменения этнодемографической карты северных районов. До общественного сознания народов Кавказа, сопредельных стран должна быть доведена информация о происходящем на севере ЧР, вся ответственность за возможные последствия, несомненно, ложится на чеченское правительство;

— количество беженцев из Шелковского и Наурского районов продолжает увеличиваться. В этой связи все острее становится вопрос об оказании помощи тысячам людей. Трудность данной проблемы состоит в том, что открыто и гласно программа помощи принята Россией не может. Во-первых, потому,что это вызвало бы резкую реакцию чеченского руководства, косвенным образом оказало бы даже влияние на расстановку политических сил в ЧР; во-вторых, и это главное, само появление этой программы в печати сыграло бы роль катализатора миграционного процесса, рассматривалось бы коренным населением как призыв к окончательному исходу, чего ни в коем случае допустить нельзя. Однако, такая программа помощи необходима в самое ближайшее время. Совместно с руководством Дагестана, ногайского движения «Бирлик», кумыкского «Тенглика», правления Терского казачьего войска, администрацией Ставропольского края следует приступить к ее разработке. Надо учесть устремления значительной части беженцев осесть в Ставрополье;

— еще сложнее обстоит дело с Отделами Наурского и Шелковского районов Терского казачьего войска. Следует иметь в виду, что у казачьего, да и у всего русского населения данных районов нет и не может быть в ближайшей перспективе иных форм социальной и политической самоорганизации, кроме казачьих. Все остальные иными национальными общинами в данном регионе просто не воспринимались бы. Вместе с тем открытая помощь указанным организациям повлекла бы за собой волну антироссийских настроений. Вот почему оказание поддержки казакам здесь требует тщательной проработки.

1. В экономическом плане едва ли русское (казачье) население будет допущено чеченцами к развитию частных фирм, предприятий. Можно было бы попробовать способствовать становлению русскоязычного бизнеса в сохранившихся зонах компактного проживания, к примеру в станице Шелковской. Однако, повторяем, едва ли это может привести к серьезным позитивным результатам.

Существенным образом, сохранению этнодемографической карты указанных районов, а также благосостоянию всего северо-восточного кавказского региона может способствовать реализация уже имеющегося проекта строительства близ станицы Шелковской, мощной ГРЭС на Тереке. Для ее создания потребуется привлечение не менее 20-30 тысяч человек (что сама по себе ЧР обеспечить не может). Должен быть введен в строй рабочий поселок на 1,5 тыс. квартир. Миграция рабочей силы сюда укрепила бы современную этнодемографическую ситуацию. Разумеется, реализация подобного плана возможна лишь при достижении относительной политической стабилизации в регионе. Сегодня это — утопия, однако необходимо просчитывать варианты будущего хотя бы в среднесрочной перспективе.

2. В политическом и организационном плане необходимы серьезные меры. Прежде всего, чтобы терское казачество (и не только указанных районов) не кидалось в крайности, следует помочь укрепить его управленческую структуру, сделать ее профессиональной. В этом случае процесс обновления кадрового состава руководства Терского казачьего войска ускорится. Для этого требуется субсидии. Кроме того, во избежание влияния на руководство Терского казачьего войска различных политических сил надо рекомендовать казакам перенести свою штаб-квартиру в один из городов Ставрополья. Безу словно, это было бы в известной мере отходом от традиции. Однако продолжение работы штаба во Владикавказе может быть чревато серьезными осложнениями.

3. В военном плане казачество нуждается в помощи. Очень часто в прессе появляются возгласы негодования по поводу обнаружения у казаков оружия. Между тем регион, Наурский и Шелковской районы в частности, насыщен до предела различными видами вооружения. Причем подавляющая часть его находится в руках нерусского населения. В случае развертывания вышеизложенного кризиса русскоязычное население может оказаться полностью беззащитным. Необходимо какими-либо путями обеспечить его хотя бы минимальным количеством оружия для самообороны. К сожалению, другого варианта — скажем, добиться полной демилитаризации указанных районов — нет ни у России, ни у руководства самой Чечни, даже если бы оно само искренне это захотело осуществить.

Источники

1. Гибнут посевы от скота // Заманхо. — ст.Шелковская. — 1992. — N37. С.3.

2. Заманхо. — ст.Шелковская. — 1992. — N38. С.2.

3. Заманхо. — ст.Шелковская. — 1993. — N6. С.1.

4. Заманхо. — ст.Шелковская. — 1993. — N6. С.3.

5. Грабители железной дороги. — Заманхо. — ст.Шелковская. — 1992. — N34. С.4.

6. Заманхо. — ст.Шелковская. — 1993. — N6. С.3.

7. Вооружаемся // Заманхо. — ст.Шелковская. — 1992. — N37. С.1.

8. Омельченко И.Л. Терское казачество. — Владикавказ. — 1991. С.59.

9. Кто депутат в Шелковской? // Заманхо. — ст. Шелковская. — 1992. — N27. С.2; Вахамби В. Выдвинуты кандидатами // Заманхо. — ст. Шелковская. — 1992. — N30.

10. А.Бектемиров. О деятельности кооперативов и малых предприятий. — Заманхо. — ст.Шелковская. — 1992. — N37. С.2.

11. Заманхо. — ст.Шелковская. — 1993. — N1. С.1.

12. Заманхо. — ст.Шелковская. — 1993. — N6. С.1.

13. Ожидается массовое переселение // Заманхо. — ст.Шелковская. — 1993. — N6. С.1.

14. Терская новь. — ст.Шелковская. — 1992. — N8. С.1.

15. Заманхо. — ст.Шелковская. — 1992. — N38. С.1.

16. Готовятся к самообороне // Заманхо. — ст.Шелковская. — 1992. — N28. С.1.

17. Полки и еще раз полки // Заманхо. — ст.Щелковская. — 1992. — N34. С.2.

18. Омельченко И.Л. Терское казачество. Владикавказ. — 1991. С.152. — 157-158.

19. «Эдиге у сарисуйцев» // Заманхо. — ст.Шелковская. — 1992. — N29. С.4; Абдулатиева Я. Праздник тейпа «кел авыл» // Заманхо. — ст.Шелковская. — 1992. — N30. С.2.

20. Письмо Виктора М. из Шелковского района. — апрель 1993г.(архив автора).

21. Арсланов Л. Гребенские татары // Заманхо. — ст.Шелковская. — 1992. — N12. С.2.

0

15

Ю.Г. Кульчик З.Б. Конькова

НИЖНЕ-ТЕРСКОЕ И ГРЕБЕНСКОЕ КАЗАЧЕСТВО НА ТЕРРИТОРИИ ДАГЕСТАНА: ПОИСК ПУТЕЙ ВЫЖИВАНИЯ
Введение

Иная картина складывается на Севере Дагестана, в Кизляре, Кизлярском и Тарумовском районах, где русские составляют более 43% всего населения. Важнейшим фактором, определяющим политическую ситуацию в данном регионе, является наличие казачества, хотя по различным экспертным оценкам оно и составляет несколько более 15% проживающих здесь русских.

Глава II
Нижне-терское казачество в период советской власти

Трагедия кизлярского и гребенского казачества в годы гражданской войны и семидесятилетний период советской власти может быть осмыслена лишь в контексте глобального политического процесса, развернувшегося на Кавказе, в неразрывной связи с трагедией всего терского казачества.

С весны 1919 в течение года власть удерживали белые, а до этого многие месяцы шло противоборство между возникшим Советом и атаманской властью. То обстоятельство, что возвращение красных в некоторых станицах сопровождалось колокольным звоном и депутациями жителей с хлебом-солью, показывает, что на Нижнем Тереке, как и в других частях России наличествовал раскол казачества на белых и красных. И хотя Кизлярский округ не постигла участь казаков Сунжи, здесь не было актов массовой депортации населения, местному казачеству был нанесен большой материальный урон. Об этом свидетельствует в частности тот факт, что материальные убытки по всем округам ТКВ составили в годы гражданской войны 26 млн. рублей золотом, по одному же Кизлярскому округу - около 14 млн. [74].

Главный удар, на наш взгляд, нанесла советская власть. Он состоял в ликвидации в низовьях Терека товарного производства: кизлярские виноградники были отняты у непосредственных производителей; рыбные промыслы стали монопольной собственностью государства. Постепенно были ликвидированы все формы арендных отношений, тем самым уничтожены возможности не только крупного, но и мелко-товарного производства. Экономический «хребет» нижне-терского, гребенского и кизлярского казачества был сломлен. Именно тогда была заложена основа того критического состояния, в котором казачество находится сегодня.

Не случайно, по оценкам экспертов, 1922 год стал для Кизлярского района «годом наибольшего упадка хозяйства»: посевная площадь сократилась наполовину, тягловая сила - с 2,17 единиц на хозяйство до 1,6 единиц. Тогда казачество обрабатывало не многим более половины общей площади виноградников, а также для покрытия продовольственных нужд («на прокормление только одного населения (не считая скота) по голодной норме на год не доставало 118 тыс. пудов») люди вынуждены были уже из этой обрабатываемой части виноградников значительные площади пустить под посевы кукурузы.

По хозяйственной системе кизлярского казачества был нанесен также удар посредством чудовищного сокращения рынков сбыта: мелкотоварное производство оказалось в глубочайшем кризисе и было окончательно подорвано последующими волюнтаристскими действиями большевистского режима (исключением являлись лишь годы нэпа, которые привели к некоторому экономическому оживлению) [76] .

29 февраля 1920 года созванный в Москве 1-й Всероссийский съезд рудового  казачества  объявил о  «ликвидации  казачьего  сословия».   В резолюции съезда специально указывалось, что «казачество отнюдь не является особой народностью  или нацией, а составляет неотъемлемую часть русской народности. А поскольку большевистское «право наций на самоопределение" на такую    «народность»    как   русские   не распространялось,   все   автономные   казачьи   области   автоматически ликвидировались, а их земли совершенно произвольно делились между союзными республиками и национально-административными автономиями.

Созванный большевиками для этой цели 17 ноября 1920 года «Съезд народов Терской области» официально провозгласил уничтоженные Терской области и создание на ее месте Горской АССР. Началась череда волюнтаристских административно-территориальных решений большевистского режима, которые нанесли серьезный вред сохранению терского казачества как исторически сложившегося субэтноса:

-18 января 1921 года ВЦИК постановил «образовать автономную Горскую ССР, в состав которой включить территории, занимаемые ныне чеченцами, осетинами, ингушами, кабардинцами, балкарами карачаевцами и живущими между ними казаками и иногородцами, а именно: а) Чеченский округ (бывший Веденский и Грозненский округ правобережная часть Кизлярского отдела и восточная часть бывшего Сунженского отдела)»;

-16 ноября  1922 года постановлением ВЦИК Кизлярский отдел передали Дагестану. В архивах нами не было обнаружено документов, свидетельствующих об  одобрении данного акта собственно казачьим населением.   Власти  сверху директивно  решили  «включить  в  состав Автономной Социалистической Советской Дагестанской Республики часть Кизлярского округа сг. Кизляром и Ачикулакский район Прикумского уезда  Терской   губернии,   населенные   ногайцами,   караногаицами   и туркменами».

Проводниками политики раздела территории проживания терского казачества были в первую очередь те силы, которые в годы гражданской войны жаждали, пользуясь словами известной директивы от 24 января 1919 года, «признать единственно правильным самую беспощадную борьбу со всеми верхами казачества путем поголовного их истребления». В частности, властям на местах предлагалось «провести массовый террор, по отношению ко всем казакам, принимавшим какое-либо прямое или; косвенное участие в борьбе с Советской властью», «конфисковать хлеб и заставить ссыпать все излишки в указанные пункты», «принять все меры по оказанию помощи переселяющейся пришлой бедноте, организуя; переселение, где это возможно», «уравнять пришлых иногородних с казаками в земельном и во всех других отношениях» [77].

Как известно, эта директива была отменена  16 марта  1919 года Пленумом ЦК РКП(б). Но уже 10 августа 1919 года С.К.Орджоникидзе выступил на заседании СНК РСФСР с докладом, в котором приводил тенденциозную   информацию   о   «привилегированности»   казачьего населения на Тереке и Сунже. Возможно под влиянием именно этого; доклада весной 1920г. Политбюро ЦК РКП (б) фактически одобрило репрессивные акции Орджоникидзе и его сторонников по поголовному выселению   казачьих   станиц   бывшей   Сунженской   линии.   Методы Орджоникидзе мало чем отличались от тех, которые в директиве от 24 января 1919 года предлагал Я.Свердлов.

Однако, у терского казачества оказался и другой, не менее опасный и влиятельный противник - руководство образовавшихся северокавказских автономных республик. Об этом свидетельствует, к примеру, коллективное обращение представителей указанных республик к Всероссийскому землеустоительному совещанию 16 мая 1924 года: «горцы - безвыходное положение, малоземелье, вымирание. Выход -переселение на плоскость. Свободных земель в ГАССР, ДАССР, ЧАО, К-ЧАО нет... Именно Терская губерния должна рассматриваться как земельный фонд для переселения горцев теперь и в будущем...» [78]. Выступая на сессии ДагЦИКа в феврале 1926 года Нажмутдин Самурский откровенно заявлял, что «Кизляр и Ачикулак дают Дагестанской республике возможность планомерно разрешить земельный вопрос, а вместе с этим и выход горцам из каменного мешка и возможность развивать барановодческое хозяйство» [79].

Следует обратить внимание на то, как трактуется в современной дагестанской научной литературе этот акт подлинного геноцида по отношению к терцам. Приводим фрагмент из книги А.Агаева «Нажмутдин Самурский», вышедшей в 1990 году: «После образования ДагЦИКа встал вопрос о присоединении Кизлярского округа и Ачикулакского района, так же, как и Хасав-Юртовского округа, входившего в состав Терской области. Постановка этого вопроса была связана с необходимостью окончательного преодоления последствий колониальной политики в Дагестане. В свое время вся Прикаспийская равнина была отдана царским правительством колонистам из центральных губерний. Между ними и горцами сложились враждебные отношения, поскольку они находились на разных сторонах национального вопроса. По этой причине горцы лишились веками использовавшихся ими равнинных зимних пастбищ. Усложнилась их хозяйственная жизнь. Они оказались в замкнутом «каменном мешке». Существовал только один выход, подсказанный жизнью: возвратить исконные земли Дагестану. Такова была и точка зрения X съезда РКП (б). Он признал необходимым объединить усилия трудовых масс коренных народностей с усилиями трудовых масс русского населения, чтобы сообща сбросить с плеч кулаков - колонизаторов и обеспечить, таким образом, пригодные земли, необходимые для человеческого существования...Так зародилось предложение Самурского о возвращении Дагестану Кизлярского округа и Ачикулакского района. Осуществление этого предложения восстановило бы исторически сложившуюся хозяйственную целостность Дагестана. Горцы получили бы земли, равные по территории половине горной части республики. Главное - плодородные земли, на которых можно было сеять хлеб, выращивать овощи, бахчевые, содержать в зимнее время не менее миллиона голов овец и коз. Это разгрузило бы горы от переселения, безземелья и малоземелья. Народности вышли бы из замкнутых каменных мешков на простор широких хозяйственных связей с другими народами страны» [80].

С самого начала, не соблюдая ни одну демократическую норму по выявлению волеизъявления населения, как центральные, так и местные власти прибегали к примитивной демагогии, о чем, к примеру, свидетельствует «Воззвание Центрального Исполнительного Комитета и Совета Народных Комиссаров ДАССР к трудящимся присоединенных к Дагестану районов» от 20 декабря 1922 года. Документ настолько ярко отражает способ мышления тогдашнего руководства, что его стоит привести почти полностью, лишь с незначительными сокращениями:

«Товарищи рабочие и крестьяне! 16 ноября 1922 года Постановлением Президиума ВЦИК, согласно вашему желанию, часть Кизлярского уезда г. Кизляром и Ачикулакский район включены в состав Автономной Дагестанской Советской Социалистической республики.

Исполнилось ваше давнишнее желание. Отныне ваша судьба Соединена с судьбой родственных и братских вам народов Дагестана, Отныне рабоче-крестьянская власть Дагестана будет стоять на страже (и ваших) интересов, и вашей жизни, и вашего хозяйства, и ваших экономических достижений. Правительство Дагреспублики, в лице ДагЦика и ДагСНКа, приветствует вас с этим важным в вашей жизни событием...

Принципиальный враг всякой эксплуатации человека человеком - Советская власть предоставляет всем народам, населяющим Федерацию, как большим, так и малым, право устраивать свою жизнь по-своему! избирать свои Советы и исполнительные комитеты, самоуправлять, оставаясь в то же время членами одной трудовой семьи - Великой Советской Федерации.

Так образовалась и Автономная Дагестанская республика, в семью народов которой ныне равноправным членом входите и вы. Управляясь на месте у себя своими выборными органами - Советами и исполкомами, вы будете наравне с другими дагестанскими народами, рабочими, крестьянами и красноармейцами, через съезды своих Советов избирать и высшие органы власти Дагестанской республики - ее Центральный Исполнительный Комитет и Совет Народных Комиссаров и участвовать через делегатов Дагестана на Всероссийских съездах Советов в избрании общефедеративных органов власти... Это есть ваша народная власть, кость от кости и плоть от плоти вашей. Она вас защитит от врагов народа, она же вам укажет пути к светлому будущему. Берегите же, как зеницу ока, как мать родную, свою рабоче-крестьянскую республику и делайте свою полезную хозяйственную работу.

Этот путь, на который становитесь теперь вы вместе с русскими рабочими и крестьянами, путь неустанной работы для проведения в жизнь великих идей социализма приведет все народы России и в их числе вас в общем братском союзе к светлому будущему - социализму, который заставит вас и ваших детей позабыть гнет царского строя и эксплуатацию вас капиталистами, когда вы были лишь пасынками России и на вас смотрела как на баранов для стрижки шерсти, но вместе с шерстью зачастую вы лишались и самих шкур ваших. Коней всему этому и навсегда положен Великой русской революцией.

Да здравстввует Великая русская революция!

Да здравствует вождь ее товарищ Ленин»   [81].

Нельзя сказать, что политическая линия советской власти расчленение земель терского казачества спокойно воспринималась последним: шли ожесточенные споры на местном уровне и в верхних эшелонах власти. Так, на I Краевом съезде Советов рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов Северо-Кавказского края в 1925 году подчеркивалось, что «Кизлярский уезд и Наурский район составляли одну сплошную семью, одно - целое - терское казачество... Наши тесные связи бытовые и даже родственные, а также главное - хозяйственные и экономические заставляют нас быть в тесном единстве. Мы зависим от Кизлярского уезда, а Кизлярский уезд тоже имеет большое тяготение в экономическом и финансовом отношении к нам. Мы желаем иметь одну общую семью, одну сплошную семью бывшего терского казачества. Мы желали бы, чтобы на это будущий состав Краевого Исполнительного комитета обратил внимание и возбудил ходатайство перед высшим Правительством Республики, чтобы раз и навсегда покончить между нами споры» [82].

Проводились и более обоснованные доводы, о чем свидетельствует докладная записка Северо-Кавказского Исполнительного Комитета, направленная в Президиум ВЦИК в сентябре 1925 года. В ней содержится достаточно полная контраргументация в отношений принятого центром решения о присоединении части земель нижне-терского казачества к Дагестану:

-"Кизлярский округ, как целиком связанный с Северо-Кавказским краем   сможет  развивать  свои  производительные  силы  и  правильно построить свое хозяйство только лишь при одном условии - проведение хозяйственного плана единого со всем краевым планированием Северного Кавказа»;

-существует «связь по национальному признаку. Кизлярский округ будучи заселен преимущественно 65% русским элементом, представляющим в значительной своей части казачество, несомненно стоит ближе к Терскому округу Северо-Кавказского края, к тому же 20% населения, в лице караногайцев, ногайцев, не имеют никакой племенной связи с населением Дагестана»;

-по природным условиям Кизлярский округ является «совершенно однородным» с Терским округом Северо-Кавказского края и обладает блоком   параметров,» резко   отличающим»   его  «по  рельефу,   климату, почвам, растительности от Дагестана»;

-ход хозяйственного развития «в Дагестане будет направлен в значительной степени в сторону развития горной промышленности и горного скотоводства, в то время как в Кизлярском округе и в смежных с ним округах Северо-Кавказского края развитие направлено исключительно в сторону развития степного скотоводства и интенсивных культур»;

-Кизлярский  округ тысячами  нитей  связан  с Северо-Кавказским краем, поставляя свои товары в Ростов, Новороссийск, Поволжье, получая взамен хлеб из Ставрополья и Терского округа;

-использование водных ресурсов эффективно возможно лишь при рациональном подходе ко всему бассейну реки Терек  [83].

Все эти доводы не были приняты во внимание большевистским режимом. По существу власти, центральные и местные, прикрываясь риторикой об «интересах горских народов» (безусловно, находившихся тогда в трудных условиях), ликвидировали, мы подчеркиваем, не разделили или поделили, а именно уничтожили территорию, на которой развивалось терское казачество как субэтнос, обладавший равными правами с другими народами, живущими на Северном Кавказе.

Следует отметить, что несмотря на все перипетии первых лет советской власти, еще долгое время исследуемый район обозначался однозначно как казачий. Подтверждением этому может являться рукописный «Краткий очерк современного хозяйственного положения казачьих станиц Кизлярского округа ДАССР», отправленный руководством Дагестана по запросу во ВЦИК в 1926 году. В нем обозначается «линия казачьих станиц от Червленной до города Кизляра», человек или 88,5% всего населения обозначены как «казаки» [84].

Административно-территориальная «вакханалия» с землями терского, кизляро-гребенского казачества продолжалась и в 30-50-х годах:

- 13   марта   1937   года   Кизлярский   округ  и   Ачикулакский   район выводятся  из состава ДАССР и  включаются  во  вновь образованный Орджоникидзовский край 2января 1943 года переименованный в Ставропольский).

- в 1944-1956гг. Кизлярский округ без Ачикулакского района включен в состав новообразованной (вместо ЧИАО) Грозненской области; - постановлением Президиума ВС РСФСР за N 721  от 6 февраля 1957 года в связи с образованием ЧИАССР и возвратом на прежнее жительства   репрессированных   народов   (это   не   коснулось казачества; Кизлярский район без казачьего левобережья, т.е. того, что представляло собой с 1735 года Кизлярско-семейное войско, вновь был передан Дагестану.

Перекраивались не только границы края, по произволу государственно-бюрократического аппарата стиралась исторически сложившаяся топонимика, что приводило к обезличиванию сел, деревень, рек и т.д. К примеру, в 1962 году селение терцов Черный Рынок получило новое название - Кочубей, имя героя гражданской войны, не имевшего к данному населенному пункту непосредственно отношения.

Таким образом, в результате волюнтаристских действий верховных властей Кизлярский округ вновь оказался в составе Дагестана. Можно было бы заподозрить авторов данной работы в явных пророссийских ориентациях: ведь сожалеют же о том, что Кизляр не остался непосредственно в составе России. Между тем, если последовательно исходить из интересов субъекта - нижне-терского казачества как специфической этнической группы, то вопрос о принадлежности Кизляра к Дагестану или России будет при всей его важности лишь второстепенным. Главной же является (и будет являться) проблема восстановления терского казачества как народа, обладающего своей территорией. Подобно тому, как кумыки, ногайцы, чеченцы-аккинцы, другие народы Дагестана должны иметь свои собственные экстерриториальные образования, будь то в форме автономных республик, штатов и т.д., терцы-гребенцы (кизлярцы) также имеют на это полное право.

Следствием репрессий в отношении казачества, ликвидации сложившегося целостного хозяйственного организма, имевшего ярко выраженный товарный характер, многочисленных территориальных реорганизаций является критическое положение нижне-терского и гребенского казачества как субэтноса, а с ним и всего русскоязычного населения в данном регионе.

0

16

Глава III
Современная ситуация на Нижнем Тереке

Положение в регионе можно с достаточным основанием определить как преддверие гражданской войны, причем, войны, способной охватить не только данную территорию, но и весь Северный Кавказ по реке Терек. Чтобы не быть обвиненным в излишней драматизации оценки обстановки, постараемся разложить все факторы, приведшие нас к такому заключению.

Экономическое положение Кизляра продолжает усугубляться. Объем производства в первом полугодии 1993 года снизился по сравнению с тем же периодом прошлого года на 19,4% или более чем на 760 млн. рублей. Численность занятых в промышленности сократилась на 2093 человека, то есть почти на треть. Нехватка сырья, материалов и комплектующих изделий, сокращение рынка сбыта, финансовые трудности вынудили ряд предприятий, таких НТКЗ, швейная фабрика, УПП ВОС не только перейти на односменный режим работы, но И сократить продолжительность рабочей недели, приостановить работы. Производственные площади на этих и других предприятиях используются на 40-70%.

В особенно трудном положении находятся крупнейшие предприятия города:

-объем выпускаемой продукции на электроаппаратном заводе за июнь 1993 года в сопоставимых ценах составил всего 7,6% от уровня прошлого года, а за 6 месяцев 47%. В настоящее время на производственную программу завод практически не имеет серебра, цветных металлов. Продукция завода не находит рынка сбыта в связи с тем, что, во-первых, предприятия, потребляющие ее не могут своевременно производить предоплату, а во-вторых, ввиду высокой цены продукции, так как постоянный рост цен на материалы, сырье вынуждает предприятие к пересмотру отпускных цен (в сторону увеличения), что в свою очередь ведет к снижению спроса на нее потребителями. Только по причине высоких отпускных цен в настоящее время на складах скопилось готовой продукции более чем на 300 млн. рублей.

Другим фактором, мешающим работе завода, является несовершенство банковской системы и очень медленное прохождение платежных документов через банки, в результате чего оплата за отгруженную и получаемую продукцию задерживается, иногда до полгода, а за это время из-за инфляции цены на них успевают повыситься. В связи с этим кредитная задолженность банку за 5 месяцев 1993 года достигла 58 млн.рублей.

Продолжает ухудшаться положение и самого крупного предприятия города - электромеханического завода. В результате сокращения заказов и договоров на поставку спецтехники, объединением допущено снижение объемов производства на 20,2% (в том числе электронагревателей на 13 тыс.шт., электровыключателей - на 4,6 тыс.шт., деревообрабатывающих станков - на 31 шт. и т.д.). Численность работающих уменьшилось за первое полугодие 1993 года на 1248 человек. Программа конверсии, предусматривающая освоение и выпуск более 20 новых изделий, практически сорвана. Причиной такого положения является то, что под конверсию и пополнение оборотных средств несвоевременно и в неполном объеме выделяются кредиты, продолжается разрыв связей с поставщиками. Если положение и дальше будет оставаться таковым, завод практически может стать банкротом [85].

Сельское хозяйство, несмотря на достаточно высокие показатели по сравнению с другими районами Дагестана, по мнению многих экспертов «находится на грани катастрофы». За 1992-1993гг. сельскохозяйственное производство сократилось к среднегодовому уровню двенадцатой пятилетки на 39,5% в сопоставимых ценах. Валовой сбор зерна уменьшился на 34%, в том числе риса - на 49, овощей - на 43, плодов - на 50, винограда - на 85, мяса и молока - на 28 %.

Кризис сельского хозяйства усугубляется целым рядом факторов:

-во время полевых работ на протяжении  1992-1993гг. хозяйства задыхались от нехватки горюче-смазочных материалов, запасных частей;

-растут   цены   на   технику,   транспорт,   удобрения,   ядохимикаты, запасные части, строительные материалы.  При этом низкой остается закупочная цена продукции сельского хозяйства.

В 1992 году прибыль в хозяйствах района выросла по сравнению с предыдущим в 14 раз, а цены на материльно-технические ресурсы поднялись в 300 и более раз. В результате значительно упала покупательная способность сельхозпредприятий. По сути дела хозяйства стали жить исключительно за счет банковских кредитов;

- разделение крупных хозяйств на мелкие повлияло в большинстве случаев на дисциплину трудовых коллективов, явилось причиной спада производства продукции;

-в хозяйствах не соблюдают элементарных правил агротехники. Здесь опять-таки многое упирается  в деньги:  из-за дороговизны  хозяйства отказываются приобретать удобрения  [87].

В животноводстве складывается не менее сложная ситуация:

в   1992  году  поголовье  крупного  рогатого  скота  сократилось  на 19%, или на 5 тысяч голов к уровню 1991 года. Продуктивность кopoв снизилась  на 498   кг.,  сдаточный  вес  КРС -  на 40  кг.   Еще  худшие показатели 1993 года. В первом полугодии численность крупного рогатом скота сократилась на   две тысячи голов, коров на 400. Почти на 1200 т. получено меньше молока, на более чем 850 т. уменьшилась его продажа;

- в овцеводстве на 19% или 23,6 тысячи голов сокращено поголовье овец в общественном секторе к уровню   1992 года. Ягнят получено на 5,6 тыс. меньше;

" самая критическая ситуация в свиноводстве. Численность животных только к 1992 году уменьшилась на 3,4 тыс. голов и составила 2,8 тыс. По сути дела эта отрасль находится на грани полного распада.

Предварительный анализ показывает, что ожидаемая прибыль по хозяйствам района в 1993 году составит 153 миллионов рублей, это в среднем в 4-5 раз меньше израсходованных средств на материально-технические нужды и оплату труда [88].

В этих условиях нет ничего удивительного в том, что хозяйства с большой неохотой заключают договора на поставку своей продукции в виде сырья. В результате этого «завалился» агроперерабатывающий комплекс Кизляра:

-в особо тяжелом положении оказался маслозавод. Из-за обвального сокращения в регионе поголовья молочного стада резко упали поставки молока, что повлекло сокращение объемов производства. В 1992 году производство в сравнении с 1991 годом упало на 35%, а за 6 месяцев 1993 года продукции выпушено на 22,7% меньше, чем за тот же период 1992 года. Если в 1991 году были заключены договора с 81 хозяйством региона на поставку 32312 тонн молока, то в 1993 году - только с 39 хозяйствами на 11406 тонн. Однако и эти мизерные договора не выполняются. Сдача молока на завод в этом году по сравнению с тем же периодом прошлого года уменьшилась еще на 35%. В связи с ростом цен на выпускаемую продукцию завод испытывает большие затруднения с ее сбытом;

-мясокомбинат испытывает серьезные трудности в закупке сырья из-за значительного сокращения поголовья скота, особенно свинопоголовья. За 5 месяцев 1993 года сдано лишь 559 тонн скота, что на 40% ниже уровня прошлого года. Объем производства за 1992 год упал на 48%, а за 1993 год еще почти на 20%;

-за 4-5 последних лет Нижне-Терский консервный завод практически лишился сырьевой базы в Кизлярском районе. В связи с этим систематически падает объем производства. Так, в 1992 году выпущено плодово-овощной продукции на 37% меньше уровня 1991 года, а за 6 месяцев 1993 года в сравнении с соответствующим уровнем 1992 года - еще на 26%.

При быстрой деградации многих колхозов и совхозов, казалось бы, должно произойти относительно быстрое развитие на селе других частнособственнических форм хозяйствования. Однако, этого не произошло. На 1 июля 1993 года в Кизлярском районе насчитывалось 650 фермеров, которым передано в постоянное пользование и аренду свыше 5 тысяч гектаров сельхозоугодий, в том числе около трех тысяч га пахотных земель. Однако каких-либо позитивных изменений в увеличении объемов сельхозпродукции в районе фермеры не сделали. Объективно они и не могли этого сделать. Более половины земли засоленные и бросовые. Выделенные мизерные кредиты не дают возможности фермерам приобрести необходимую технику [89].

Констатируя тяжелое положение народнохозяйственного комплекса Кизлярского и Тарумовского районов, самого города Кизляра, мы вместе с тем должны подчеркнуть, что указанные факторы являются лишь фоном стремительно развертывающегося общественно-политического кризиса, который определяется иными параметрами этнодемографическими, социально-производственными, культурными и т.д.

II

Ситуация на Нижнем Тереке едва ли будет системно представлена и осознана, если не выделить их потока причинно-следственных связей ключевые моменты, определяющие общее направление развития ситуации, ведущие в случае непринятия кардинальных мер к хаосу и гражданской войне.

Необходимо отметить, что официальные власти в республике стремятся объяснить процесс обострения обстановки на Севере Дагестана главным образом причинами внешнего, общероссийского порядка. Об этом свидетельствует, к примеру интервью М.М.Гусаева, председателя Государственного Комитета по национальной политике и внешним связям РД. По его мнению, «начать надо с анализа геополитической ситуации, в которой оказался Дагестан после развала СССР и образования около его границ самостоятельных, суверенных государств. Во многих из них общественно-политическая ситуация весьма напряженная. Идут войны в Азербайджане и Грузии, неспокойно в Чеченской республике, Ингушетии, Осетии. Это непосредственно влияет на обстановку у нас в Дагестане. По этой причине, а также из-за общего социально-политического кризиса, переживаемого в нынешний переходный период Российской Федерацией, при практически открытых границах на Дагестан обрушился поток оружия, наркотиков». «Кизляр с округом оказались сегодня в сложной обстановке. Во многом это результат соседства с Чеченской республикой... Изменился грузопоток. Если раньше он в основном проходил по территории Чечни, то ныне переместился в Кизляр. Вместе с ним переместились преступные элементы, что значительно осложнило всю обстановку в регионе». «Надо создать обстановку всеобщей нетерпимости, чтобы преступным элементам самим пришлось бы убираться их республики». «Ситуацию в республике осложняет исламский фактор и связанные с ним отдельные выступления, что в будущем Дагестан может стать исламской республикой». «Миграция, и весьма оживленная, идет среди народов Дагестана. За пределами республики постоянно проживают примерно 400 тысяч дагестанцев. Возвращаясь в Дагестан нередко обозленные, потеряв жилье, имущество, они становятся своеобразным детонатором миграции русскоязычного населения Дагестана». «Напряженность вокруг Дагестана, как и в самой республике, естественно беспокоит Русскоязычное население, более того, определенная неуверенность в будущем дне, во многом ничем не подкрепленная, толкает его уезжать из Дагестана в другие регионы» [90].

Мы   же,   не   исключая   полностью   наличие   перечисленных   выше конфликтогенных индикаторов, настаиваем на необходимости признать в качестве важнейших причин обострения общественно-политическом ситуации на севере Дагестана внутренние факторы.

Прежде всего выделим этнодемографический фактор, четко, без какого-либо сокрытия покажем направления миграционных процессов, последствия быстро меняющегося этнического состава населения региона с 1970 по 1989 год русское население в Кизлярском районе сократилось в 2 раза. Численность аварцев и лезгин увеличилась в 2 раза, даргинцев - в 3,5 раза, лакцев - в 7 раз. Сегодня в двадцати населенных пунктах района нет ни одного русского, хотя прежде именно русские являлись здесь подавляющим большинством. Полное вытеснение русского, казачьего населения произошло из сел Ясная Поляна, Серебряковка Урожайного, Макаровского, Козыревского, Абазовского, М.Задоевки Цветковки, Михеевского, Лопуховки, Виноградного, Кенафного завода. В Красном на 1989год осталось 3 жителя русской национальности, в Новогладовке - 12, Грузинском - 7. А сегодня и того меньше [91].

Развернувшийся процесс «вымывания» из регионов русского населения подтверждают и данные нотариальной районной службы о продаже частных домовладений в Кизляре.

Таблицу см. на отдельной странице.

За весь 1992 год продано домов и квартир русскими 145, представителями дагестанских национальностей - 12, а только за неполных 5 месяцев 1993 года соответственно 110 и 29 [92].

Миграция коренных жителей Кизлярщины - это уже длительный, продолжающийся уже несколько десятилетий процесс. Его можно условно подразделить на несколько периодов:

-первый приходится на начало 70-х годов. Это была «естественная реакция на очередную переброску Кизлярского и Тарумоского районов из расформированной Грозненской области в Дагестан». Процесс миграции подталкивался тем, что руководство республики долгие годы «северный регион держало в черном теле. Обеспеченность товарами, продуктами, социальные проблемы решались из рук вон плохо, хотя город и район всегда выполняли и перевыполняли Госпланы, являясь житницей Дагестана. Кизлярскую колбасу в те годы можно свободно купить только в Махачкале, а мы же обеспечивались за счет дорогого рынка» [93];

-второй развернулся в 80-х годах и связан он с решением руководства Дагестана о переселении горцев на равнину. Именно тогда «десятки сел и станиц из русских превращались в нерусские, цветущие, опрятные Деревни становились все больше похожи на кутаны, вокруг которых в несметном количестве появились отары скота» [94].» Переселенцы со своими родово-клановыми структурами и мышлением резко выделялись на фоне устоявшегося быта коренных жителей Кизляршины. Неслучайно же русскоязычное население покинуло многие исконно славянские села. Затем волна миграции перекинулась и на город. Подскочило число грабежей, воровства, драк. Опустели в вечернее время улицы, парки, закрылись танцплощадки» [95].

-третий период, разворачивающийся сегодня, самый сложный. Тысячи людей живут с тяжелым предчувствием    надвигающейся катастрофы. «Не все осознают в полной мере, многие закрывают глаза на эту беду ...у русских нет причин уезжать отсюда, а если уезжают - их дело, каждый стремится где лучше». Однако по мнению многих, «надежды на мирный процесс не осталось. Противостояние приблизилось к опасной черте» [96].

В ближайшие годы можно ожидать увеличения количества мигрирующих. У определенной части лидеров национальных движений Дагестана, а также чиновников из государственных структур формируется на этом основании заключение, что «вот-вот начнется исход остатков русского населения из этих мест». Данный вывод ошибочен. Полного исхода не будет. Этого не произойдет, поскольку остающиеся все более укрепляются в своем этническом сознании, от чего и рождается их установка на выживание и сопротивление любым попыткам их вытеснения.

Указав на миграцию, как один из важнейших факторов, вызывающим дестабилизацию обстановки в регионе, мы должны для понимания ситуации пойти дальше, рассмотреть следствия миграционного процесса.

Стремительное   сокращение   русского   (казачьего)   населения, считающего себя коренным на землях Кизлярщины, и увеличение в течение   менее   двух  десятков   лет,   т.е.   жизни   одного   поколения,  - аварцев ( в 1970 году их в Кизлярском районе проживало 4,4тыс., в 1979 году - 8,2 тысячи, в 1989г. их было 14,3тыс.), даргинцев  (в 1970г.   - 2,1тыс., в 1989г.    - 7,2тыс.)   - не могло не оказать глубокое воздействие на хозяйственную и культурную жизнь региона.

Когда люди пытаются вскрыть причины кризиса совхозно-колхозного производства, то сразу всплывает кормовая проблема: «кормим коров внатруску, сено пополам с соломой, концентраты не у всех. И ждать хороших надоев не приходится». В большинстве хозяйств обеспеченность грубыми кормами достигает только 75%, сочными - 45-48% [97].

В чем причина того, что район обладая более 14 тысяч гектаров многолетних трав, не в состоянии обеспечить общественное поголовье скота сеном? Можно сослаться на неурожаи люцерны (53 центнера с нектара, что почти в два раза ниже средней нормы ) [98], можно найти массу других причин. Однако необходимо обратить внимание прежде всего на один, так сказать, «внешний фактор», который, на наш взгляд, выходит далеко за рамки чисто экономической сферы.

В последние годы были сняты препятствия для развития индивидуальных форм хозяйствования. Вследствие этого произошел стремительный рост поголовья овец, коз в частном секторе. Возник стихийный, неконтролируемый государством процесс: в частный сектор утекают не только предназначенные для колхозных ферм корма. Происходит также «передел» площадей, необходимых для выращивания различных сельскохозяйственных культур, в пользу частного скотоводства. Кроме того, лесные массивы в последнее время вырубаются и отдаются для выращивания арбузов и других бахчевых [99].

Возникает противоречие между этническими группами, занимающими различные ниши в региональном разделении труда: «в силу различных, можно сказать несовместимых, укладов жизни горцев-переселенцев и местных жителей между ними начали проявляться противоречия. Бывает, два человека по характеру психологически несовместимы, также и две нации могут плохо уживаться между собой. Ну, а в нашем случае не две нации, а жители гор и жители равнины. Один уклад подавляет другой» [100].

Положение усугубляется и тем, что не существует никаких правовых норм, регулирующих экономическую деятельность этносов, имеющих весьма различные представления о методах ведения хозяйств и, соответственно, обладающих различными интересами (одни - интенсивное земледелие, садоводство; другие - экстенсивное животноводство).

Колхозно-совхозная форма хозяйствования пришла в упадок. В переходный период русское и казачье население, работавшее в рамках прежней хозяйственной системы, оказывается в наиболее уязвленном положении. Приезжающие в регион аварцы, даргинцы либо имеют собственные средства, либо получают по программе «Горы» льготные кредиты, покидают родные места, приватизируют земли, различные хозяйственные объекты. В Кизляре, других населенных пунктах горское население быстро скупает дома, прочую недвижимость. Принятые городскими властями меры по ограничению прописки практически остаются на бумаге перед «силой денег» мигрирующего населения: никакой целостной программы удержания жилищного фонда, «размываемого» вследствие отъезда в Россию десятков, сотен кизлярцев не существует. Прибывающие же горцы назначают за дома «свою» цену, игнорируя порой «юридические формальности» купчей.

Ведущие предприятия Кизляра теряют десятилетиями складывавшиеся трудовые коллективы, наиболее квалифицированную их часть, не только вследствие недостатков периода перехода на новые, рыночные отношения, непродуманности конверсионного процесса, но и чрезвычайно низких, возможно искусственно заниженных тарифных ставок оплаты труда, несмотря на все дотации федерального правительства. К примеру, слесарь, токарь высокой квалификации в сентябре 1993 года в среднем получали от 7 до 13 тысяч рублей. Местная научно-техническая интеллигенция видя, как быстро в последние годы изменяется национальный состав высшего управленческого звена (сегодня он на 85-90% уже не русский), стремится выехать за пределы Дагестана, поскольку не находит ни для себя, ни тем более своих детей никаких перспектив.

Тревожное положение складывается в сфере нарождающегося частного предпринимательства. Все прибывающее горское население имеет не только значительно более лучшие «стартовые условия» для развития бизнеса, но и опираясь на правоохранительные органы, (уже в подавляющем своем большинстве состоящие из представителей горских народов), формируя полулегально действующие мафиозные структуры, начинает подавлять потенциальных конкурентов, не давая последним Даже возможности приступить к делу. Русские, казаки, пытающиеся открыть торговые точки, рестораны, кафе и т.п. немедленно подвергаются обструкции, причем атака на них идет «волнами», то со стороны рэкетиров, мафиозных групп, то со стороны различного рода налоговых инспекторов, проверяющих и т.д. «Русские - говорилось на одном из сходов граждан Кизляра, - живут хуже всех по тому, что их обложили рэкетиры, различные разбойные группировки. Не потому ли среди Русских мало кто решается открыть свое дело, свое МП? Нас, коренных Жителей, горцы вытесняют открыто и нагло» [101].

Отрицательно относится значительная часть городских слоев к форсированной приватизации предприятий общепита, социального обслуживания, магазинов (на аренду в конце 1992 года ушли в Кизляре 19 предприятий с 369 сотрудниками). Здесь опасения людей обусловлено двумя факторами: с одной стороны, крупные предприятия города, такие как КЭМЗ, НТКЗ, маслозавод, обнаружили стремление растащить торговую сеть, так сказать, «по ведомственным квартирам», с другой, у русских возникла, причем отнюдь не без оснований, мысль, что эти объекты приватизируют преимущественно аварские и даргинские «деловые круги».

Процесс перераспределения собственности внутри общества Кизлярщины, принимающий все более очевидно форму межэтнического размежевания, может ускорится к весне 1994 года, когда начнутся выборы в местные органы власти. Уже сегодня, за много месяцев до избирательной кампании, в сельской местности появляются эмиссары различных горских гражданских формирований, агитирующих население «свалить русскую власть» как в районах, так и в самом Кизляре.

Таким образом, за противоборством различных форм собственности - колхозно-совхозной и фермерской, общегосударственной и частной - скрываются усиливающиеся в результате отсутствия правовых оградительных норм противоречия между различными этническими группами. Если будет продолжаться миграция, если одни будут иметь; значительно большие возможности овладеть собственностью, чем другие; если процесс формирования имущих слоев, буржуазии одних этносов, будет оставаться приоритетным направлением политики руководства республики Дагестана при полном его попустительстве, сознательном или неосознанном, процессу маргинализации других народов, русских и казачества, социальный взрыв едва ли удастся избежать.

К сожалению, нет видимых факторов, которые бы могли смягчить обстановку, особенно обрисованную нами перспективу. Однако, имеется еще целый ряд обстоятельств, способных, наоборот, усугубить положение в регионе.

Первым можно назвать, пусть грубо и упрощенно, «кризис роста отгонного животноводства и прежних форм хозяйственных связей».

Эта проблема охватывает пространство много шире территории проживания нижне-терского казачества, затрагивает весь северовосточный регион Кавказа. Черные земли ногайцев и кизлярские пастбища - это уникальная, созданная самой природой фабрика производства шерсти и мяса. Хозяйственно-экономическая зона в 4,5 млн. гектаров с засухо- и морозо-устойчивыми травами [102]. Следует отметить, что экстенсивное развитие овцеводства в районе проживания казачества советская власть начинала с фиксации весьма умеренных нормативов. В сентябре 1925 года в Кизлярский округ приехали представители Дагнаркомзема, они сформировали комиссию по выявлению и изучению пастбищ. Комиссия установила нагрузку от одной до двух голов на десятину. Арендная плата была установлена в 5 коп. с головы овцы и 15 коп. с головы крупного рогатого скота, а за скот, пригнанный из других республик, плата была в три раза выше [103]. Отметим, что в середине 20-х годов здесь паслось не более одного миллиона овец, причем уже тогда на пастбищах располагались стада Грузии, Чечено-Ингушетии, Северной Осетии.

Государство извлекало с этих земель значительную прибыль: еще совсем недавно общественно-полезный труд, потраченный на производство одного килограмма шерсти оценивался в 25 рублей, государство же закупало его по 9 рублей. Практически никаких отчислений в форме налогов не осуществлялось. Все это привело к тому, что в настоящее время начался процесс глубокого пересмотра всего комплекса общественных связей, регулирующих овцеводство, что не может не способствовать обострению всей ситуации в северовосточном кавказском регионе. Сегодня здесь пасется около 3 млн. овец. Это уже само по себе является громадной нагрузкой на пастбища, угрожающей серьезными экологическими последствиями.

Только в зоне Кизлярского района Ботлихский район занимает 1950 га, Цунтинский - 1774 га, Советский - 1211 га, Гергебильский - 11294 га, Гунибский - 57013 га. Всего раскроено 73732 га земли, а вместе с Тарумовским районом - более 130000 га. На бывших заливных лугах теперь пастбища горских колхозов, управление которых находится за 300-500 км от Кизлярщины [104].

Кроме того, до недавнего времени примерно по 30 тысяч гектаров территории Дагестана и Чечни использовались совместно овцеводами обеих республик. Ныне усиленно буддируется отказ Чечни продолжать такое хозяйствование.

В Ставрополье, в Бакресской зоне, дагестанцы используют около 60 тыс. га. Местные власти с достаточным основанием ставят вопрос о подчинении данного пространства Ставрополю не только в административном, но и в хозяйственном плане, что неизбежно повлечет за собой ограничения в эксплуатации пастбищ дагестанскими овцеводами. Это также может лечь тяжелой ношей на районы Бажигана и Южно-Сухокумска и вызовет усиление нагрузки на пастбище северовосточного Дагестана.

Общественно-политические настроения в Калмыкии в отношении дагестанских отгонников свидетельствуют о том, что у Северных соседей сегодня имеются немало людей и организаций, готовых выставить Дагестану безальтернативные требования об освобождении уланхольской зоны Черных земель. Местные власти упрекают дагестанцев в неправильном использовании зимних пастбищ из-за чрезмерной их перегрузки в результате увеличения поголовья овец.

В настоящее время в северо-восточном кавказском регионе за пределами Дагестана отгонное животноводство ведут люди Бунакского, Рутульского, Советского, Новолакского, Дахадаевского, Акушинского, Кулинского, Курахского, Агульского и Каякентского районов. Они живут за счет содержания почти полуторамиллионного поголовья овец на территории Калмыкии, Ставрополья и Чечено-Ингушетии. Нетрудно предположить, что возможности этого занятия для дагестанцев вне пределов республики по крайней мере в ближайшие годы будут сокращены. Это повлечет за собой многократное увеличение нагрузки на Ногайскую степь и кизлярские пастбища [105].

Второй фактор - это так называемая «проблема кварельских аварцев». Она имеет несколько аспектов:

-при ликвидации договора между Грузией и Дагестаном об использовании 318 тыс. га пастбищ в Дагестане (которые административно располагаются в Ногайском и Тарумовском районах), грузинские чабаны могут оказаться в практически безысходном положении, так как пять районов Грузии, ведущие отгонное животноводство, со своим полумиллионным овцепоголовьем имеют лишь летние альпийские луга. Таким образом, овцы лишаются зимнего корма, обрекаются на гибель; люди теряют работу, поскольку там чем-то Другим, кроме овцеводства, заниматься просто невозможно. Свертывание экономической деятельности грузинских животноводов в Ногайской степни уже в 1994 году вызовет в указанных районах Грузии мощное социальное напряжение. Здесь потенциально закладывается сложнейшая проблема, теперь уже имеющая межгосударственный характер, поскольку грузинским властям так или иначе нужно будет объяснять людям происходящее, «искать виновного»;

-в данной ситуации кварельские аварцы могут оказаться в известном смысле заложниками политиков и их переселение в Дагестан становится практически неизбежным.

Руководство Дагестана уже приступило к решению «кварельской проблемы», причем избрано по нашему глубокому убеждению наихудший вариант, неминуемо ведущий к нагнетанию напряжения в регионе. Для кварельских аварцев были выделены в Ногайском районе, в зоне Южно-Сухокумска пять тысяч гектаров земли.

Это означает:

-для ногайцев радикальное изменение этнодемографической карты территории исконного проживания этноса.  В перспективе, наряду с угрозой  постепенного отморжения  кутанов  вследствие  заселения  их горцами,   возникает  реальная   опасность   более   быстрой   аварской колонизации территории;

-для нижне-терских казаков появление именно Южно-Сухокумска аварцев представляется ни чем иным, как сознательным созданием руководством Дагестана мощного приграничного буфера, способного отделить Кизлярщину от Терского казачьего войска, Ставропольского края, России;

-для самих кварельских аварцев данный вариант едва ли приемлем, ведь их, жителей горных долин, помещают в совершенно пустынную, степную зону, резко отличающуюся по климату, условиям труда.

На практике реализация проекта приведет еще к более сложной, негативной картине. В определенной властями степи живет сегодня всего несколько десятков семей кварельских аварцев. Получив ссуды на переселение в достаточно крупных размерах, они продолжают жить на прежней территории, но при этом скупают дома и землю близ Кизляра и Тарумовки, тем самым меняя этнодемографический состав населения на Нижнем Тереке.

В сознании местных русских, казаков зреет вполне естественное негодование: почему кварельцев не приглашают в аварские районы, более подходящие для жизни переселенцев, тем более, что по программе «Горы» для этого выделены большие средства? Почему мигранты получают финансовую поддержку и льготы, в то время как отъезжающее из Дагестана славянское население не получает абсолютно никакой помощи ни со стороны Дагестана, ни со стороны России? Не означает ли данная «кварельская» переселенческая программа шагом к окончательному вытеснению коренных жителей с данной территории

Третий фактор - это «проблема Каспийского моря».

Браконьерство приняло значительный размах (всего по республике по Тереку и побережью Каспия ежегодно только осетровых у браконьеров официально изымается более 50 тонн). Разбалансирован весь механизм местного рыболовства: цеха по переработке рыбы Крайновского рыбокомбината простаивают из-за отсутствия рыбы. В то же время отдельные колхозы приступают к строительству собственных перерабатывающих малых предприятий, так как сдавать лов в виде сырья комбинату становится невыгодным. Расхищение рыбных богатств Терека может принять беспрецедентные масштабы [106] . Раздражающим фактором, видимо, является и то, что все органы, осуществляющие лов рыбы, практически безраздельно находятся в руках  аварцев. Для местного русского населения в деле лова создается масса препятствий.

Однако есть аспект проблемы, который сегодня лишь обозначился, но в перспективе способен вызвать большое региональное потрясение. Уровень моря продолжает увеличиваться, что уже сейчас грозит затоплением десятков тысяч гектаров. Правительство России уже выделило большие суммы на возведение платин и отводных сооружений. По поводу реализации программы между русским, казачьим, словом, старожильческим населением и горским, главным образом, аварским и даргинским, возникло жесткое противоречие: последние заинтересованы в сохранении кутанов и потому настаивают на реализации крупномасштабных оградительных работ; старожилы подчеркивают, что и в прошлом данные территории поглощались морем, что именно здесь идут на нерест наиболее ценные породы рыб, и возведение платин будет губительно для Каспия.

Мы обозначили лишь один сгусток противоречий. Есть, к сожалению и другой, требующий тщательной прогностической проработки. По мнению некоторых экспертов, уровень моря еще поднимется значительно, в результате чего окажутся затопленными десятки сел. В этих условиях неизбежно возникнет вопрос: куда размещать население затопляемой зоны? Значительная часть, до 70-80% жителей, составляют представители горских национальностей. Их перемещение в близлежащие Кизляр и Тарумовку неизбежно будет означать дальнейшее изменение этнодемографического состава региона, вытеснение коренного населения со всеми вытекающими последствиями.

Четвертый фактор - нарушение сложившегося веками «экологического климата», устоявшегося порядка жизни. Из поколения в поколение люди здесь учились друг у друга садоводству и виноградарству, ремеслам и хлебопашеству. Переселенцы - люди со своими устойчивыми привычками, понятиями о форме добывания хлеба насущного пытаются сейчас навязать их местному населению и диктовать свои условия. За какое-то десятилетие произошла ломка устоявшегося порядка. Старожилы никогда прежде «не видели такой картины: в четыре-пять часов вечера, еще добрых четыре часа светового летнего дня, а на улицах южного, почти курортного города с его рыбными базарами - абсолютно пустынно. Люди боятся выходить, потому что в это время могут спокойно затащить в машину, обстрелять» [107].

Именно под влиянием указанных выше причин идет массовый отъезд из региона русских, казаков, армян и др. Это своеобразная реакция протеста против нарастающих негативных тенденций. В то же время отъезд представляет собой пассивную форму политизации населения. Переоценка значения миграции способна привести к ложным заключениям о перспективах дальнейшего политического развития.

Налицо тенденция самоорганизации населения, создание им собственных общественно-политических формирований. Хотя здесь, как и по всей России, имеются свои социал-демократы, и др., наиболее значимыми в регионе являются три политических субъекта: терское казачество, славянское движение «России» и Коммунистическая Партия Дагестана.

III

В октябре 1990 года был проведен круг, на котором провозглашено возрождение Кизлярского отдела Терского казачества. В него вошли казаки Кизляра, Кизлярского и Тарумовского районов, ряда сел и деревень Нижнего Терека. Это явилось закономерным этапом процесса становления гражданского общества в Дагестане. Летом 1993 года отдел был преобразован в Кизлярский округ Терского Казачьего войска.

Прежде всего следует остановиться на характеристике социальной базы возрождающегося казачества.

Безусловно, за годы советской власти стерлись границы между казачеством и остальным русским населением. Этому способствовал целый ряд факторов:

-в 70-80-е годы Кизляр превратился в мощный центр машиностроения и металлообработки. На построенных высокотехнологических объектах, имеющих   военно-стратегическое   значение,   трудятся   сотни   людей, оставивших сельское хозяйство и ставших квалифицированной рабочей силой;

-формы колхозно-совхозной собственности и соответствующая им организация труда «уравняли» казаков с переселенцами пореформенной волны;

-Отечественная война унесла более 30% коренного населения региона, причем   90%   погибших   были   выходцами   из   казачьих   станиц Александроневской, Карабаглинской, Алесандрийской, Цветковки, Ново-Серебряковки, Старо-Серебряковки.

Сегодня трудно определить численность потомственных казаков. По оценкам экспертов, собственно имеющей казачьи корни является лишь небольшая   часть   населения   региона   -   12-15%.   Однако   следует подчеркнуть, что социальная  база казачества значительно шире.   Это обусловлено   целым   рядом   причин,   игнорирование   которых   может привести к серьезным просчетам при прогнозировании политической обстановки как в регионе, так и в Дагестане.

Во-первых, все местное сельское население несомненно составит социальную базу возрождающемуся казачеству, поскольку увидит в нем определенную форму защиты своих интересов. Именно подобный мотив определит уничтожение границы между «родовыми», «потомственными» казаками и теми, кто до того к казачеству не имел никакого отношения. Это было четко отражено в принятой на Втором Большом Кругу Союза. казаков резолюции «О казачьем землепользовании». В ней подчеркивается, что казачество «считает необходимым соединение общинного хозяйствования с современными сельскохозяйственными технологиями, возвращение к понятию юртовых земель (принадлежащих хутору, станице) с их общинным обихаживанием лесов, выпасов, рек и водоемов, мостов и дорог. Это не исключает, а способствует развитию семейного (надельного) землепользования, кооперативных объединений и акционерных обществ с непременным условием, что земельный надел, в любых формах обладания им, остается в руках работающих, передается по наследству и может быть сдан в аренду, но не может быть продан в другие руки, минуя казачью общину. Это положение в значительной мере распространяется и на средства производства. Недопустима передача казачьих земель мигрирующему населению других республик и автономий, продажа их частным, в том числе иностранным лицам, фирмам, кооперативам и акционерным обществам, создаваемым пришлым населением... Конкретные формы земледелия должны определить сами казаки, а закон, учитывая их мнение, обеспечит условия для свободного и творческого хозяйствования, охраны прав земледельцев, будет способствовать его социальной защищенности в условиях рыночной экономики» [108].

0

17

Следует отметить, что в июне 1992 года в Дагестане проводился общереспубликанский референдум по двум вопросам - введения поста президента и частной собственности на землю. По последнему пункту жители Кизляра в подавляющем своем большинстве высказались против - 92% (17460чел.) [109]. Это - еще одно подтверждение того, что идеи общественного землепользования, присущие казачьему хозяйственному укладу, остаются в регионе популярными у значительной части населения. Но здесь же можно усмотреть и опасения людей, что приватизация земли повлечет за собой усиление притока аварцев, даргинцев, чеченцев, в результате чего произойдет окончательное изменение этнографической карты Кизлярского и Тарумовского районов.

Речь идет таким образом не только о сохранении казачества как специфической этнической группы на своей территории обитания, но и о защите сложившегося в течение нескольких веков уклада жизни, придающего региону своеобразие, наконец, о предотвращении ликвидации status quo, исторически сложившегося в регионе. «Нынешнее возрождение казачества - это как проснувшийся инстинкт самосохранения России, ее многонационального народа, который сейчас страшно унижен, интересы и права которого ущемляются» [110] .

Подтверждением этого может явиться возрождение в армянских притерских селах собственных казачьих общин. Миграция армян в Притеречье началась около двух веков назад. Центрами обитания армян стали Моздок и Кизляр. В конце XVIII века они составляли 51% (2800 человек) от всего населения двух городов. Переселенцы прибывали на Терек в основном из Карабаха, Кубинского, Дербенского, Бакинского ханств. Численность армян пополнилась за счет выходцев из горского плена (из Крыма, Черкессии, Кабарды, Чечни, Ингушетии, Дагестана). В апреле 1800 года отряд наурских казаков, например, «в карабулакских горах» (пограничье Ингушетии и Чечни) отбил у «толпы, составленной из горских жителей, 57 пленных, большей частью грузин и армян, выведенных скрыто горцами в Анапу и другие места на продажу туркам». Обособившиеся на Тереке армяне сохранили свои хозяйственные занятия, язык, обычаи, что подтверждается разнообразными историческими документами [111].

В настоящее время в Тарумовском районе живет более 600 армян, причем располагаются они компактно в нескольких селах, на 90% моноэтнических по составу [112]. Что заставляет этих армян - около двух десятков человек - записываться в казаки? В прошлом в составе Терского войска имелись армяне. Однако, на наш взгляд, дело не только в традиции. Налицо стремление защитить собственную, сложившуюся в течение двух веков экономическую специализацию. Их не в меньшей степени, чем русских, беспокоит стихийное расширение овцеводства, угроза потравы полей, огородов, виноградников.

В казачество вливается также определенная часть городских «средних слоев», а также рабочих Кизляра. Они приходят сюда отнюдь не «по зову крови», не являются прямыми потомками терских казаков. Это - своеобразная реакция на продолжающуюся «аваризацию» высших управленческих производственных структур города и района, на произвол администраций предприятий, увеличение потока выезжающих в Кизляр лиц даргинской, аварской и других национальностей. В этом проявляется возникшая неуверенность в завтрашнем дне членов коллективов предприятий города.

Первым атаманом Отдела стал тридцатидевятилетний Виктор Федорович Чеботарев, в прошлом кадровый офицер, начальник отдела КЭМЗа. Обладая организаторскими способностями, он смог объединить вокруг себя немалое число инициативных людей, поборников идеи возрождения казачества. В далеко непростых условиях удалось наладить выпуск газеты «Терские ведомости». Но главная заслуга атамана состоит в том, что он сумел наладить регулярную связь между Кизлярским отделом и другими частями Терского Казачьего Войска, установленные контакты позволяют пока еще малочисленному казачеству Кизляра чувствовать себя звеном формирующегося терского казачества - силы, которая в самом ближайшем будущем явится одним из важных субъектов политики всего северо-кавказского региона. Кизлярский атаман стал достаточно влиятельной фигурой в структуре ТКВ.

Летом 1993 года произошла смена атамана. Им стал Эльзон Александр Семенович. Уроженец здешних мест, потомственный казак, он многие годы работал на руководящих постах в системе торговли -директором торгового объединения, в настоящее время руководителем торгово-коммерческого центра. Непосредственно участвовал в возрождения Кизлярского округа, был казначеем отдела, кошевым атаманом. Появление нового сорокасемилетнего атамана - это не просто перестановка кадров в руководстве Кизлярского округа Терского Казачьего Войска. Можно говорить о начале процесса вливания в казачество местной интеллектуальной элиты, лиц обладающих опытом политической и хозяйственной работы, юристов, журналистов. Совершенно очевидно стремление казачества перевести деятельность своего правления на профессиональную основу (данный процесс идет сегодня не только в Кизляре, но и в других округах ТКВ, что несомненно, будет оказывать влияние на политические установки и поведение возрождающегося нижне-терского казачества).

Сначала было несколько попыток разработать собственный устав, уложение [113]. Однако, позднее казаки пришли к мнению, что как отделу, так и всему ТКВ, следует придерживаться программных документов Союза казаков. На это следует обратить внимание, поскольку в настоящее время руководство Дагестана стремится принять свои собственный закон о реабилитации казачества, и в этой связи будет предпринять попытка предложить казакам Кизляра разработать местные, республиканские уставные документы. На это последние не пойдут, поскольку считают себя неотъемлемой составной частью российского казачества. Никаких «дагестанских казаков» нет и не может быть, стремление доказать обратное вызовет лишь отчуждение и развитие сепаратистских настроений у населения.

Кизлярские казаки, как общественно-политическая организация, провели уже достаточно большую работу по восстановлению исторической правды о казачестве, возрождению вековых традиций, общинного хозяйствования, любви, верности и преданности отечеству, межнациональной дружбы, веротерпимости, соблюдения нравственных, бытовых устоев семьи, обычаев, обрядности казаков Нижнего Терека:

-прежде всего организовано издание газеты «Терские Ведомости» (тираж 2 тыс. экземпляров);

-в конце сентября 1991 года состоялось открытие Кургана Памяти казаков, павших за спасение отечества - насыпного холма, поднятого по старинному обычаю как памятник всем погибшим казакам во все времена.   На   торжественной   церемонии   были   представители   всех возрожденных отделов ТКВ, других казачьих войск России  [114];

-руководство казачества понимает, что для его консолидации как политического массового движения необходимо не только возрождение Нижне-терское и гребенское казачество на территории Дагестана вековых традиций, но и введение символики и атрибутики, позволяющей членам движения выделиться из общей массы населения: казачий круг, другие мероприятия с участием казачества начинаются ныне с внесения голубого бархатного полотнища Кизлярского округа, исполнением гимна;

-осенью 1992 года в Кизляре была открыта православная воскресная школа для юных казачат. В ней знакомят детей с историей края, бытом казачества, им преподаются Слово Божье и старославянский язык, домоведение (включающее животноводство и земледелие), ведется военно-спортивная и медицинская подготовка и т.д. Судя по откликам учащихся, довольны: «Мне нравится эта школа, потому что здесь учат как быть казаком, хорошим хозяином и никого не бояться», - говорит Н.Денисенко. В. Чиговцев ходит туда, «потому, что в ней учителя добрей, чем в простой школе. Мне нравится отец Геннадии. Мне нравится дядя Саша. Мне хочется, чтоб в школе были кони» [115] . В будущем планируется также создание казачьей гимназии.

Округ формирует свою структуру из казачьих общин, населенных пунктов, территориальных отделов. В большинстве населенных пунктов Тарумовского и Кизлярского районов уже возникли казачьи подразделения. В 1992 году Округ, как и все Терское Казачье Войско, провел регистрацию казаков. Руководство Округа начинает вмешиваться в регулирование социальных процессов, руководствуясь нормами традиционного права, работавшего здесь в течение нескольких веков.

При этом казачество достаточно реалистично оценивает свои возможности. Здесь, пока не идет речь о создании каких-либо параллельных структур или установлении полной казачьей власти, как это имеет место сегодня на Дону.

Главное внимание казачество уделяет сельскому хозяйству, решению земельного вопроса, понимая, что с развитием деревни в зоне Нижьего Терека только и возможно подлинное возрождение Кизлярского (гребенского) казачества.

Власти в Кизляре в этом вопросе идут навстречу чаяниям людей. С марта 1991 года в районе проделана работа по распределению земель. У колхозов и совхозов было изъято 26,5 тыс. гектаров неиспользуемых и нерационально используемых земель. В ведение сельских Советов для развития индивидуальных хозяйств и присельских пастбищ передано 24,4 тыс. гектаров сельхозугодий. Под коллективное садоводство и огородничество в пригороде. Кизляра по долгосрочной аренде и в постоянное пользование выделено около 1730 гектаров (следует отметить, что в этом направлении сделаны лишь первые шаги. По оценкам руководства Кизляра, чтобы снять продовольственные трудности по самым минимальным подсчетам городу необходимо не менее 3 тысяч га для организации подсобных хозяйств, не менее 600 га - под пастбища и сенокосы, не менее 500 га дополнительно для коллективного садоводства и огородничества, индивидуального строительства и создания мелких городских агрофирм по типу, ассоциации фермерских хозяйств [116].

При этом казаки никоим образом не выступают за передачу земли в полную частную собственность. В соответствии с традицией Кизлярский Округ отстаивает лишь «внедрение коллективных и индивидуальных форм казачьего общинного самоуправления и хозяйствования».

Нижне-терское казачество достаточно сдержанно относится к попыткам руководства России ускорить процесс становления казачества прежде всего как служилого сословия, о чем свидетельствует мартовский указ президента Б.Ельцина. Будучи еще слабым и неорганизованным, при форсированной милитаризации, оно оказалось бы в изоляции по отношению к другим этносам северо-кавказского региона. По мнению многих казаков, главная цель состоит не в спешном формировании полков, а в восстановлении той социально-экономической среды, которая собственно и способна возродить казачество так таковое.

Это отнюдь не означает, что полностью снимается с повестки дня вопрос об обретении казаками оружия. В самом деле, в Дагестане у отдельных этносов (аварцев, кумыков, лакцев, лезгин) в той или иной форме существуют организованные группы боевиков. У некоторых - просто высокий уровень оснащенности оружием всего населения (чеченцы-аккинцы). Рядом - Чеченская Республика, где вооруженные формирования находятся практически на легальном положении. В этих условиях вопрос может быть поставлен двояко: либо принять жесткие меры по изъятию у всего населения региона оружия, либо разработать программу по упорядоченной передаче и казачеству определенных видов оружия. Первое едва ли можно реализовать. Второй путь представляется более реальным, поскольку вел бы к повышению ответственности руководителей казачества. Пока же идет скрытое «соревнование» отдельных национальных групп в приобретении и накоплении различных видов оружия, причем казачество в этой «гонке» является одним из отстающих и потому самых уязвимых в регионе.

Нижне-терское казачество считает себя самостоятельным субъектом в складывающейся политической системе Дагестана, что предполагает его «участие в избирательных и других общественных кампаниях, выдвижение кандидатов в народные депутаты, организованное объединение всех казаков-депутатов, направление их деятельности в защиту интересов казачества, обновления общества» [117].

Существует одно обстоятельство, которое неизбежно будет консолидировать вокруг казачества значительную часть населения региона. Чтобы отстоять свои права - сохранить региональную производственную специализацию (виноградарство, овощеводство), предотвратить все усиливающуюся миграцию аварцев, даргинцев и других народов, спасти имеющиеся высокотехнологические предприятия в системе промышленного комплекса Юга России и т.д. - местному населению необходимо добиваться широкой автономии. В условиях разворачивающегося процесса борьбы отдельных этносов за федерализацию республики у русских, армян, представителей других национальностей имеется лишь один вариант - консолидироваться вокруг казачества как коренного народа Кавказа, имеющего равные права на создание на территории Тарумовского и Кизлярского районов национально-территориального образования (как того хотят ногайцы, кумыки, лезгины и другие). Любое иное, скажем, русское национально-территориальное образование, не будет принято ни одним другим этносом на Северном Кавказе.

Славянское движение «Россия» было создано в июле 1992 года. Его появление, согласно принятым программным документам, вызвано тем, что «сложившаяся политико-государственная, социально-экономическая ситуация, обострение национальных конфликтов, распри и раздоры между народами болезненно отзываются на «русском вопросе» в Республике Дагестан... Политика существования малочисленных народов за счет больших привела к удару по духовности славянского и русско-языкового населения России, угрожая их генетическому существованию» [118].

Лидером движения «Россия» является Сергей Григорьевич Синицын. Он родился в 1962 году. Получив высшее техническое образование и специальность инженера-электрика, в течение десяти лет был на комсомольской работе, в том числе первым секретарем Кизлярского горкома комсомола. Имеет большой опыт политической и организационной работы. В последние годы вернулся к работе по специальности, в настоящее время является директором городских электросетей.

Появление такого человека во главе новой общественно-политической организации представляется не случайным. Оно отражает процессы, развивающиеся внутри движения «Россия»: к руководству приходят руководители отдельных предприятий города, предствители высшего и среднего звена управленческих кругов. Многие из них в силу целого ряда обстоятельств не могут открыто поддержать казачество, войти в его состав. Однако, будучи близкими по своими политическим и идеологическим установкам, они не нашли другой формы самоорганизации, кроме «славянского движения», подчеркивающего в качестве первостепенных вопросы отстаивания интересов казаков, как коренного этноса, и русских (славян), как этнической группы, на протяжении длительного исторического времени обживавшей эту землю вместе и наряду с казаками.

В настоящее время в движение входит более двадцати трудовых коллективов города, а его опорой стали практически все руководители предприятий из представителей русских и казаков, что способно обеспечить сразу (в отличии от Кизлярского Округа ТКВ) движению значительную материальную базу.

В хозяйственно-экономической деятельности «Россия» ориентируется на «исторический уклад жизни славянских народов - свободу выбора тех форм хозяйствования, которые позволяют наиболее полно удовлетворить материальные и духовные потребности каждого человека и государства в целом; изучение и устранение причин, способствующих вынужденной миграции коренного населения из этнического центра Нижнего Терека и русско-язычного населения Республики Дагестан; создание социально-экономических условий, правопорядка для спасения исторически сложившегося этноса в населенных пунктах Нижнего Терека».

«Россия» планирует в социо-культурном и просветительном плане «возрождать традиционный быт, культуру исторически сложившегося этноса Нижнего Терека на основе приобщения к духовным ценностям, к исторической памяти, к гордости за родную землю» [119].

Появление Славянского движения свидетельствует о нарастающей политизации всего русскоязычного населения Кизлярского и Тарумовского районов. Необходимо обратить внимание на намерение организации поддерживать казачество как коренной этнос на территории Дагестана, идти с ним вместе с одной политической платформой.

«Россия»намерена проводить курс «на реальное самоуправление территорией», добиваться «самостоятельного представительства членов в органах государственной власти и местного самоуправления для сохранения исторически сложившегося территориально-экономического уклада, быта и культуры коренного населения Нижнего Терека» [120].

Следует отметить, что по мере ухудшения положения русского и казачьего населения в регионе радикализм установок движения нарастает: если раньше в основном говорилось о придании Кизлярщине большей самостоятельности, то после событий 24 июня 1993 года (о которых речь пойдет ниже) «конечной целью движения» было названо обретение Кизлярским округом особого статуса «с последующим переходом под юрисдикцию Ставропольского края» [121].

Коммунистическая партия Дагестана была восстановлена летом 1992 года.

В Кизляре имеется целый ряд крупных промышленных предприятий, на которых в прошлом были достаточно сильные организации коммунистов. Если в период перестройки значительная часть квалифицированной рабочей силы поддерживала демократов, то теперь подавляющая масса научно-технических работников предприятии, подвергнувшихся конверсии, составляет потенициальную социальную базу коммунистов. Превращение КПД в массовую будет зависеть во многом также от внешнего фактора - развития политической ситуации в России. Если по каким-то причинам там не произойдет развития коммунистических организаций, в исследуемом регионе данная масса людей будет искать другие формы самоорганизации, вольется в казачество, в «Россию» и т.д.

Различие между коммунистами, с одной стороны, и казаками, славянским движением «Россия», с другой - заключается не только в теоретических подходах, но и в определении будущего статуса Кизлярщины: если вторые как минимум требуют предоставления ей статуса национально-территориального образования, то первые не идут дальше предания ей «особой социально-экономической зоны с учетом интересов терского коренного населения» [122] , пугая югославским опытом, опасностью «размежевания России, Дагестана на удельные национальные и территориальные княжества, мелкие государства, как продолжения прямого пути к порабощению народов СССР» [123].

Горское население в Кизляре, во многих селах района организовано в национально-культурные центры, другие формирования, входящие в качестве составных частей в республиканские организации. В частности, работает кизлярский Высший Совет Народного Фронта им.Имама Шамиля. Все региональные структуры связаны со своими махачкалинскими центрами. Это порождает у отдельных лидеров национальных движении Дагестана планы «передела» власти в Кизляре: сегодня, еще задолго до выборов, имеют место случаи посещения активистами того или иного движения аварских, даргинских аулов, ногайских сел с целью внушить местному населению идею о необходимости «свалить русскую власть в Кизляре». Попытка ее реализации может очень быстро привести к взрыву обстановки в регионе.

Фиксация существующих гражданских формирований даст лишь абстрактную, статичную картину, если не иметь представления о сложившейся обстановке в течение 1993 года.

Напряженность стала нарастать с весны. В известной мере этому способствовал указ Президента Б.Ельцина, предусматривающий создание казачьих воинских формирований. Им воспользовались некоторые политические деятели Дагестана для нагнетания популистских настроений. Так, лидер фронта им. Шамиля Г.Махачев объявил о снятии моратория на свою деятельность, установленный им же самим и поддержанный властями республики, и провозгласил «новые, более высокие по статусу политические цели и задачи фронта» [124].

Жителей Кизлярщины скалыхнуло обращение председателя Духовного правления мусульман Дагестана муфтия аль-Хаджи Саидахмада Дарбишгаджиева с просьбой «в срочном порядке рассмотреть вопрос о переносе выходного дня с воскресенья на пятницу» [125]. Оно совершенно игнорировало пусть деформированный, но еще существующий этнодемографический состав населения региона.

Ситуация в регионе быстро стала принимать крайне острый характер. В Кизляре и на его окраинах проходили сходки группировок горцев как местных, так и из других городов Дагестана с целью раздела сфер влияния и объектов вымогательства. Группировки стали действовать почти открыто, парализуя торговые, коммерческие и производственные структуры. Ночная стрельба из автоматического оружия, дневные гонки иномарок по улицам города терроризовали население [126] .

В начале июня до вооруженного конфликта между казаками сел Брянск и Тушиловка и аварцами, стремящимися установить в них свое влияние, оставались считанные секунды: 100 хорошо вооруженных боевиков сделали попытку захватить эти два села. Им противостояли 150 вооруженных кто чем казаков. Вызванные из Кизлярского РОВД БТРы подошли как раз к тому времени, когда конфликт локализовался: боевики не пошли на вооруженное столкновение [127].

24 июня 1993 года колонна из более семидесяти автомашин (преимущественно иномарок) двинулась из Махачкалы в Кизляр, минуя все милицейские посты, без каких-либо серьезных задержек. Прибыв туда, она блокирует центральную улицу города, захватывает здание Горсовета, наконец, берет в качестве заложников трех человек. Всей операцией руководил М.Хачилаев, председатель Лакского Народного Движения.

Было выдвинуто требование: незамедлительно выпустить двух лиц, находившихся под следствием, вывести части российского спецназа из города. Имеется одна деталь, которая превращает все произошедшее, с одной стороны, в акцию запугивания, демонстрации силы; с другой - в политический фарс. Дело в том, что произошла из государственных органов «утечка информации»: задолго было известно, что именно в этот день должен произойти вывод частей спецназа и определена дата освобождения указанных лиц из-под стражи. «Захват» города и заложников ничего не менял, все шло по графику, но нападавшие стрельбой вверх, ездой на больших скоростях по городу, освобождением заложников придали своей акции характер победы [128].

Данные события были восприняты русскими и казаками как «сценарий геноцида православного населения» [129], очень напоминающий прелюдию драмы, разыгравшейся на Сунже весной 1992 года, те же наезды автомашин, угрозы, запугивание и то же безмолствование правоохранительных органов [130]. Там это завершилось кровопролитием и почти полным исходом казачьего и русского населения из обжитых мест.

Произошедшее всколыхнуло все терское казачество и консолидировало его. 31 июля около 500 казаков съехались в Кизляр на Большой Чрезвычайный Круг ТКВ. В ходе его работы выявились две тенденции: одни требовали незамедлительных военных действий по отношению к обидчикам русскоязычного населения, другие, кто трезво оценивал обстановку, предлагали иные, неиспользованные еще в ходе борьбы казаков за свои права методы. Было решено «использовать предварительно все формы мирного характера», «заявить о себе», «сказать, что это мы - терские казаки» [131].

17 августа казаками Пятигорского округа ТКВ была проведена акция по блокированию транспорта, следующего в республики Северного Кавказа по железной и автомобильной дорогам в районе Минеральных Вод. Казаки определили задачи этой акции так: в связи с неоднократными обращениями к президенту РФ, правительствам России и республик Северного Кавказа, Верховному Совету России, которые до сих пор полностью игнорировались, осуществить предупредительную акцию с целью привлечения внимания госструктур к проблемам и положению славянского населения на Северном Кавказе, к реализации указа о реабилитации казачества. Попытка части казаков, властных структур, правоохранительных органов отговорить от такой формы проведения акции успехом не увенчалась. 7 августа с 6-20 до 9-05 в районе железнодорожного парка Минвод живая цепочка из казаков, сидящих на рельсах, остановила семь пассажирских и пять товарных поездов. Экономический ущерб только по Минералводскому отделению дороги составил 75 миллионов рублей [132] .

Указанные события будут влиять на многие процессы, происходящие в северо-кавказском регионе и далеко за его пределами:

-в Оренбурге в начале октября 1993 года состоялся III Большой круг союза   казаков,   на   котором   была   выражена   готовность   всеми имеющимися   способами  оказывать   взаимопомощь  любой   из   частей казачества. Прежде всего речь идет о терском казачестве ;

-произошла консолидация Кизлярского Округа ТКВ и ногайского общества «Бирлик». Между ними в 1989 году развивались интенсивные контакты, завершившиеся подписанием Декларации о самоопределении коренных народов Ногайской степи, в которой предполагалось «восстановить территориальную целостность Ногайской степи», создать «национально-государственное образование ногайцев и терского казачества в статусе республики в пределах Ногайской степи, в составе РСФСР» в случае провозглашения Дагестаном суверенитета [133].

Позднее возник период отчуждения и недовериями между двумя организациями из-за возникшего спора о формах присоединения к Ставрополью (ногайцы настаивали на своей национально-территориальной автономии, казаки считали это неприемлемым). Теперь обе стороны вновь пришли к согласию на платформе полного неприятия навязанного властями Дагестана пути решения проблемы кварельских аварцев, а также необходимости проведения действенных мер в борьбе с преступностью. В обращении к народам Дагестана ногайский лидер Б.Кельдасов и атаман А.Эльзон 17 октября 1993 года писали: "Мы уведомляем неоднократно правительства России и Дагестана о сложившейся ситуации и о нашем критическом положении. Теперь мы вынуждены приступить к другим формам отстаивания своих жизненных интересов... Мы не просились в Дагестан и не ставим вопрос о выходе, но наши жизненные интересы должны быть защищены республиканскими властями» [134].

В этих кризисных условиях особый интерес должны вызывать не только позиции отдельных политических формирований, но и установки местной законодательной и исполнительной власти.

Люди, возглавляющие различные государственные управленческие структуры, обладают достаточным опытом, пользуются авторитетом населения. Типичным представителем истеблишмента является Вячеслав Степанович Паламарчук, 1945 года рождения, потомственный кизлярец. Окончив МТИПП получив специальность инженера механика, он многие годы работал в экономических и государственных структурах Кизляра: был руководителем предприятия по производству хлебопродуктов, маслозавода, мясокомбината, являлся заместителем председателя исполкома по вопросам экономики, в течение последних восьми лет - председатель Горисполкома. Опытный   управленец, он знает психологию и интересы практически всех слоев местного общества.

Вместе с тем местный государственный аппарат находится в очень тяжелом положении:

-прежняя  сила,  которая  привела его к  власти,  КПСС,  перестала существовать.   Пока   он   балансирует   между   указанными   выше политическими организациями и старается поддерживать стабильные отношения  с  республиканским  центром.   Делать  это  становится   все труднее.

Казаки, движение «Россия» все более настоятельно выражают требования создания здесь национально-территориального образования. Как подчеркивал представитель Кизляра на съезда народов Дагестана осенью 1992 года А.А.Паськов, «ограничиваться социально-экономическими мероприятиями в стабилизации обстановки невозможно. Нужны политические гарантии и они должны быть заложены в конституцию» [135]. По мнению специалиста райкомзема Ф.Шатова, «если этнос численно составляет 75-85% от всего населения, он может пережить инородные включения, но если этнос разбавлен до 50%, то он распадается и гибнет. Вот на этой отметке оказался этнос села, к этой роковой отметке подбирается и город... Нельзя ни под каким предлогом разбавлять этнос, его нужно строго дозировать. Поэтому решение этнических проблем дело самих представителей этноса и вмешательство в это деликатное дело политиков центральных органов приведет лишь к катастрофе. Единственное, что требуется от верховного руководства, это узаконить право этноса на самоуправление, самостоятельно решать кадровые вопросы, право владения и пользования землей, право на жительство или лишения этих прав тех, кого посчитает нужным местное самоуправление» [136].

Махачкала идею самоуправления и тем более создания национально-территориального образования полностью отвергает, смешивая его с проблемой сохранения территориальной целостности Дагестана. По словам председателя Государственного комитета по национальной политике и внешним связям РД М.М.Гусаева, «Дагестан не имеет ни к кому территориальных притязаний. Мы суверенное государство в составе Российской Федерации не позволим никому, в том числе казачеству, как и другим общественным формированиям и организациям предъявлять какие-либо ультиматумы, связанные с территориальной целостностью нашей республики. Левобережье Терека - это неотъемлемая часть Республики Дагестана, где, как и в других регионах Дагестана, мы гарантируем все права русскому и другим народам. Так что могу назвать бредовыми, от кого бы ни исходили, идеи о переходе какой-либо части республики под другую юрисдикцию. Это однозначно, другой позиции быть не может... Мы обречены жить в единой республике Дагестан единой семьей представителей всех народов» [137].

С этим едва ли сможет согласиться коренное население Кизлярщины. Даже не ставя под вопрос единство Дагестана, трудно представить возможность проживания «единой семьей», поскольку республика в этническом плане не представляет собой монолитного государства. Дагестан следует рассматривать исключительно как сумму этносов, где каждая единица должна являться полноправным субъектом системы. Если эта аксиома будет нарушена, если ускорение развития одних этносов за счет других будет оставаться нормой, если в новых рыночных отношениях будут чиниться препятствия для формирования имущих слоев, буржуазии, у одних народов и одновременно создаваться условия на их же территории для возникновения торгово-предпринимательских кругов других этносов и т.д., сепаратизм будет неизбежной реакцией, способной привести Дагестан действительно к катастрофе.

Стремительный рост преступности привел к отчуждению граждан от власти, к все большему неверию в способность местных правоохранительных органов навести порядок. В самом деле, из расчета числа преступлений на 10 тысяч человек. Кизляр сейчас занимает в республике второе место после Махачкалы по преступности. За 1992 год произошел рост преступности на 27,9%, в том числе уменьшенных убийств - на 100%, угонов автотранспорта - на 100%, квартирных краж - на 57% [138].

Преступность обрела организованные формы, бандитские группировки, как правило, хорошо оснащены автотранспортом, оружием, средствами связи и официальным прикрытием каких-либо частных предприятий. Очень мобильные, такие группы, начиная с мая 1993 года постоянно проводят свои разборки в г. Кизляре, приезжая сюда из других городов Дагестана и деля с местными рэкетирами объекты грабежа и вымогательства. В результате засилья Кизляра преступными группировками, действующими почти открыто, парализуется работа торговых коммерческих и производственных структур, терроризируются руководители и члены их семей. В ночное время улицы города фактически отданы во власть хулиганов и бандитов, демонстрирующих свою силу стрельбой из автоматического оружия и гонками иномарок.

Деятельность организованной преступности заметно политизируется путем выдвижения претензий на власть, чему ярким примером служит захват 24 июня 1993 года в здании Кизлярского горисполкома заложников, и приобретает националистическую окраску, когда почти каждому более или менее решительному шагу начинает препятствовать какой-либо фронт или движение. Указанные события были квалифицированы атаманом Кизляра М.Горбуновым как «репетиция преступного мира к полному захвату города и вытеснения русскоязычного населения» [139].

Местная милиция оказалась не готова к пресечению организованных действий преступных лиц и групп. Правоохранительные органы в силу своей разобщенности и слабому взаимодействию не смогли выступить организованно и оперативно против преступного мира единым фронтом. В их работе ряд просчетов и недостатков, причинами которых в одних случаях является непрофессиональность и некомпетентность, а в других - прямые нарушения дисциплины и долга. К примеру, проявлением этого может служить тот факт, что число нераскрытых преступлений по Кизляру в два раза превышает аналогичный показатель по любому городу Дагестана [140].

События 24 июня 1993 года, когда стражи порядка практически устранились и не сделали ничего, чтобы как-то обуздать налетчиков-боевиков, подняли критику местных правоохранительных органов на новый уровень: если в прошлом их «журили» за низкую раскрываемость преступлений и т.д., то теперь был поставлен вопрос, прежде замалчиваемый - о сложившемся национальном составе милиции. Люди стали требовать от исполкома горсовета пересмотреть кадровый состав органов правопорядка и усилить их представителями коренного населения, в том числе и таможенную службу [141].

Нижне-терское и гребенское казачество на территории Дагестана Местная власть, руководство Кизляра, Тарумовского и Кизлярского районов понимают всю остроту создавшегося положения. Выход они видят в следующем:

-в укреплении связей с различными регионами России, прежде всего со Ставропольским краем. В частности в октябре 1992 года был подписан «Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимопомощи между г. Кизляром республики  Дагестан  и г. Буденновском  Ставропольского  края» [142]. Аналогичное   соглашение   было   заключено   между   Тарумовским   и Нефтекумском районами».  Наконец, 20 августа  1993  года вступил в силу «Договор о дружбе и сотрудничестве между Республикой Дагестан и Ставропольским краем» [143].

В целом необходимо признать, что процесс экономической интеграции идет медленно. Руководство Ставропольского края, в том числе непосредственно прилегающих к Дагестану районов, относятся к этому вопросу, не просчитывая до конца всех возможных последствий. Отношение к Кизлярскому и Тарумовскому районам как к утраченному Россией краю может способствовать дестабилизации обстановки во всем регионе. Дело в том, что любая, даже символическая помощь Ставрополья существенно влияет на самочувствие нижне-терского казачества, всего русского и русскоязычного населения как в Кизляре, так и всем Дагестане;

-на основании принятого первого сентября 1993 года правительством Дагестана постановления «О мерах по стабилизации социально-экономической и общественно-политической ситуации в гг.Кизляре, Южносухомске, Кизлярском, Тарумовском и Ногайском районах» был разработан комплекс мероприятий, в частности, решено образовать «Координационный Совет по Северному региону из числа руководящих работников республики, региона, депутатов разных уровней, представителей общественно-политических организаций», «завершить работу по укреплению и техническому оснащению правоохранительных органов», «выделить 37 миллионов рублей Кизлярскому ГОВД на строительство и реконструкцию помещений для размещения батальона патрульно-постовой службы милиции», создать фонд «Стабилизация» в г. Кизляре, рассмотреть предложение «О возможности и целесообразности придания Северному региону Дагестана статуса особой социально-экономической зоны», «определить перечень приоритетных программ развития народного хозяйства» и «обеспечить предоставление инвестиционных кредитов» [144].

Нетрудно сделать заключение, что данные меры без наделения местной власти законодательными и исполнительными полномочиями в рамках национально-территориального образования, носят технократический характер, не устраняют, а лишь ослабляют на какое-то время указанные выше негативные процессы, не исключают возможность социального взрыва, за которым вполне обосновано можно прогнозировать ход событий по «абхазскому», «ливанскому» или какому-либо еще не менее кровавому варианту.

В ближайшем будущем нельзя исключить кризиса местных структур власти: им придется выбирать между лояльностью к республиканскому руководству, твердо стоящему на позициях унитаризма, и поддержкой новых местных гражданских формирований. Если они выберут первое, их устранение будет лишь вопросом времени. Единственным путем выживания для них является интеграция с новыми субъектами политической системы региона.

Ключевым вопросом, вокруг которого в самом ближайшем будущем развернется острая борьба между Махачкалой и Кизляром, будет проблема статуса последнего. Современное городское и районное руководство (вместе с Кизлярским Округом, «Россией», коммунистами) начинает все более осознавать, что без обретения прав на законодательную деятельность на местном уровне и контроля над всеми структурами исполнительной власти в регионе обеспечить жизненный уклад, хозяйственно-производственную специализацию коренного населения не удастся. Речь неизбежно должна идти о создании национально-территориального образования. Как отмечал в своем выступлении на XIX сессии ВС Дагестана председатель горсовета Кизляра В.С.Паламарчук, одним Из наиболее существенных недостатков проекта новой конституции республики является то, что «в нем не нашли отражения попытки федерализации республики. Но по нынешней деятельности национальных движений можно предположить, что этот вопрос будет раз за разом подниматься под воздействием различных, в том числе и коньюктурных соображений. Мы считаем, что было бы правильным для выработки компромисса возвратить в проект Конституции предложенное в одном из его вариантов положение о возможном создании национальных районов, поселков и сельских советов» [145] .

Отказ нынешнего руководства Дагестана учитывать реалии современной ситуации усиливает стремление отдельных этносов, в том числе нижне-терского казачества, создать собственные национально-территориальные автономные образования и тем самым заложить правовую основу защиты своих интересов.

0

18

Заключение

Из проведенного нами анализа считаем необходимым сделать следующие выводы:

-казачество на Нижнем Тереке представляет собой народ, проживающий на собственной исторически сложившейся территории, являющейся единственным местом на земле, где бы могло происходить его воспроизводство как специфической этнической группы (субэтноса). Все попытки идентифицировать терское казачество лишь со служилым сословием, представить его как реликт, за которым кроме казачьей атрибутики ничего уже нет, ошибочны и ведут к еще большему углублению всех региональных противоречий. Исходная теоретическая посылка ведет и к ложному заключению, что «вот-вот начнется исход остатков русского населения из этих мест». Этого не произойдет, поскольку у остающихся все более укрепляется этническое самосознание, что и рождает их установку на выживание и сопротивление любым попыткам вытеснения;

-нужно учитывать то обстоятельство, что в регионе под влиянием целого ряда факторов будет ускоряться развитие отгонного животноводства, которым занимается преимущественно ногайское и аварское население. Если не предоставить другим группам населения, занимающимся традиционными видами сельского хозяйства (садоводством, огородничеством), гарантированных условий для жизни и труда, конфликтная ситуация в регионе может вскоре привести к взрыву;

-в   условиях   обострения   противоречий   между   крупнейшими этническими  общинами  Дагестана  все  более очевидным становится, что единственным путем сохранения целостности республики может быть ее федерализация.  В процессе глубокой реформы политической системы Дагестана необходимо рассматривать нижне-терское (гребенское) казачество как полноправного субъекта новой федерации. Если для казачества (как и ногайцев) не будет создано отдельного национально-территориального образования, процесс отделения всего северо-восточного региона от республики станет необратимым. Сейчас еще сепаратизм не достиг «приднестровской» стадии развития, еще возможны компромиссы, однако он нарастает, и следует учитывать фактор времени;

-для того, чтобы проблема отгонного овцеводства не стала источником мощного внутрирегионального напряжения, необходимо уже сейчас создать экспертную группу, включающую специалистов Дагестана, Грузии, Калмыкии, Чечни, Ингушетии, Северной Осетии, Астраханской области, Ставрополья, ногайцев и терских казаков, которая на взаимовыгодных условиях подготовила бы возможность совместной эксплуатации уникальной почвенно-климатической зоны с трехмиллионным поголовьем скота.

Если сегодня, наконец, не признать, что в низовьях Терека в силу целого ряда исторических причин возник народ, обладающий собственным социально-экономическим укладом, обычаями и традициями, собственным говором (диалектом), и, главное, самосознанием; если по-прежнему игнорировать, что в отношении казачества был совершен акт геноцида, заключающийся не только в массовых репрессиях, но и в разрушении социально-экономического уклада и отчуждении среды естественного обитания и воспроизводства этноса, - значит продолжать допускать историческую несправедливость и тем самым углублять конфликты этнополитической ситуации во всем Северном Кавказе.

Девяносто лет назад видный русский ученый, журналист и историк, знаток Кавказа В.Л.Величко писал: «Каковы бы ни были отрицательные стороны казачества и его теперешнего быта, оно представляет положительную русскую силу в крае и песня его далеко не спета, в виду возможных еще в близком будущем осложнений» [146]. Сегодня эти слова вновь обретают свою актуальность.

0

19

Левый фланг Кавказской военной линии.
Территория и население
(конец XVIII – начало XIX вв.)

Непосредственно вопросом населения территории, прилегающей к Кавказской военной линии, как нам известно, никто не занимался. Однако, в большей или меньшей степени, данный вопрос затрагивали такие авторы, как И. Дебу, И. В. Равинский, Н.П. Гриценко, А. В. Фадеев и другие.  А. В. Фадеев приводит в основном сведения о численности населения Кавказской области (губернии), например: «В 1785 г. в составе Кавказской области насчитывалось пять городов и 20 селений и слобод с общим числом жителей «по гражданскому ведомству» 22 158 душ мужского пола». А в 1804 году «все оседлое население Кавказской губернии насчитывало 97 875 человек».  Разумеется, сложно рассматривать отдельно территорию и население, относящиеся непосредственно к Кавказской военной линии. Нами сделана попытка рассмотреть, вернее, приблизиться к рассмотрению этого вопроса.

В 1799 г. грузинский царь Георгий XII вновь обратился к России с просьбой о военной помощи. В Петербург было направлено посольство с поручением «утверждать и подписывать» акты, которые оно сочтет необходимым, и «передать царство грузинское в полное подданство России». Стремясь воспрепятствовать иранской агрессии, Россия решила восстановить свой протекторат над Грузией.

В сентябре 1801 г. был обнародован манифест «Об Учреждении внутреннего в Грузии управления», в котором указывалось, что правительство России согласилось на присоединение Грузии по просьбе грузинского правительства для ее защиты от нападений извне и сохранения порядка внутри страны. В апреле 1802 г. в Тифлисе было объявлено, что царствовавшая династия Багратидов лишается всех прав на престол в Грузии.

После присоединения Грузии к России в Петербурге особое внимание стали обращать на Восточный Кавказ, в частности Дагестан, где предполагалось продолжить политику присоединения Кавказа к России. Именно на Северо-Восточном Кавказе влияние России оставалось проблематичным, поскольку часть местных владетелей вела себя по-прежнему неустойчиво по отношению к России.

Прибыв на Кавказ, в одном из первых рапортов Александру I в начале 1803 г. Цицианов сообщал о сепаратистских настроениях феодалов Грузии и Северного Кавказа. Он отмечал, что повсеместно распространяются слухи о выводе российских войск, об отходе Грузии и других районов Кавказа от России. Цицианову пришлось вести переговоры в Осетии и убеждать, что Россия не собирается отказываться от своих владений в Закавказье и на Северном Кавказе.

Однако Северный Кавказ был для России менее освоенным районом, чем Закавказье. Северный Кавказ (точнее, Предкавказье), по существу уже присоединенный к России, в горных районах, особенно к югу от Кубани – Терека, оставался независимым, а если и был связан с нею, то весьма слабо. Эти районы практически не контролировали царские военные власти; они были своего рода барьером между Северным Кавказом и Закавказьем. Царское правительство не могло далее успешно осуществлять свои внешнеполитические цели в Закавказье, не укрепившись в этом регионе.  Полное и скорейшее завоевание Северного Кавказа было для России стратегически важным делом.

К началу XIX века Кавказская военная линия представляла собой следующую картину. Это была цепь крепостей, станиц и постов, занятая казаками и командированными частями регулярных войск. Линия тянулась от Каспийского моря – по реке Терек до Кизляра. Далее – по Тереку до Моздока и Екатеринограда. Отсюда – вверх по Малке и по суше – до Константиногорска. От Константиногорска – до реки Кубань и по Кубани, оставляя во внутренних пределах крепости и станицы Воровсколесская и Темнолесская, до Прочного Окопа и далее по реке Кубань до Черного моря.

Охранялась Кавказская военная линия местным вооруженным населением – казачьими войсками и действующими регулярными войсками, расположенными на линиях, а также донскими казаками, которых периодически командировали на Кавказскую линию.

Несомненно, под Кавказской линией не следует подразумевать одну кордонную черту. К ней относятся все крепости, укрепления, посты, ряды оборонительных линий, передовые укрепления, возведенные на Северном Кавказе, и все пространство, занимаемое поселениями Кавказского линейного казачьего войска, а также земли мирных горских народов, находящихся под управлением начальников Кавказской линии. Основными группами населения на Кавказской линии были, кроме мирных горцев, казачество, государственные крестьяне, дворянство, крепостные крестьяне и иностранные колонисты.

Кавказское линейное казачество с самого начала заселения края занимало особое положение. Правительство уделяло ему значительно больше внимания, чем другим переселенцам, так как видело в казачестве не только колонизационный материал, но и военную силу, необходимую для охраны границ и присоединения новых территорий.

Состав казачества к концу XVIII в. был очень разнороден. Та его часть, которая осела в низовьях Терека еще в XVI в., обзавелась хозяйством и установила тесные экономические связи с соседними северокавказскими народами. Дальнейшее заселение Кавказской линии донскими, запорожскими, волжскими казаками внесло большие изменения в социально-экономическую жизнь края.

Со вступлением на престол Александра I и со времен присоединения Грузии к России начался новый период в жизни Кавказской линии. Новый порядок установился указом правительствующему Сенату (1802 г.): «1) Ныне существующую Астраханскую губернию, из 9 уездов состоящую, разделить на две: Астраханскую и Кавказскую…».

Кавказскую губернию составили пять уездов: Кизлярский, Моздокский, Георгиевский, Александровский и Ставропольский. Губернским городом объявлен Георгиевск. С этих пор Кавказская линия приняла военный характер: она состояла из территории казачьих войск и укреплений.

До 1813 года Кавказская военная линия делилась на три части: правый, средний и левый кордоны. [7, с. 83-84] С 1813 по 1819 годы действовало положение, по которому «войска разделены на две части: под названием 1-й и 2-й бригады». [7, с. 87] 1-й бригадой командовал ген.-м. кн. Эристов, 2-й бригадой – подполковник И. Дебу, в ведение которого отошел Левый фланг.

Ниже приведены данные о населении и количестве дворов в полках и казачьих войсках Левого фланга на 1829 год:



Данные о населении и количестве дворов в полках и казачьих войсках Левого фланга на 1809 год:

Царское правительство, утверждая свое господство на Северном Кавказе, принимало все меры к тому, чтобы заселить эту территорию выходцами из внутренних российских губерний. В 1769 г. из числа волжских казаков было переселено в район Терека 517 семей, из которых был создан Моздокский казачий полк. В 1778 г. остальное волжское казачье войско было переселено на Кавказскую линию, где им было основано 5 станиц – Екатериноградская, Павловская. Марьинская, Георгиевская и Александровская. В 1777 г. Кавказская линия от Наура до Донской станицы была заселена донскими казаками. [6, 31]

Земельные пространства на Кавказской линии осваивались не только русскими казаками. В последней четверти XVIII в. на землях, занятых волжскими казаками, поселились «выходящие из-за границы» – армяне, черкесы и осетины. Еще в 1785 г. Екатерина II распорядилась, чтобы солдат, отбывших срок военной службы, селить на Кавказской линии, выдавая им из казны на обзаведение по 20 рублей на двор. На указанную территорию разрешалось переселяться государственным крестьянам.

Государственными крестьянами и отставными солдатами на Кавказской линии были основаны селения в 1784 г. – 8, в 1785 – 7, в 1786 – 16, в 1787 – 4 и в 1788 – одно. Если в 1791 г. по всей Кавказской линии насчитывалось крестьян 23960 душ мужского пола, то в 1801 году их было уже 27696 душ, или за 10 лет крестьянское население увеличилось на 3096 душ. В Кизлярском уезде по 7 ревизии числилось 159 государственных и 1065 помещичьих крестьян, а в 1821г. первых было 1577, а последних – 1133 человека. В это время увеличивается население государственных крестьян в селениях Александрии – 160; Дербентском – 225; Каргалинском – 360; Шалахалинском – 272; Парубочевском – 213; Шелководском – 298; Новогладковском – 49. Это все государственные крестьяне.

Помещичьих крестьян было в селениях:
Черный рынок Всеволодского – 420;
Тарумовка – 297;
Шелковская-Хастатовой – 91;
Березовка-Арешево – 101;
Парубочевское-Мышляковой – 31;
Сеглинцевка – 31;
Серебряковка – 99;
Бекичева – 3;
Енгиярта – 60.

В 1794 г. в Кизлярском округе числилось 120 дворян. Из них только Всеволожские имели около 500 душ, помещик Тарумов имел 125 душ и князь Черкасов – 70 душ крепостных крестьян. Остальные дворяне имели от двух до шести дворовых людей.

Среди этих дворян было 4 кабардинца, 53 грузина, 11 армян, 5 греков, 5 поляков, из казачьей верхушки 14 человек, из горских узденей 4 человека. Остальные более 10 человек являлись осетинами, персами или закубанскими князьями. Все вместе взятые дворяне Кизлярского округа, кроме Всеволожских, Тарумова и Черкасова, владели 182 душами дворовых людей. У Тарумовых в 1814 г. было 164 души крепостных крестьян, в 1835 г. 306 душ мужского пола

Население Кавказского края в первой половине XIX века растет за счет пришлых крестьян. В район Терека бежали люди буквально со всех уголков страны. Сюда уходили из Костромской, Казанской, Симбирской, Астраханской и других губерний крепостные и государственные крестьяне, выходцы из других сословий. Большинство из них когда-то получило паспорта от своих обществ для работы на Волге или Каспии, а когда истекал срок паспорта, превращалось в «бродяг». Только в селении Александрии в начале XIX в. поселилось 47 беглых крестьян, много лет батрачивших у богатых казаков.

Население местного края увеличивается за счет гребенского и терского казачества. В 1804 г. в Кизлярском уезде насчитывалось 25917 человек обоего пола, в том числе на гребенское и терское казачество приходилось 6453 человека. В 1835 г. только в 6 станицах гребенских казаков насчитывалось 8076 человек обоего пола.  В 1817-1818 гг. созданная Сунженская укрепленная линия также заселяется казаками.

Закрепляя завоеванные позиции, царское правительство раздает господствующему классу земли, насаждает здесь дворянское землевладение. А общая численность крепостных крестьян в пределах Кавказской губернии к 1804 г. достигла 5998 чел. [15, с. 41]

Таким образом, царизм не сумел осуществить своих планов колонизации Притеречных районов, дворянское землевладение с крепостными крестьянами не получило тех привычных форм, которые существовали в Центральной России. Освоение Притеречных земель происходило за счет государственных, главным образом беглых крестьян, горцев, грузин и армян, вышедших из Закавказья, за счет казачества Дона и так называемых кочевых народов, обитавших в этом крае.

Из подробной ведомости «Именной список дворянам и чиновникам» Кизлярской округи, «имеющим крестьян и дворовых людей», видно, что в 1814 году было 97 человек, имеющих крестьян и дворовых людей. 11 помещиков имело в общей сложности 882 души крепостных крестьян, остальные имели по несколько дворовых людей.  В 1821 г. в шести казенных и девяти помещичьих селениях Кизлярского уезда находилось 2711 крестьян мужского пола. У помещицы Хастатовой в селении Шелководском было 90 крестьян.  В 1830 г. в станице Червленная проживало 527 домохозяев, в станице Щедринской – 208 хозяев, в Новогладковской – 147 домохозяев, в Старогладковской – 117.

Правительство рассчитывало заселять кавказский край наряду с помещичьими и казенными крестьянами, их переселение на окраины страны формально носило добровольный характер, но практически основная масса крестьянства вынуждена была покидать родные места и искать пристанища на далеком Кавказе в результате нехватки земли. Порядок раздачи земель на Кавказской линии был определен указами Сената еще в 1782-84 гг. [13, т. XXII, №№ 16113, 16210] Однако правительственное заселение северокавказских земель государственными крестьянами, как и раздача земель помещикам и казакам, началось значительно раньше официального учреждения Кавказского наместничества. Уже в 1784 г. в будущей Кавказской губернии насчитывалось 14 казенных селений.

Создание Кавказского наместничества в 1785 г. открыло новый этап массового переселения государственных крестьян на Кавказ. Учитывая военную обстановку, правительственные власти предпочитали заселять край отставными солдатами. Особое внимание уделялось Черкасскому тракту, который связывал Царицын с Кавказской линией. Число казенных селений с каждым годом увеличивалось. С 1784 г. было основано восемь селений, в 1785 г. еще семь, в 1786 г. – шестнадцать, в 1787 г. – четыре и в 1788 г. – одно. Таким образом, только за 5 лет возникло 36 селений.

Поток переселенцев на Кавказ быстро увеличивался.  Количество переселенцев росло. В конце 1790 г. в губернии уже насчитывалось 41 селение, где проживало почти 39 тыс. человек Среди них однодворцы составляли 24 667 человек (63,3 %), экономические крестьяне – 5 329 (13,9 %), дворцовые крестьяне – 2 522 (6,9 %), отставные солдаты – 1 588 (4 %), прочие – 4 863 (12,5 %).

В начале XIX века на правом берегу Терека уже были чеченские селения. Это Старый-Юрт и Бамат-юрт, основанные князьями Черкасскими в начале XVIII века. Селения Верхний Наур и Нижний Наур, основанные князьями Турловыми во второй половине XVIII века. «До XIX века было основано селение Ачкхиш или Зибер-юрт». А в 1809 г. основано селение Чулик-юрт. Во второй половине XVIII века на правом берегу Терека были основаны еще «несколько аулов числом до 800 домов».

О численности населения прикордонных сел можно говорить только приблизительно. По некоторым данным их не более 10 000 человек.  По другим – 11 000.  В кумыкской деревне Андреевской, которая находилась вблизи Кавказской военной линии, в 1812 г. насчитывалось до 1500 дворов. В деревне Аксаевской в 1804 г. было 500 дворов, а в 1812 г. — 800 дворов. Быстро разрасталась и постепенно превращалась в торговый пункт и кумыкская деревня Костековская, основанная на левом берегу р.Койсу. В 1804 г. там насчитывалось 300, а в 1812 году – 650 дворов.

Несмотря на все попытки не допустить хаоса в деле переселения, он был так велик, что местные и центральные власти в 1812 г. запретили на некоторое время «прием в посылку» переселенцев. И только в 1824 г. вновь было разрешено переселение туда государственных крестьян. Были утверждены новые специальные правила по переселению и наделению землей крестьян на новых местах.

0

20

Данные за 1829 год . Количество дворов  и человек.
Кизлярское войско дворов  114 чел 517

Семейное войско  дворов  493  чел  2408
Бороздиновская  99 419 чел
Дубовская 145  852
Каргалинская 249 1158
Гребенское войско 1142 двора 6209 чел.
Курдюковская 152  708
Старогладовская 139 859
Новогладовская ( Гребенская ) 112 709
Щедринская 204 971
Червленная 535 2962

Моздокский полк дворов 1485  чел 10007
Калиновская 258 1737
Мекенская 191 1152
Наурская 396 2603
Галюгаевская 193 1326
Ищерская  290 2233
Стародеревская  157 956
Моздокская горская команда 52 234

Волжский казачий полк  дворов 1205 чел  6167
Екатириноградская 344 1319
Павловская 110 633
Марьевская  140 903
Георгиевская 267 1311
Александровская 344 2001

Данные о населении и количестве дворов в полках и казачьих войсках Левого фланга на 1809 год:
Кизлярское войско  128 519

Семейное войско дворов  465 2357 чел
Бороздинская 103
Дубовская 129
Каргалинская  231

Гребенское войско
Курдюковская  160 784
Старогладовская 161 730
Новогладовская 120 561
Щедринская 216 873
Червленная  361  1272

Моздокский полк  8518 чел.
Калиновская 210       
Мекенская 172
Наурская 419
Ищерская 219
Галюгаевская 158
Стодеревская 117
К полку были причислены еще Крещенные Калмыки в количестве 1058 чел.

Волгский полк  8457 чел
Екатириноградская 199    только количество дворов
Павловская 103
Марьевская  153
Георгиевская 259
Александровская 298

Так надеюсь понятно .....

0

21

О Русских в Северном Дагестане

Коренным  Русское население в Дагестане является для Кизлярского , Тарумовского районов республики и города Кизляра этот регион и сейчас называют Кизлярщеной . Эти муниципальные образования оказались в составе Республики в 1957 году , тогда Русские составляли 85 %- 90% Кизлярщены , сейчас доля Коренного населения сократилась и состовляет не более 25% . И я бы хотел рассказать об истории и современности Кизлярщены  .
Следует обратить внимание на то, как трактуется в современной дагестанской научной литературе этот неоднозначный  акт по отношению к коренному населению . Привожу фрагмент из книги А.Агаева «Нажмутдин Самурский», вышедшей в 1990 году: «После образования ДагЦИКа встал вопрос о присоединении Кизлярского округа и Ачикулакского района, так же, как и Хасав-Юртовского округа, входившего в состав Терской области. Постановка этого вопроса была связана с необходимостью окончательного преодоления последствий колониальной политики в Дагестане . Так зародилось предложение Самурского о возвращении Дагестану Кизлярского округа и Ачикулакского района. Осуществление этого предложения восстановило бы исторически сложившуюся хозяйственную целостность Дагестана. » [80].
С самого начала, не соблюдая ни одну демократическую норму по выявлению волеизъявления населения, как центральные, так и местные власти прибегали к примитивной демагогии, о чем, к примеру, свидетельствует «Воззвание Центрального Исполнительного Комитета и Совета Народных Комиссаров ДАССР к трудящимся присоединенных к Дагестану районов» от 20 декабря 1922 года. Документ настолько ярко отражает способ мышления тогдашнего руководства, что его стоит привести почти полностью, лишь с незначительными сокращениями:
«Товарищи рабочие и крестьяне! 16 ноября 1922 года Постановлением Президиума ВЦИК, согласно вашему желанию, часть Кизлярского уезда г . Кизляром и Ачикулакский район включены в состав Автономной Дагестанской Советской Социалистической республики.
Исполнилось ваше давнишнее желание. Отныне ваша судьба Соединена с судьбой родственных и братских вам народов Дагестана, Отныне рабоче-крестьянская власть Дагестана будет стоять на страже (и ваших) интересов, и вашей жизни, и вашего хозяйства, и ваших экономических достижений. Правительство Дагреспублики, в лице ДагЦика и ДагСНКа, приветствует вас с этим важным в вашей жизни событием...
Так образовалась и Автономная Дагестанская республика, в семью народов которой ныне равноправным членом входите и вы. Управляясь на месте у себя своими выборными органами  -  Советами и исполкомами, вы будете наравне с другими дагестанскими народами , рабочими , крестьянами и красноармейцами , через съезды своих Советов избирать и высшие органы власти Дагестанской республики - ее Центральный Исполнительный Комитет и Совет Народных Комиссаров и участвовать через делегатов Дагестана на Всероссийских съездах Советов в избрании общефедеративных органов власти... Это есть ваша народная власть, кость от кости и плоть от плоти вашей. Она вас защитит от врагов народа, она же вам укажет пути к светлому будущему. Берегите же, как зеницу ока, как мать родную, свою рабоче-крестьянскую республику и делайте свою полезную хозяйственную работу.
Нельзя сказать, что политическая линия советской власти расчленение земель терского казачества спокойно воспринималась последним: шли ожесточенные споры на местном уровне и в верхних эшелонах власти. Так, на I Краевом съезде Советов рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов Северо-Кавказского края в 1925 году подчеркивалось, что «Кизлярский уезд и Наурский район составляли одну сплошную семью, одно - целое - терское казачество... Наши тесные связи бытовые и даже родственные, а также главное - хозяйственные и экономические заставляют нас быть в тесном единстве. Мы зависим от Кизлярского уезда, а Кизлярский уезд тоже имеет большое тяготение в экономическом и финансовом отношении к нам. Мы желаем иметь одну общую семью, одну сплошную семью бывшего терского казачества. Мы желали бы, чтобы на это будущий состав Краевого Исполнительного комитета обратил внимание и возбудил ходатайство перед высшим Правительством Республики, чтобы раз и навсегда покончить между нами споры» [82].
Проводились и более обоснованные доводы, о чем свидетельствует докладная записка Северо-Кавказского Исполнительного Комитета, направленная в Президиум ВЦИК в сентябре 1925 года. В ней содержится достаточно полная контр аргументация в отношений принятого центром решения о присоединении части земель терского казачества к Дагестану:
-"Кизлярский округ, как целиком связанный с Северо-Кавказским краем   сможет  развивать  свои  производительные  силы  и  правильно построить свое хозяйство только лишь при одном условии - проведение хозяйственного плана единого со всем краевым планированием Северного Кавказа»;
-существует «связь по национальному признаку. Кизлярский округ будучи заселен преимущественно 65% русским элементом, представляющим в значительной своей части казачество, несомненно стоит ближе к Терскому округу Северо-Кавказского края, к тому же 20% населения, в лице караногайцев, ногайцев, не имеют никакой племенной связи с населением Дагестана»;
-по природным условиям Кизлярский округ является «совершенно однородным» с Терским округом Северо-Кавказского края и обладает блоком   параметров,» резко   отличающим»   его  «по  рельефу,   климату, почвам, растительности от Дагестана»;
-ход хозяйственного развития «в Дагестане будет направлен в значительной степени в сторону развития горной промышленности и горного скотоводства, в то время как в Кизлярском округе и в смежных с ним округах Северо-Кавказского края развитие направлено исключительно в сторону развития степного скотоводства и интенсивных культур»;
-Кизлярский  округ тысячами  нитей  связан  с Северо-Кавказским краем, поставляя свои товары в Ростов, Новороссийск, Поволжье, получая взамен хлеб из Ставрополья и Терского округа;
-использование водных ресурсов эффективно возможно лишь при рациональном подходе ко всему бассейну реки Терек  [83].
Все эти доводы не были приняты во внимание большевистским режимом. По существу власти, центральные и местные, прикрываясь риторикой об «интересах горских народов» (безусловно, находившихся тогда в трудных условиях), ликвидировали, мы подчеркиваем, не разделили или поделили, а именно уничтожили территорию, на которой развивалось терское казачество как субэтнос, обладавший равными правами с другими народами, живущими на Северном Кавказе.
Следует отметить, что несмотря на все перипетии первых лет советской власти, еще долгое время исследуемый район обозначался однозначно как казачий. Подтверждением этому может являться рукописный «Краткий очерк современного хозяйственного положения казачьих станиц Кизлярского округа ДАССР», отправленный руководством Дагестана по запросу во ВЦИК в 1926 году. В нем обозначается «линия казачьих станиц от Червленной до города Кизляра», человек или 88,5% всего населения обозначены как «казаки» [84].
Административно-территориальная «вакханалия» с землями  Кизлярского округа а имено такой статус он имел продолжалась в 20 – 50 годы .
- 13  марта   1937   года   Кизлярский   округ  и   Ачикулакский   район выводятся  из состава ДАССР и  включаются  во  вновь образованный Ордженикидзовский край 2 января 1943 года переименованный в Ставропольский).
- в 1944-1956гг. Кизлярский округ без Ачикулакского района включен в состав новообразованной (вместо ЧИАО) Грозненской области; - постановлением Президиума  ВС РСФСР за N 721  от 6 февраля 1957 года в связи с образованием ЧИАССР  и возвратом на прежнее жительства   репрессированных   народов   (это   не   коснулось казачества; Кизлярский район без казачьего левобережья,  вновь был передан Дагестану).
Перекраивались не только границы края, по произволу государственно-бюрократического аппарата стиралась исторически сложившаяся топонимика, что приводило к обезличиванию сел , рек и т.д. К примеру, в 1962 году селение  Черный Рынок получило новое название - Кочубей, имя героя гражданской войны, не имевшего к данному населенному пункту непосредственно отношения.
Таким образом, в результате волюнтаристских действий верховных властей Кизлярский округ вновь оказался в составе Дагестана.
Если говорить о оттоке Русских из Северного Дагестана . В корне не правы те авторы которые говорят что славяне начали покидать регион в 1990х годах .  Миграция коренных жителей Кизлярщены - это уже длительный, продолжающийся уже несколько десятилетий процесс. Его можно условно подразделить на несколько периодов:
-первый приходится на начало 60-х годов. Это была «естественная реакция на очередную переброску Кизлярского и Тарумоского районов из расформированной Грозненской области в Дагестан». Процесс миграции подталкивался тем, что руководство республики долгие годы «северный регион держало в черном теле. Обеспеченность товарами, продуктами, социальные проблемы решались из рук вон плохо, хотя город и район всегда выполняли и перевыполняли Госпланы, являясь житницей Дагестана.» [93]; Например Газификация этих районов даже сейчас осуществленна меньше чем на 50% .
-второй развернулся в 70 - 80-х годах и связан он с решением руководства Дагестана о переселении горцев на равнину. Именно тогда «десятки сел из русских превращались в нерусские, цветущие, опрятные села становились  все больше похожи  на кутаны, вокруг которых в несметном количестве появились отары скота» [94].» Переселенцы со своими родово - клановыми структурами и мышлением резко выделялись на фоне устоявшегося быта коренных жителей Кизлярщены. Неслучайно же русскоязычное население покинуло многие исконно славянские села. Некоторые населенные пункты фактически прекратили свое  существование например Бирючек , Росламбейчик , Чаканное , Лпухова , Суюткина коса , и другие . Затем волна миграции перекинулась и на город. Подскочило число грабежей, воровства, драк. Опустели в вечернее время улицы, парки, закрылись танцплощадки» [95].

-третий период, развернулся в 90 годы, самый сложный. Тысячи людей жили с тяжелым предчувствием  надвигающейся катастрофы. «Не все осознают в полной мере, многие закрывали  глаза на эту беду: ...у русских нет причин уезжать отсюда, а если уезжают - их дело, каждый стремится где лучше». Так говорили местные чиновники .  Однако по мнению многих, «надежды на мирный процесс не оставалось. Противостояние приближалось к опасной черте»
- четвертый современный для нас . Причины современного всплеска миграции Русского населения и  главными из них являются не какие-то там расплывчатые "экономические трудности" и "отсутствие перспектив", в чём так любят уверять общественность и дагестанские чиновники, а вполне конкретные - чувство страха, незащищённости перед всё крепнущей силой сначала дагестанского этнонационализма (в 90-е годы), а теперь и исламского фундаментализма. Русские для этих сил - наиболее беззащитная и бесправная часть населения, у  которой в условиях гипотетического шариатского государства, за установление которого и ведут вооружённую борьбу "лесные", нет и не может быть места, как не было, скажем, места евреям или коммунистам в гитлеровской Германии. И это не пустые слова. Некоторые сёла Кизлярского района (например, село Шаумян, бывший колхоз "Вперёд", Цветковка , Ясная Поляна , Серебряковка , ) заселённые выходцами из горных районов, уже находятся фактически под контролем радикальных исламистов, и их влияние в регионе продолжает усиливаться.
По крайней мере, убийство атамана Петра Стаценко ( в апере 2010 года ) связывают с ними напрямую. С этими же причинами связывают и произошедшее в августе -месяце (того же 2010 года) покушение на атамана особого приграничного округа ТКВ (Терского казачьего войска), зам . главы администрации Кизляра Василия Наумочкина. К счастью, получив четыре пули в живот, он выжил.
Представленность коренных жителей в органах власти так же оставляет желать лучшего .
В ближайшие годы можно не ожидать увеличения количества мигрирующих. Так как численность русскоязычных упала до придельного уровня , молодежи которая всегда активна в плане миграции практически не осталось . Дальнейшие сокращение русскоязычных будит идти естественными причинами . Смертность значительно превышает рождаемость .
Что бы не быть голословным приведу статистику . Вот динамика их численности в 1959 году на кизлярщене проживало 73 тыс , русских в 1970году 70тыс , в 1979 году 60тыс, в 1989году 50тыс в 2002году 42 тысячи  . И одновременное  увеличение в течение  этого же  периуда ,   т.е.   жизни   одного   поколения,  - аварцев ( в 1970 году их в Кизлярском районе проживало 4,4тыс., в 1979 году - 8,2 тысячи, в 1989г. их было 14,3тыс., в 2002г.22,9тыс.,), даргинцев  (в 1970г.   - 2,1тыс., в 1989г.    - 7,2тыс.,в 2002г. 10тыс.человек.) по Тарумовскому району и городу динамика роста этнических дагестанцев примерно такая как и в Кизлярском  районе  - это  не могло не оказать глубокое воздействие на хозяйственную и культурную жизнь региона.
На данном этапе нормальное развитие Кизлярщены возможно лишь при прямом и жёстком контроли всей республики и нашего района в частности со стороны Москвы  ,  чего кстати не замечено . Нужно дать спокойно дожить старшему поколению русскоязычных . Так как несколько лет назад в соседней Ингушетии прошла серия терактов , и поджогов домов  , русских пенсионеров . Подобный сценарий очень возможен и здесь .
Вот что говорят официальные источники по данному вопросу , последняя информация подтверждают сказанное мною выше .

«Комиссией РД по проблемам русскоязычного населения обсуждена проблема русских на севере Дагестана» 21 ноября 2012 года .
По данному  вопросу выступил заместитель министра по национальной политике, делам религий и внешним связям, заместитель председателя Координационного совета по Северному региону республики Олег Артюхов.
«В основном эта проблема коснулась Кизляра, Кизлярского и Тарумовского районов. И хотя с 1970 года численность населения здесь выросла в 1,5 раза, но к 2010 году доля русских уменьшилась с 74% до 19,7% от общего числа населения. Из 89 населенных пунктов Кизлярского района русские ныне проживают в 27 селах, а из 24 сел Тарумовского района только в 17 живут русские.
Олег Артюхов с сожалением отметил, что если сегодняшняя демографическая ситуация среди русских сохранится, то, возможно, к 2020 году в этих двух районах практически не останется трудоспособного русского населения, а в Кизляре его доля будет незначительной и не влияющей на общественно-политические процессы в Северном регионе республики. В качестве подтверждения своих доводов выступающий привел статистику: в Кизляре и Кизлярском районе с 2007 по 2009 годы было зарегистрировано 1 228 предпринимателей, из них русских – 192 человека, а в 2010 – 2012 годы из 749 бизнесменов русских было 103 человека.
.
Серьезной проблемой, влияющей на уменьшение русского населения, по мнению Олега Артюхова, является преклонный возраст и сокращение рождаемости.
«Так, средний возраст русских составляет более 40 лет, а у дагестанских народов не превышает 26. За первое полугодие 2012 года в регионе родилось 1 411 детей, из них 156 - русские. Сегодня в начальных классах ряда школ Кизляра вообще нет русских детей», – сказал выступающий.
Определенные проблемы существуют и в духовной сфере, свой отпечаток на них наложила и нестабильная общественно-политическая обстановка. По словам Артюхова, за последние три года обострилась ситуация в православных приходах Кизлярского, Тарумовского районах и в самом Кизляре. Прежде всего, заметно уменьшилось посещение прихожанами церквей, при том, что за прошедшие 10 лет в Северном регионе республики построено и капитально отремонтировано десять церквей. Но, несмотря на это в 12 православных приходах служат всего 8 священников. На отъезд священников, утверждает Артюхов, влияют нестабильная общественно-политическая обстановка и крайне низкие доходы приходов.
Показательны данные исследования Координационного совета по причинам оттока русскоязычного населения. В Кизляре город покидают в основном из-за высокой криминогенной ситуации и угрозы терроризма - 38%, из-за отсутствие работы - 30%, русские пенсионного возраста, переезжающие к детям за пределы региона, составляют 25%.
Общая численность населения Кизлярского района составляет 68 тысяч 183 человека, их них русских – 8 700 .
Официальных данных по численности населения и численности русских по городу Кизляр и Тарумовскому району в последние время не публиковалось . Ну следует признать что данные по ним принципиально не отличаются от данных по Кизлярскому району .

Следует отметить что в начале 90-х годов у Русского населения был шанс выйти из состава Дагестана и в союзе с местными Ногайцами создать для себя отдельную Автономию или войти в состав Ставропольского края  ну тогда лидеры Русского (Казачьего ) и Ногайского движений не проявили настойчивости ,   сейчас такого шанса у нас к сожалению нет .

Отредактировано Бороздиновский Казак (2013-04-17 21:24:41)

0

22

Население Кизлярского района

                                                                                    ВСЕГО    Мужчин   Женщин  %муж     %женщин
Кизлярский муниципальный район -                  67287 32631 34656 48,5 51,5
Сельское поселение сельсовет Аверьяновский 4129 1951 2178 47,3 52,7
Сельское поселение сельсовет Александрийский 2904 1378 1526 47,5 52,5
Сельское поселение сельсовет Большеарешевский 2047 1006 1041 49,1 50,9
Сельское поселение сельсовет Большебредихинский 4623 2296 2327 49,7 50,3
Сельское поселение сельсовет Большезадоевский 2597 1253 1344 48,2 51,8
Сельское поселение сельсовет Брянский          890 439 451 49,3 50,7
Сельское поселение сельсовет Впередовский  2434 1106 1328 45,4 54,6
Сельское поселение сельсовет Кардоновский  3701 1740 1961 47,0 53,0
Сельское поселение сельсовет Кизлярский      3967 1842 2125 46,4 53,6
Сельское поселение сельсовет Косякинский    4029 1989 2040 49,4 50,6
Сельское поселение сельсовет Крайновский    2496 1232 1264 49,4 50,6
Сельское поселение сельсовет Красноармейский 7647 3698 3949 48,4 51,6
Сельское поселение сельсовет Малоарешевский 2648 1320 1328 49,8 50,2
Сельское поселение село Новый Бирюзяк        909 438 471 48,2 51,8
Сельское поселение сельсовет Новокохановский 5297 2604 2693 49,2 50,8
Сельское поселение сельсовет Новосеребряковский 957 484 473 50,6 49,4
Сельское поселение село Огузер                             871 408 463 46,8 53,2
Сельское поселение село Тушиловка                             716 364 352 50,8 49,2
Сельское поселение сельсовет Цветковский               4747 2345       2402  49,4        50,6
Сельское поселение сельсовет Черняевский               4166  2004 2162 48,1 51,9
Сельское поселение сельсовет Южный              2835 1383 1452 48,8 51,2
Сельское поселение сельсовет Яснополянский 2677 1351 1326 50,5 49,5

Многое бы отдал за такую раскладку по национальному составу за последние 50 лет.........

0

23

Тарумовский муниципальный район -              31683 15161 16522 47,9 52,1
Сельское поселение село Александро-Невское 1619 787 832 48,6 51,4
Сельское поселение сельсовет Калиновский               1841 898 943 48,8 51,2
Сельское поселение село Карабаглы                702 329 373 46,9 53,1
Сельское поселение село Коктюбей                             665 318 347 47,8 52,2
Сельское поселение село Кочубей                             7272 3465 3807 47,6 52,4
Сельское поселение сельсовет Новогеоргиевский 3226 1565 1661 48,5 51,5
Сельское поселение село Новодмитриевка               2293 1094 1199 47,7 52,3
Сельское поселение село Новоромановка               1237 602 635 48,7 51,3
Сельское поселение село Раздолье                             1146 526 620 45,9 54,1
Сельское поселение сельсовет Таловский               1543 732 811 47,4 52,6
село Тарумовка (цмр)                                           5372 2551 2821 47,5 52,5
Сельское поселение сельсовет Уллубиевский               2789 1350 1439 48,4 51,6
Сельское поселение сельсовет Юрковский               1978 944 1034 47,7 52,3

Это все Официальные данные по переписи 2010 года. По Кизлярскому району тоже.

0

24

почему то все сдвинулось (((

0

25

Шелковский муниципальный район 53548 26576 26972 49,6 50,4
Бороздиновское сельское поселение 551 250 301 45,4 54,6
Бурунское сельское поселение 936 472 464 50,4 49,6
Воскресенское сельское поселение 915 444 471 48,5 51,5
Гребенское сельское поселение 6227 3027 3200 48,6 51,4
Дубовское сельское поселение 2039 978 1061 48,0 52,0
Каргалинское сельское поселение 4181 2127 2054 50,9 49,1
Каршыга-Аульское сельское поселение 553 283 270 51,2 48,8
Кобинское сельское поселение 1805 864 941 47,9 52,1
Курдюковское сельское поселение 2164 1069 1095 49,4 50,6
Новощедринское сельское поселение 2044 955 1089 46,7 53,3
Ораз-Аульское сельское поселение 303 146 157 48,2 51,8
Сары-Суйское сельское поселение 2131 1047 1084 49,1 50,9
Старогладовское сельское поселение 2412 1155 1257 47,9 52,1
Старощедринское сельское поселение 2173 1036 1137 47,7 52,3
Харьковское сельское поселение 1502 718 784 47,8 52,2
Червленно-Узловское сельское поселение 1244 618 626 49,7 50,3
Червленское сельское поселение 9545 4983 4562 52,2 47,8
Шелковское сельское поселение -
станица Шелковская (цмр) 11112 5600 5512 50,4 49,6
Шелкозаводское сельское поселение 1711 804 907 47,0 53,0

Здесь население ЗАВЫШЕНО Процентов на 20, данные за 2010 год.

0

26

Наурский муниципальный район 54752 28325 26427 51,7 48,3
Алпатовское сельское поселение 5105 2442 2663 47,8 52,2
Ищерское сельское поселение 5088 2462 2626 48,4 51,6
Калиновское сельское поселение 8646 5154 3492 59,6 40,4
Левобережненское сельское поселение 3149 1573 1576 50,0 50,0
Мекенское сельское поселение 4161 2066 2095 49,7 50,3
Наурское сельское поселение -  (цмр)9050 4710 4340 52,0 48,0
Николаевское сельское поселение 2261 1074 1187 47,5 52,5
Новосолкушинское сельское поселение 2257 1105 1152 49,0 51,0
Новотерское сельское поселение 4048 1973 2075 48,7 51,3
Рубежненское сельское поселение 2643 1273 1370 48,2 51,8
Савельевское сельское поселение 2263 1092 1171 48,3 51,7
Ульяновское сельское поселение 1087 521 566 47,9 52,1
Фрунзенское сельское поселение 1415 714 701 50,5 49,5
Чернокозовское сельское поселение 3579 2166 1413 60,5 39,5

Здесь тоже завышено население на 20-25%, как и по всей чечне.

0

27

Моздокский муниципальный район 84682 39886 44796 47,1 52,9
Городское население               38768 18185 20583 46,9 53,1
Сельское население               45914 21701 24213 47,3 52,7

Моздокское городское поселение -
городское население - г. Моздок (цмр) 38768 18185 20583 46,9 53,1
Веселовское сельское поселение 2289 1123 1166 49,1 50,9
Виноградненское сельское поселение 2333 1119 1214 48,0 52,0
Калининское сельское поселение 1964 928 1036 47,3 52,7
Киевское сельское поселение 1424 649 775 45,6 54,4
Кизлярское сельское поселение 10813 5228 5585 48,3 51,7
Луковское сельское поселение 5236 2401 2835 45,9 54,1
Малгобекское сельское поселение 407 196 211 48,2 51,8
Ново-Осетинское сельское поселение 2398 1198 1200 50,0 50,0
Павлодольское сельское поселение 5770 2639 3131 45,7 54,3
Предгорненское сельское поселение 1183 581 602 49,1 50,9
Притеречное сельское поселение 2008 918 1090 45,7 54,3
Раздольненское сельское поселение 1080 508 572 47,0 53,0
Садовое сельское поселение 619 285 334 46,0 54,0
Сухотское сельское поселение 785 376 409 47,9 52,1
Троицкое сельское поселение 3695 1735 1960 47,0 53,0
Терское сельское поселение 2838 1301 1537 45,8 54,2
Хурикауское сельское поселение 1072 516 556 48,1 51,9

Отредактировано Бороздиновский Казак (2013-04-17 22:00:36)

0

28

Можно ли нам вернуться на берега ТЕРЕКА? Что для это го нужно? В первую очередь люди!!! По факту не так уж и много

200 тысяч сознательных лиц в масштабах страны по моему не так уж и много.....

0

29

ИЗ ИСТОРИИ СЕЛА ЧЕРНЫЙ РЫНОК. НЫНЕ село КОЧУБЕЙ Тарумовского района.

Лет сто или более тому назад, побережье Каспийского моря от Кизляра почти до Астрахани со всеми нынешними кочевьями ногайцев и калмыков и землями нынешних сел Тарумовки, Раздолья, Черного рынка, Таловки (Новоселовки), а также морские воды вдоль всего побережья принадлежали сначала астраханскому губернатору Бекетову, а потом помещику пермской губернии Всеволожскому, получившему все эти угодья в приданое за дочерью Бекетова.
При впадении р. Прорвы в Каспийское море находился бугор, представлявший полуостров площадью около десятка десятин. Бугор этот, равно как и вся болотистая равнина на юг и запад от него, по берегам Прорвы, покрытой густым и высоким камышом, чернел издали. У берегов бугра находили себе удобное пристанище лодки, каюки, плашкоуты во время шторма, или при нападениях морских пиратов. Такое пристанище и в настоящее время называется рынком.
Отсюда название Черного Рынка, т. е. чернеющего пристанища. В народе существует предание иначе объясняющее название Рынка Черным. Император Петр Великий, плавая однажды по Каспийскому морю, во время шторма пристал, по указанию матросов, к рынку и видел, как погиб один плашкоут с людьми, спешившими спастись в том же рынке. Это обстоятельство неприятно подействовало на императора; с грустью он смотрел на тонувших людей, которым не было возможности оказать помощь, и с горечью назвал рынок Черным.
При Бекетове бугор был необитаем; но когда он перешел в собственность Всеволожского, то последний, имея в виду промышленное дело, населил его своими крепостными крестьянами из пермской губернии, а позже крестьянами из других губерний, купленными у помещиков. Как человек практичный и предусмотрительный, Всеволожский предварительно приготовил все необходимое для заселения бугра: построил дома, часовню и проч., а потом переселил крестьян, которые скоро привыкли к своему новому месту жительства.
Это поселение сохранило за собою прежнее название Черный Рынок. Населяя рынок, Всеволожский имел в виду сделать его главным пунктом рыбного промысла в своем имении; с этой целью он построил здесь здание для заготовления впрок рыбы, икры и проч. и главную контору для приема рыбы, которую ловили его крестьяне.
Для занятий рыбным промыслом крестьяне Черного Рынка пользовались большими льготами от своего помещика: за каждую пойманную красную рыбу: осетра, белугу и др. контора выдавала по 10 копеек; вносившие помещику 30 р.
в год за рабочего в семье были свободны от всех помещичьих повинностей; служащие в конторе были свои же крестьяне: из них, по усмотрению помещика, избирались управляющие, приказчики, писаря и проч.; все служащие
и рабочие получали жалованье: писаря от 100 до 120 р. в год, а управляющие и больше; рабочие на промысле (больше женщины, девушки и мальчики-подростки) за рабочий день получали от 20 до 30 копеек. Из крестьян за плату содержалась и охрана.
Так организован был рыбный промысел в имении Всеволожского, и крестьяне были довольны своим положением. В 1857 году Всеволожский передал свои земли казне, а крестьян освободил от крепостной зависимости, предоставив в их собственность сделанные им жилые помещения и имея каждого дома по 30—40 рублей выкупа.
В Черном Рынке, крестьяне которого были также освобождены от зависимости помещику, промысел и контроль были упразднены. С течением времени в Черный Рынок жителей стало прибывать больше, и в настоящее время он уже представляет порядочное село.
Чрез сто лет после заселения рынка с местностью произошли большие перемены; площадь Рынка значительно увеличилась: море ушло от берега верст на 7—8; там,
где были пристани, образовались болота, поросшие камышом: р. Прорва протекает не у самого села, как прежде, а верстах в 2—3 и до моря течет верст на 30; для переправы через реку устроен паром.
В настоящее время Черный Рынок принадлежит Кизлярскому отделу; от Кизляра находится в 75 верстах, а от Владикавказа—в 310 верстах. Сухим путем дорога от села идут в разные стороны: главная ведет с юго-востока по гати*) в Большую улицу, которая тянется через все село на протяжении версты; другая улица несколько уже и короче первой.
Среди села на Большой улице стоить небольшая деревянная часовня с оградой (решеткой); она имеет вид будки с окнами во все четыре стороны; за окнами стоять иконы, перед которыми горят лампады. Часовня эта поставлена на месте бывшей церкви, которая лет 18 тому назад перенесена на другое место. Новая церковь деревянная, построена на каменном фундаменте и обнесена кирпичным забором с железною решёткой. В ограду ведут железные ворота; в стороне от них стоить большая икона Св. Николая Чудотворца, во имя которого построена церковь.
Дома в селе строятся большей частью из земляного кирпича (саман) и не белятся за неимением вблизи извести и белой глины; крыши так же, как и стены, обмазаны серой глиной. Дома построены по одному плану: со двора вход в дом идет через небольшой коридор в сени; из сеней ведут входные двери в две комнаты, расположенный по обе стороны сеней. В селе имеется несколько деревянных домов с тесовыми крышами, выкрашенных краской.
У ворот состоятельных жителей стоять шесты, к которым привязываются в царские дни флаги. При некоторых, впрочем весьма немногих, домах имеются палисадники
с цветами и деревьями; редко также можно встретить тощие деревья во дворах и около дворов. Вокруг села стоять низенькие мазанки с трубами; это бани. За
банями расположены базки, скотные дворы, на которых складываются также сено и камыш для отопления.
В селе имеются правительственные и общественные здания: телеграфная контора, от которой по главной улице идет телеграфный провод, канцелярия участкового начальника, рельсовое управление и приходское училище.
Вся площадь земли, принадлежащей селу, в разных направлениях изрезана каналами и ериками с проточной или стоячей водой, годной только для скота; в разных местах разбросаны болота, сообщающиеся между собою узкими
каналами.
Главная река в селе Прорва; она вытекает из Терека у станицы Дубовской, в 15 верстах от г. Кизляра. Сначала она течет почти прямо на север; потом,
подходя к долине Черного Рынка, круто поворачиваете на восток, течет небольшими извилинами и впадает в Каспийское море. Прорва—не широка, всего саженей 8; берега её круты; течение не быстрое; вода в ней мутная; осаждающийся ил постепенно поднимаете её дно, и оно мелеет. Для местных жителей река, особенно во время половодья, представляете удобный путь в море.
По последним ревизским записям жителей в Черном Рынке считается 378; но с тех пор число это увеличилось почти в пять раз: до 1.495 человек. По национальностям весь состав населения распределяется следующим образом: русских—1.470 человек, армян—20., осетин—5;
Скотоводством занимаются не все жители села; большинство держат одну или две коровы только ради молока и одного быка для езды; лошадей в селе и того меньше. Есть десятка два жителей, имеющих от 10 до 30 лошадей, до 50 голов рогатого скота и овец до 7-8 шт. Скот породы не крупной, но коренастый. Цена на него не высока.
В селе—12 лавок, и все они торгуют бойко: в большом количестве продаются изделия из пеньки: веревки, пряжа для плетения сетей и пакля длят законопачивания лодок. Второе место в торговле занимает кирпичный чай, который, кроме жителей села, продается и кочевникам—калмыкам и ногайцам. Оборот каждой лавки простирается в год до 2—3 тысяч рублей, а всех вместе
тысяч до 25—40 рублей.
Приморское положение Черного Рынка благоприятствует наибольшему развитию в нем рыболовства и рыбопромышленности (заготовка и сбыт рыбы в разных видах). Право ловли рыбы принадлежать далеко не одним жителям села: все рыбные воды рек и отчасти морские управлением рыбных промыслов отдаются в арендное содержание.

А. Семилуцкий

0

30

Русские поселения у Терека

Поселения и области горных народов на Верхнем Тереке и его притоках частично уже приведены, частично же они встретятся еще дальше. Здесь я только вкратце упомяну о русских поселениях, находящихся на левом берегу Терека, от его восточного направления или [места] впадения Малка. Но прежде я хочу вообще упомянуть, что этот русский левый берег Терека является краем очень большой открытой или безлесной равнины, которая, начиная от Кумы, называется Куманской степью. Вообще она высока, мало орошена, сухая, с отдельными низкими плодородными местами. Она плодородна более всего вверху около Моздока и становится все менее плодородной по мере приближения к морю из-за увеличения солености почвы. Все поселения на берегу Терека от Моздока до Червленой называются Моздокской линией и оттуда вниз — Кизлярской; обе же они вообще называются линией Терека 38.

Крепость Моздок

Моздок — пограничная крепость и сборное место Моздокской линии. Она расположена на лесной низменности левого берега Терека, и доступ в нее [возможен] почти только с одной стороны. Сама местность — открытая высокая степь, поэтому погода около Моздока яснее и здоровее, чем у Кизляра. В его учредительном акте значится, что [Моздоку] могли быть приписаны только азиатские и среди них только христианские жители — армяне или грузины или также новообращенные из татар, осетин и других горных народов.

Моздокская линия

Станица Голугай — самое верхнее [поселение] Моздокской линии — заложена в 1773. В ней, как и в последующих, живут 150 казацких семей с Дона и Волги.

Станица Ижора.

Станица Наур.

Станица Мекен.

Калинова Луга — нижняя станица моздокской линии. Везде, на всем протяжении, берег или пойма реки поросли лесом и достигают в ширину больше 1 версты; везде в степи имеются также плодородные места, пригодные для посадок и земледелия. [53]

По виду старых высохших русел [можно заключить], что река гораздо глубже врезалась в теперешнее [русло], так что уровень воды в ней ниже, чем дно в этих старых руслах. Заносы илом происходят преимущественно при летних приливах. Заносы могут быть выше обычного уровня воды.

Кизлярская линия

Кизлярская линия сверху начинается с Червленой станицы. Напротив, со стороны гор, в 10 верстах от Терека, находится Екатерининский источник у Девалкира.

Щедринская станица располагается в 25 верстах от Червленой; она больше и более населена, чем все ранее упомянутые. Ниже Щедринской, неподалеку, в Терек с правой стороны впадает Сунджа.

Между Червленой и Щедринской лежит прибрежное озеро, которое обычно поглощается летним приливом. Остров на реке — Мусинский остров — находится в 9 верстах выше Щедринской. От него до источника Петра всего 1 1/2 версты.

Сарафаникова, в 19 верстах ниже Щедринской, шелководческое заведение, основанное около 1750 года армянином Хастатовым, живущим в Москве. При нем уже теперь имеются хорошие шелковичные плантации.

Приблизительно в 6 верстах над Сарафановым расположена Паравикшова — начало подобной же казенной шелководческой и шелковичной плантации, которая, однако, в 1773 еще не слишком преуспевала 39.

Станица Новогладкая.

Станица Старогладкая, в 17 верстах от предыдущей.

Станица Курдюковская, в 7 верстах от предыдущей. Здесь лес на Тереке начинает сильно уменьшаться и дальше вниз становится все более незначительным.

Станица Каргалина, в 4 верстах от предыдущей. Здесь степь уже очень соленая и дальше вниз становится все более соленой.

Станица Дубовка, 5 верст.

Станица Бороздинская, 6 верст, стоит на берегу Терека, там, где Борозда с левой стороны отделяется от Терека.

Крепость Кизляр

Город и крепость Кизляр в 9 верстах от Бороздинской, на левом берегу Терека, там, где он течет между левым [притоком] Бороздой и правым [притоком] — Каргиной. В настоящее время течение в Борозде и Каргине сильнейшее, поэтому Терек у Кизляра не только мелководен, но весной и осенью [вода в нем] почти что стоячая. Кизляр расположен на низком глинистом и в то же время болотистом берегу реки. Берег очень размокает не только от таяния снега и дождливой погоды, но он также подвергается и наводнениям. Им препятствуют насыпные дамбы, которые старательно охраняются во время приливов.

В Кизляре и на всем [протяжении] Терека дуют иссушающие и холодные Ю.Ю.В. и Ю. ветры из гор. Кругом Кизляра и дальше вниз мокрая болотистая [56] почва, и многочисленные стоячие воды часто наполняют воздух плотным вонючим туманом. С 1768 по 1773 по термометру Делизля самая большая жара достигала 97°, самый большой холод — 191 1/2 - 9 ноября 1770 ночью в Щедринской и в Барагуни и 19 ноября 1772 в Новогладкой чувствовалось небольшое землетрясение.

Местность вокруг города полна луж, сохранившихся от наводнений. Вообще почва так перенасыщена водой, что в каждой яме глубиной в 3 фута находится вода, и почва такая соленая, что после высыхания кажется покрытой солью.

Город, план которого я сообщаю, имеет 4 главные части.

A. Крепость. Она расположена на левом берегу Терека, открыта со всех сторон и близ истока Кизлярки. В крепости находятся только общественные здания и гарнизонные квартиры.

B. Солдатская слобода у Терека, на несколько сотен шагов выше крепости.

C. Собственно город. Он стоит близко к левому берегу реки, между истоками Кизлярки и Старого Терека. В городе стоят дома различных наций (которые и составляют местных жителей) в восьми различных кварталах.

1. Армянский квартал, который русские называют Армянская слобода, татары — Арментир.

2. Георгианский квартал, по-русски — Грузинская слобода, по-татарски — Курце аул.

3. Квартал новообращенных, или прозелитов, тат. Кристи-аул (Крихтен-дорф). Это ногайские и кумыкские татары, также черкесы, которые в прошлые времена приняли греческую веру и придерживаются ее до настоящего времени. Они в [хороших] отношениях с казаками.

4. Квартал терских казаков. Эти и прозелиты № 3 составляют терское ополчение (терское войско). Название они получили от старого Терки; теперешние — все греческой веры; частью татарского, частью черкесского происхождения.

5. Квартал Окочин. Местные жители кумыкского села Окочира перебрались в Кизляр и здесь они поселились. Сейчас в этом квартале живут кумыки и ногайцы, оставшиеся в мусульманской вере.

6. Черкесский квартал, по-татарски Черкес аул. Местные жители — черкесы-мусульмане, когда-то по большей части [бывшие] подданные князя Бековича 40.

7. Квартал казанских татар, по-тат. — Казанте аул. Они перебрались сюда из Казани, занимаются земледелием и, единственные из всех жителей на Тереке, платят подушную подать.

8. Квартал Дезик аул. В нем живут персы, которых русские называют тхезири, испорченное [произношение] персидского тудшир — купец. Они торгуют беспошлинно с армянами и грузинами и свободны от военной службы. Все эти кварталы со стороны берега окружены земляным валом.

D. Четвертая часть города расположена совершенно отдельно на С.З. от Кизлярки, на широкой свободной равнине. Поэтому татары называют ее Кирда иулер — полевые строения. Она состоит из виноградников и плодовых садов, [которые разводят] жители; среди них много армян и грузин. Из-за того, [57] что строевой лес трудно достать, только немногие дома [сложены] по русскому обычаю из бревен; некоторые [построены] из необожженных и, в меньшей степени, из обожженных кирпичей. Большинство [же жилищ] с тонким [плетеным] каркасом, с плетеными стенами, обмазанными глиной с рубленой соломой. Из такого же плетения и крыша. Внутри они очень низкие. При сырой погоде пол, а также обмазка размокают и покрываются солью; поэтому жилища, которые по всему Тереку подобны описанным, непрочные и нездоровые. Строевой лес портится необыкновенно быстро, и кирпичи от разъедания солью становятся такими хрупкими, что их можно растереть между пальцами.

Жители станиц, за исключением немногих армян, грузин и татар, сплошь казаки.

Жители подле Терека

Жители станицы Бороздинской называются семейские казаки. Их атаман и их канцелярия находятся в Дубовке. В каждой станице имеется около 100 служащих казаков.

Казаки станиц со Старогладкой и выше до Червленой называются гребенские. Сначала они жили на и у горного хребта (гребня) предгорий, [а потом] были переселены, причем сохранили свое название. Их военный атаман (войсковой атаман) и канцелярия находятся в Новогладке. По рангу за атаманом следует военный старшина (войсковой старшина), а за ним секретарь (дьяк). Когда они еще жили в горах, то по большей части состояли из беглых людей, которые потом похищали себе жен у горных народов, что и сейчас видно по чертам лица у многих [из них]. В настоящее время их государственное управление так же урегулировано, как и у донских казаков; они так же одеты, вооружены, они так же сражаются, но больше пешими, чем на лошади. В последнем они следуют за своими врагами — горными народами. Летом они переселяются чаще всего в маленькие черкесские жилища. В каждой их станице также приблизительно 100 казаков, состоящих на службе.

В станицах новой Моздокской линии живут, как уже было сказано, вновь поселенные волжские и донские казаки.

Беспокойные горные народы держат казаков почти всегда в [состоянии] войны, так как у них мало времени, да и склонности к мирным занятиям. Они занимаются только скотоводством для собственных домашних нужд и живут за счет казенного провианта. Но так как последнего не хватает для жен и детей, то они, как татары, возделывают немного пшеницы, русск. пшеница, тат. будай, арм. бугда; рожь, русск. рожь, тат. аруш; ячмень, русск. ячмень, тат. и арм. арпа; просо, русск. просо, тат. тарое, арм. дарое, и для рыболовных сетей и веревок, вероятно, еще немного конопли. В их садах имеются арбузы, многочисленные дыни, тыквы, огурцы, репа, редька, хрен, капуста, лук, бутылочная тыква и во многих также виноград. Многие казачки занимаются шелководством, но почти только для домашнего пользования. Разведение льна, так же как прядение и ткачество, не распространено.

Некоторые татары, армяне, грузины и другие в Кизляре имеют очень значительные виноградные и фруктовые сады, а также некоторое количество шелковичных плантаций. [60]

В принадлежащем Хастатову Сарафанове в шелководстве в 1772 было получено 8 пудов шелка.

Основное занятие армян, татар, грузин и персов — торговля с Персией и Россией. В 1767 году из Персии было ввезено шелка 1255 пудов 31 1/2 Фунта, в 1768 - 1284 пуда 17 фунтов, в 1769 - 2209 пудов 5 фунтов и в 1770 - 1216 пудов 29 фунтов. Обычно 1 пуд шелка давал 8 руб. Пошлина же, если шелк ввозится здешними купцами, идет на пользу фабрик. Большую часть шелка ввозят в Кизляр персы, которые в Кизляре не живут и не являются подданными; но чтобы получить пошлину, армянин, проживающий постоянно, одалживает персам свое имя и утверждает, что шелк выписан на его счет. Фабрики при этом все же получают в свою пользу.

Вообще казна должна к своим сборам на Тереке делать очень большие придачи. В 1772 году винный откуп составлял 7000 руб., и пошлина — 6000 руб. Других доходов не было. И если в Моздоке, где все было беспошлинно, с 1774 года должны пошлину ввести, то всего этого не хватит и на половину жалованья, а особенно провианта для земского войска на линии. По моему мнению, [впрочем], ничего не предписывающему, по поводу самых прибыльных на Тереке ремесел и занятий я бы посоветовал ввести вместо земледелия и скотоводства разные плантации разнообразных красящих растений, особенно же виноделие и шелководство. Казна же могла бы легко существовать с помощью постоянной продажи соли из магазинов, употребления и продажи леса, которого здесь мало, на строительство и на дрова, отдачи на откуп рыболовства у Кизляра и Моздока, и казаки, по крайней мере живущие не в городах, могли бы сами себя снабжать провиантом.

0


Вы здесь » Гребенские казаки » общий форум » Про население .


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC