Купить рекламу на сайте

Гребенские казаки

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Гребенские казаки » Слепцовская станица » Посвящается памяти расстрелянных большевиками Слепцовцев


Посвящается памяти расстрелянных большевиками Слепцовцев

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

ЖУТЬ ХОЛОДНАЯ
(Посвящается памяти расстрелянных большевиками Слепцовцев)

1918 г. На Сунженской линии Терского Войска, заселенной станицами Н. П. Слепцовым, неспокойно — большевиками эта линие занята, вследствие общего крушение Терского казачьего фронта, часть бойцов которого, не выдержав большевицкой лавины, вынуждена была сначала отойти за Терек, а потом в Дагестан, где и расположилась в г. Петровске.
Протянутая рука «товарища» Дьякова (командующий большевицкими силами на Сунженской линии) «трудящимся сунженцам» — повисла в воздухе. До неё никто не прикасался, она была в казачьей крови — в крови Атамана ст. Слепцовской ур. Крапивина и учителя той же станицы Албанукова (уроженец ст. Луковской), расстрелянных Дьяковым за то, что они уговаривали казаков ст. Троицкой не присоединяться к красной армии, вторгнувшейся уже в Сунженскую линию, а вместе со Слепцовцами дать отпор красной нечисти. Уверением тов. Дьякова, что советская власть оставит в покое «трудящийся элемент, обманно втянутый в войну генералами и офицерами», не придавалось никакой веры. Все ждали что-то и вот это что-то, в лице «Областной Чрезвычайной Комиссии», и навестило Слепцовцев. Среди казаков Сунженской линии были произведены массовые аресты, арестовывали офицеров, по разным причинам не успевших отойти за Терек, и рядовых казаков, замеченных в антибольшевизме.
Арестованных, в числе около 80 человек, экстренным поездом, под усиленной охраной, доставили ночью на станцию Владикваказ и сейчас же пересадили в два товарных вагона. Во время пересадки пришлось пройти «сквозь строй», под неистовую красноармейскую ругань, сопровождавшуюся ударами винтовок. У пишущего эти строки винтовочной мушкой была пробита голова.
Красноармейцы были в возбужденном состоянии. Одни предлагали облить керосином вагоны, где находились узники, другие — расстрелять всех в вагонах. Под этот красноармейский торг вагоны, толкаемые людьми, покатились, остановившись напротив броневого поезда. Слышно было, как заряжались, щелкали пулеметы...
Жуть холодная охватила казаков перед неминуемой смертью в вагонах, переполненных до отказа, — застонали казаки, падая на колени молились Богу...
— Пулеметы — огонь! — послышалась команда, но огонь открыт не был.
Вагоны опять подкатили к станции. Открыли двери. Глазам моим представилась следующая картина: на перроне, около вагонов, стоял чекист Гахокия (грузин), держа в руках большой лист бумаги. Позади него находился взвод вооруженных китайцев. Обращаясь к казакам, Гахокия сказал:
— Те, чьи фамилии мною будут прочитаны, должны выйти из вагонов, они пойдут на допрос в Чека.
Вслед за этим, чекист Гахокие, под мертвую тишину, нарушавшуюся шипением газовых фонарей, закричал — Баскаков! (подесаул ст. Самашкинской), Долгов! (хорунжий ст. Слепцовской, раненый в ногу с большевицкого броневика накануне отхода армии за Терек), Емельянов! (хорунжий ст. Слепцовской), Апанасов! (сотник той же ст.).
Были вызваны еще семь человек (в том числе учитель ст. Ермоловской (имен не знаю). Вызванные были окружены китайцами. Все сразу поняли, на какой допрос их отправляют... Наконец, Гахокия произнес мое имя. Я, отлично слышавший свою фамилию, собиравшийся ответить — «я» и выскочить из вагона, лишился, вдруг, речи. Я не мог ни говорить, ни двигаться. Несколько раз Гахокия вызывал меня и, не дождавшись обычного «я», приказал китайцам вести по назначению тех, кто был у них в кругу.
Спустя некоторое время, в стороне Серебряных заводов, неподалеку от ст. Владикавказ, послышалась беспорядочная стрельба — то наемная рука большевиков — китайцы расстреливали, без суда и следствия, по приказу Гахокия, Сунженцев, с августа по ноябрь 1918 года участвовавших активно в противобольшевицких казачьих частях.
Двенадцать лет прошло с того момента, как красные насильники убили около 15 молодых, славных и достойных потомков Н. П. Слепцова. Но эта кошмарная быль настолько меня поразила, настолько запечатлелась в памяти, что мне кажется, будто это зверское преступление было совершено большевиками вчера.
Мир праху вашему, дорогие Слепцовцы! Пусть легка будет вам родная земля! Будущая Россия, в которой Казачество займет почетное место, приведет в должный вид запущенные ваши могилы, и запишет дорогие имена ваши на скрижали истории.

Терец И. Д. Свиридов. 1930 г.

"Родимый край" Ежемесячный Казачій журналъ, LE PAYS NATAL REVUE MENSUELLE,№ 1, от 15-го января 1931 г.UNION DES COSAQUES, 1 villa Chauveiot, PARIS

0

2

Слепцовский и Самашкинский фронты (из воспоминаний слепцовца) И.И. Таширов, 1919г.

Инициатива восстания станицы Слепцовской против красноармейских банд принадлежит ныне умершему в Баку от тифа полковнику Николаю Александровичу Долгову и проведено было под руководством и организацией капитана Шоколи.
Полковник Долгов видя, что большевики ведут травлю казаков ингушами и чеченцами, указывал казакам, что им не жить на Сунже, если они не сорганизуются и не будут готовы к отпору разбойникам и на кругах уговаривал образовать оборонческие сотни.
Печальный опыт у Плиево и боязнь злой мести заставили казаков призвать офицеров-станичников, поставить их на командные должности и поклясться перед церковью исполнять приказания их.
Опасность со стороны ингушей дала возможность для охраны полей и станиц мобилизовать все способное носить оружие население (и иногородних, которые шли хотя и неохотно), разбить их на сотни и вести учет оружия и патронов.
Отрывочные сведения, доходившие до Слепцовской о разгроме казаками красных в Моздоке и упорной борьбе в Прохладной, зашевелили казачьи сердца, не успевшие еще разложиться под влиянием агитации большевиков, щедро насыщавших карманы бумажками владикавказских станков.
Стали собираться отдельные группы и толковать о помощь своим братьям.
Для открытого восстания сунженцы побаивались организованных районов Грозного, Владикавказа, ингушей, чеченцев и постоянно шныряющих броневиков. Пытались спустить в овраг поезд красных с подкреплением из Грозного на Прохладную, но запоздало сведение о выходе поезда и крушение не удалось.
Предательское нападение красных на Грозненскую определенно толкнуло слепцовцев идти помогать своим братьям казакам.
Обезоружат казаков красные и вся линия вынуждена будет или уйти за Терек, или быть преданной на произвол, потеху и разграбление ингушам и чеченцам, так думали сунженцы.
Послали в Грозненскую свои пушки, патроны и снаряды, посылали патроны также и в Моздок.
Две пеших сотни и одна конная, сменяясь, участвовали в осаде Грозного.
Осада Грозного затянулась, бесконечные смены, необходимость в полевых работах, агитация в тылу, породили в Серноводске съезд, так называемых «фронтовиков», который собрался под предлогом скорее покончить с Грозным и вообще с войной.
На съезде большевистские деньги и агитация сделали свое дело.
На выручку Грозненской фронтовики Карабулакской, Троицкой, Нестеровской, Ассинской и половины Михайловской станиц не пошли и высказались за вступление в мирные переговоры, т.е. сдать с. Грозненскую, оружие, отдельский Совет и офицеров и присоединиться к Красной Армии, мотивируя свое решение, что с присоединением к Красной Армии казакам не с кем будет воевать и что большевики обещали им поддержку против ингушей, а при записи в Красную Армию дают деньги, даже при условии быть дома и не ходить на другой фронт.
Вести мирные переговоры не разрешил командующий Грозненским фронтом, к которому присоединились часть слепцовцев, самашкинцев и часть михайловцев, порешивших, во что бы то ни стало бороться против красноармейцев и выслать помощь грозненцам.
На съезде взаимоотношения между станицами обострились.
Красные решили воспользоваться этим и разоружили мешающую им пробиться к Грозному Слепцовскую станицу.
Для переговоров о сдаче оружия Слепцовской красными были вызваны делегаты.
Делегаты на сдачу оружия не согласились и были арестованы красноармейцами и тут же зверски расстреляны: урядник Павел Михайлов, урядник Петр Крапивин, учитель Бабуков и иногородний Чернявский.
Священника не расстреляли и пустили в станицу уговаривать казаков сдать оружие.
Несмотря на ультиматум красных, поддержанный тремя бронепоездами, сдать оружие и выдать офицеров, слепцовцы ответили отказом.
Броневики сделали налет на станцию и станицу и обстреляли их.
Станичная артиллерия и подоспевший наш бронепоезд из Грозненской с пушкой на открытой платформе, под командой штабс-капитана Шоколи, смелыми действиями и меткой стрельбой отогнали бронепоезда.
Так создался Слепцовский фронт 9 сентября нов. ст. 1918 года.
Станицы Слепцовская выставила пять полевых пеших сотен, одну конную и четыре самооборонческие сотни, избрав начальником гарнизона подхорунжего Пронина.
Три недели станичники спокойно отвечали на бомбардировку своих хат со стороны соседей казаков Троицкой, Нестеровской и Ассинской станиц и меткой стрельбой артиллерии под начальством есаула Ивана Ивановича Таширова, отгоняла бронепоезда и автомобили.
На помощь станицы по плану штаба командующего Грозненским фронтом прибыла конная сотня хутора Васильевского и пешая сотня от станиц Ермоловской, Романовской и Самашкинской.
Создалось достаточное количество войск даже для наступления, которое и началось сначала очень удачно под руководством капитана Шоколи, заместителя больного Долгова, на станицу Михайловскую, которая после обстрела гаубицами И.И. Таширова, была лиха атакована и взята, а на другой день Шоколи повел наступление на Ассиновскую.
Так как в этот же день красноармейцы для выручки Михайловской повели наступление на Слепцовскую станцию и сбили слепцовцев с Магометской горы, то наступлением на Ассиновскую на сутки было отложено и выслана помощь слепцовцам, отбив, таким образом, атаки красных, после чего наступление на Ассновскую опять возобновилось.
Однако благодаря ранению капитана Шоколи пятью шрапнельными пулями, который выручил своим мужеством застрявший наш бронированный автомобиль, наступление задержалось.
Беспрерывные атаки красных на Слепцовскую заставили отказаться от наступления на Ассиновскую и перейти к обороне, а отсутствие патронов и снарядов заставили станицу 6 октября сдаться. Непокорные же ушли к Самашкам, где еще держались до падения станицы Грозненской.
У станции Самашкинской, на границе с Михайловской, слепцовцы, михайловцы и часть ермоловцев и романевцев заняли позицию по горам и у железной дороги. Самашкинцы же удерживали от Сунжи до Ассы.
Горсть казаков, с несколькими патронами на человека, отсиживалась на камнях у «Волчьих ворот» от многочисленных атак красных, где артиллерия наша также в упор расстреливала и картечью отбивала атаки, а прислуга ермоловских орудий даже отстреливалась из винтовок.
За троекратную неудачу сбить горных орлов казачьей воли, застрелился красноармейский командующий товарищ Митяй – владикавказский извозчик.
Артиллерия, благодаря организованности держала в страхе бронепоезда красных и всю красноармейскую пехоту и показала им, что недостаточно иметь много пушек и снарядов, но надо уметь стрелять,
В один из рассветов удачно обстреляв три бронепоезда и подорвав путь перед головным из них, артиллерия с близкой дистанции дала возможность смелым партизанам князя Микеладзе, высланным на помощь из Грозненской, захватить броневой вагон бронепоезда «Варяг» с двумя орудиями.
Удачно отбитые атаки на горах и со стороны Ассинской, удачная борьба с бронепоездами, удачно сбитый броневой автомобиль подъесаулом Загородным – все это поднимало дух восставших. Были даже попытки к наступлению, несмотря на то, что силы красных насчитывались до дивизии и лишь недостаток патронов удерживал от общего наступления. Были пущены вход берданы и на станции Самашкинской даже снаряжались берданочные патроны.
Фронт прочно держался до 11 ноября, когда пала Грозненская.
Нужно было уходить за Терек, так как все пути были уже отрезаны. Часть казаков вернулась по домам, а офицеры, кто пешком, кто на повозке, ночью ушли горами в Барятинскую, сделав за ночь до 50 верст.
Жалкие казачьи душенки, желая оправдаться перед красными, пытались даже на ст. Самашки переловить своих офицеров и выдать их красным, но это им не удалось.
Полковник Томашевский с палкой в руке, в то время, когда его хотели арестовать, успел нескольким предателям посчитать зубы и, пользуясь темнотой, уйти. Есаул И.И. Таширов во главе разъезда в восемь казаков и офицеров ушел горами от полусотни самашкинцев, отстреливаясь с коней. Часть же офицеров вернулась домой и все они были расстреляны красными.
Из слепцовцев расстреляны хорунжий Спиридон Долгов, который был ранен при взятии нами поезда «Варяг», сотник Афанасов, хорунжий Емельянов.

И.И. Таширов, 1919г.

Источник: http://www.kazarla.ru/index.php/historyview/848.

Связанные разделы:
20 век
Геноцид (Этноцид) казаков
1918 год
1919 год
Терское

0

3

Брат моего деда Григория Скочедуба - Владимир Васильевич Скочедуб, 1888г.р., уроженец ст.Ардонской проживал в ст. Слепцовской, по одним сведения был священником. Расстрелян. Если есть сведения о нём прошу сообщить.

0


Вы здесь » Гребенские казаки » Слепцовская станица » Посвящается памяти расстрелянных большевиками Слепцовцев


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC