Гребенские казаки

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Гребенские казаки » казаки - историки, писатели, поэты » поэт гребенец Олег Кулебякин


поэт гребенец Олег Кулебякин

Сообщений 91 страница 120 из 218

91

Weisenheimer
Спасибо на добром слове. Олег.

0

92

Не рыдай ты так горько, голуба,
Дай мне ковшик с холодной водой,
Не пострелян я, и не порубан,
Всего на ночь примчался домой.

А в ночИ полыхают зарницы,
И орудий  раскаты  слышны,
С каждым днём война ближе к станице,
В чём же мы перед Богом грешны?

Как малЫе - заснули недавно?
Уже поздно, ты их не буди,
Я зайду, лишь подушки поправлю,
Молча мы возле них посидим.

Рассветёт - запрягай вороного,
На повозку сажай сыновей,
Уезжайте, заради Святого,
Береги пуще глаза детей!

Время вышло - пора расставаться,
Не забудь мне всё чистое дать,
Не вернусь вдруг, а может так статься,
Знай, за Вас я ушёл умирать.

Сыновья чтоб росли казаками,
Да смотри, не разбалуй вконец,
И чтоб знали, что с большевиками,
До последнего бился отец,

0

93

Спаси Хрстос. Олег как всегда твои стихи бередят сердце и душу........

0

94

boer
Владимир! Христос меж нами! С неизменным Уважением, Олег.

0

95

byakin написал(а):

Царскосельский романс.

Я у Вас попрошу
Перед Богом замолвить словечко,
-Не сочтите нескромной
Чуть слышную просьбу мою,

В этот мокрый сентябрь,
Вы укрылись с зонтом у крылечка,
Я ж у главных дверей
С караулом на страже стою.

Вы, конечно, княжна,
И Особа из Высшего Света,
Я - простой офицер
Из Конвоя, что в Царском Селе,

По утрам, ко дворцу,
Вас степенно подвозит карета,
Я ж всё больше гарцую
В казачьем привычном седле.

Вы прекрасно бледнЫ, и хрупкИ,
Как весною мимоза,
И слегка холоднЫ,
И порою туманен Ваш взор,

Я же глядя на Вас, весь дрожу,
Как листок на морозе,
Опасаясь увидеть
В глазах Ваших синих укор.

Знаю я, никогда мне не быть
С Вами рядом,
Не дарить Вам цветов,
И в мазурке не закружить,

Я за счастье почту иногда
Просто встретиться взглядом,
От которого легче, светлее
Становится жить.

С Уважением.

Друзья мои! На эти замечательны стихи Олега , уже написана песня моим другом Виктором Антас. Послушайте , что  получилось .Автор ролика Игорь Срибный .
Get Adobe Flash player

0

96

Замечательно. Но позвольте малую ремарку. Думаю, что произведение зазвучало бы, так сказать звучнее, если использовать не современный шансон, а именно русский романс, как он звучал на рубеже 19-20 веков. С уважением.

+1

97

Мы "Прости меня, Отче Святой"
Прочитали, с колен поднялись,
И, взметнувши клинки над собой,
Дружным строем вперёд понеслись.

И пускай много больше врагов,
А когда по другому, скажи?
Посчитаем потом сколько их
Навсегда здесь осталось во ржи.

Конь ярИтся,  почуявши  кровь,
Я из шашки  ударил  в потяг,
Как учили - под правую бровь,
Из седла соскользнул  наземь враг.

Мы их гнали до самой реки,
Обступили - куда им бежать?
Подымай руки вверх, пруссаки,
Не то всех здесь оставим лежать!

С казаками, вам в конном бою,
Не сдюжать - кишка больно тонка!
И не раз  ещё  в  эту  войну,
От души мы намнём вам бока!

Опустилась вечерняя тень,
Вместе с нею пришла тишина,
Боевой наш закончился день,
До рассвета уснула война.

+1

98

Ай, да вот ты шашечка, да ты ж моя подружка,
Востро наточёная весело блестишь!
А дойдёт до дела - молнией сверкаешь,
И неотвратимо смерть врагам сулишь!

Ай, да ты винтовочка, она вот карабинка,
Смазана, ухожена, да заряжена,
А как бой начнётся - пулею свинцовой,
Метко ты винтовочка, стреляешь во врага!

На четыре года - вы ж моё семейство!
Да ещё мой коник - резвый, вороной,
А роднёй мне стала вся вторая сотня,
Да и полк наш славный Кизляро-Гребенской!

В том полку мы служим, служим не горюем,
В стороне далёкой дружно все живём:
Средь Маньчжурских сопок храбро и бесстрашно,
Себя не жалея, мы японца бьём!

Так, у Синминтини, в деле  мы  бывали,
Смелы  и  отважны,  Верою  крепки,
Там отцов и дедов славу  умножали,
Мы в бою жестоком, смерти вопреки!

0

99

Полети моя душа, в небо птицей белою,
Чаечкою быстрою, да под облака,
Отыщи там волюшку, гордую да смелую,
И поклон ей передай, ты от казака.

Обскажи ей, как я здесь всё живу-бываю,
Ничего не утаи, говори как есть,
Что в беде и в радости, я не забываю,
Про неё родимую, да казачий крест.

А ещё ей расскажи, как порой бывает,
Тяжело на сердце от лихих невзгод,
Только вспомню про неё - тотчас отбегает,
Сломя голову печаль, от моих ворот.

А ещё ей кланяйся от сыночка мАлого,
С ней не понаслышке, с детства он знаком,
Передай ей, чтоб она его не забывала,
С ним была навечно, когда мы уйдём.

По утру, на зореньке, цвет в степи лазоревый,
Куда взгляд не кинешь - он везде горит,
Где-то в небе высоко, на заре-на зореньке,
Птица белая душа, с волей говорит.

0

100

Get Adobe Flash player

стихи написаны в память о казаке ст. Котляревской  И.М. Слезове, погибшем в русско-японскую войну

0

101

boer написал(а):

стихи написаны в память о казаке ст. Котляревской  И.М. Слезове, погибшем в русско-японскую войну

Казак, везде казак

Ошибка в написании имени композитора , его зовт Виктор Антас , исполнение -Владимир Степной . Стихотворение Олега не оставило равнодушным Виктора , хотя поначалу он мне сказал, что не пишет песен на чужие стихи, я попросила его :просто прочти их. Через пару дней он прислал первую песню "Царскосельский романс" и вот ещё через несколько дней вторую. Творчество Олега видимо , что то смогло разбудить в душе Виктора , человека далёкого от казачества. Молодец Олег ! Не только меня очаровал своей поэзией , но и моих друзей ! Успехов тебе !

0

102

Елена К.
Елена, Спаси Христос! Олег.

0

103

На небесном лугу, облака-стригунки
Разгулялись от края до края,
Пастух-ветер на них смотрит из-под руки,
Порой свиснет, к себе подзывая.

Я за ними верхом полечу по степи,
Ввысь, играя, подброшу папаху,
От восторга на миг станет тесно в груди,
Распахну я пошире рубаху.

Отпущу я поводья, дам волю коню,
Тот помчится, почуяв свободу,
Полетит со всех ног он, встречая зарю,
Что на юном встаёт небосводе.

Разрумянится солнце, завидив  меня,
Над землёю лучами играя,
Мимоходом потрепет по холке коня,
Тёплым светом всю степь озаряя.

Осажу я коня возле быстрой реки,
Отдыхай, запалился родимый,
А по небу плывут облака-стригунки,
Пастух-ветер спешит вслед за ними.

0

104

Мы устали, и кони устали,
Едем молча весь день напролёт,
Лишь Петруха-сосед зубоскалит,
Он таковский, - с улыбкой помрёт!

Опять, шельма, развёл анекдотов,
Про жидёнка, попа с попадьёй,
Неженатый ещё, беззаботный,
Наш, червлёнский, башечник родной.

И ведь складно же как заливает,
Сотник аж улыбнулся в усы,
Рассмеялся, сказал: "Впечатляет!
Ох, и ловок брехать, бисов сын!"

И усталости, как не бывало,
Оживились, пошли порезвей,
Вёрст пятнадцать пройти до привала,
Расседлать подуставших коней.

Бой нас тяжкий с утра ожидает,
И не все мы вернёмся назад,
А покуда, всё знай зубоскалит,
Гребенской развесёлый казак.

0

105

byakin написал(а):

Наш, червлёнский, башечник родной.


Кто же такой башечник? И где ударение в слове? Олег, сделай примечание для непосвященных, пожалуйста!

0

106

львович написал(а):

Кто же такой башечник? И где ударение в слове? Олег, сделай примечание для непосвященных, пожалуйста!

Прозвища станичников. Найди в поиске, не знаю как скопировать, так напишу.
Каргалинских - фазаны. Потому что много рыжих;
Курдюковских - талалаи. Говорливые.
Старогладовских - чугунки или головешки. Смуглые очень.
Червлёнских - башечники. Любили рыбьи головы.
Калиновских - багры.Рыба по Тереку когда шла, они её баграми, отсюда и прозвище.
(Скопировал у boer). Олег.

0

107

Месяц ночке подарил звонкое монисто,
Из блестящих, золотых, ярких звёзд,
Чтобы ненаглядная могла принарядиться,
Из-за моря синего, он его привёз.

Застеснявшись, ночка, дар тот принимала,
Крепко  друга  милого   обнялА,
И всплакнув от счастья, да за ручку брАла,
С месяцем любимым под венец пошла.

Облака шептались:" Ах, какая пара!,
Какой месяц статный, с ним невеста-ночь,"
На восход заря-сестра милых провожала,
Вновь до вечера они уходили прочь.

Налетел вдруг ветер, он сорвал монисто,
Да вот только уронил, не донёс,
И с тех пор всегда горит над станицей,
Россыпь мелких, золотых, ярких звёзд.

0

108

Все деревья в инее, где же ты мой миленький,
Разудалый, ненаглядный, любый мой,
Полыхает на ветру, куст огнём рябиновый,
Когда ж ты воротишься, милый друг, домой.

Уж позёмка крУжится, где же ты мой суженый,
Изболелась вся душа за тобой,
Как уехал ты, родной, мой покой нарушился,
Что ж не шлёшь ты весточки ни одной.

Ворон-воронёночек, полети за  горочку,
Да за морю синюю, на закат,
В стороне далёкой там, разыщи Егорочку,
Синеглазого  мово  казака.

Ворон услыхал меня, крикнул на прощанье,
Тот час  же за горочку улетал,
Оставалась я одна со своей печалью,
Да озябший за плетнём краснотал.

А зима-девчоночка, в беленькой юбчоночке,
Повернула  солнышко на мороз,
Рано утром прилетал чёрный воронёночек,
Крестик кипарисовый в клюве нёс.

Увидала крестик тот, громко закричала я,
И без чувств упала я на снежок,
Как же я тебя ждала, да вот не дождАлася,
Знать в чужой сторонке мой казак полёг.

Все деревья в инее, где же ты мой миленький,
Разудалый, ненаглядный, любый мой,
Полыхает на ветру, куст огнём рябиновый,
Только не воротишься ты домой.

0

109

Распустилася в саду, да молодая яблонька,
Цветом белоснежным она раннею порой,
Не брани меня отец, не ругайся маменька,
Что так поздно возвернулся нынче я домой.

С голубыми ставнями, домик есть у церкви,
Ненаглядная моя в  доме том  живёт,
Только глянет на меня -враз забьётся сердце,
И, вздыхая,  прохожу я мимо тех ворот.

Сколько песен играно на гармошке старенькой,
Слов заветных сказано для её одной,
И скажу вам не тая, милый батя с маменькой,
Что во всёй округе больше нет второй такой.

А вчера уж под закат, были мы у речки,
Раздавалася в тиши пенье соловья,
В знак любви я подарил миленькой колечко,
Застеснялась, но взяла, лЮбая моя.

И, обнявшись, до утра просидели вместе,
Поклялась любить на век, и со службы ждать,
А вокруг цвели сады, и светил нам месяц...
Не брани меня отец, не ругайся мать.

+1

110

А под утро был дождь, средь листвы он шуршал,
На рассвете коней мы седлали,
Кто молился, а кто-то угрюмо молчал,
Отчий край мы навек покидали.

Горстку рОдной земли, завязав в узелок,
Ближе к сердцу вложил под рубаху,
Взгляд прощальный я бросил на свой хуторок,
И поглубже надвинул папаху.

И, верхами, на запад, сквозь брызг пелену,
Распрощавшись с роднёй уезжали,
Мы на ту распроклятую трижды войну,
Что потом уж Гражданской назвали.

За два года прошли мы немало дорог,
Много верных друзей потеряли,
А в глазах всё стоит под дождём хуторок,
Мать в поспешно наброшенной шали.

И когда увозили нас вдаль корабли,
На прощанье гудками рыдая,
Я сжимал в кулаке горсть родимой земли,
Память горькую Отчего края.

+1

111

byakin написал(а):

И когда увозили нас вдаль корабли,
На прощанье гудками рыдая,
Я сжимал в кулаке горсть родимой земли,
Память горькую Отчего края.


Олег ! Ну ты прямо как Туроверов становишься ! Молодец !

0

112

Елена, здравствуй! Спасибо на добром слове. Очень люблю стихи Туроверова. Себя на одну доску с ним никогда не поставлю - ибо недостоин.
Для меня - Туроверов, это кроме великого казачьего поэта, ещё и боевой офицер, имевший 4 ранения, дослужившийся до подъесаула, лишённый навечно Родины, но сумевший сохранить Великую  любовь к ней на всю свою жизнь. Царствие ему Небесное и Вечная память.
Я живу в другое время. Пишу, как могу стихи. Пусть их немного, но нету ни одного, в который я бы не вложил кусочек своей души. Писать не брошу, потому что не могу уже не писать. А уж как получается - это Вам решать. За хорошие, глядишь похвалите, а за плохие и побраните может.
Пишу про казаков и для казаков. Вот как то так. С уважением, Олег.

0

113

byakin написал(а):

Елена, здравствуй! Спасибо на добром слове. Очень люблю стихи Туроверова. Себя на одну доску с ним никогда не поставлю - ибо недостоин.
Для меня - Туроверов, это кроме великого казачьего поэта, ещё и боевой офицер, имевший 4 ранения, дослужившийся до подъесаула, лишённый навечно Родины, но сумевший сохранить Великую  любовь к ней на всю свою жизнь. Царствие ему Небесное и Вечная память.
Я живу в другое время. Пишу, как могу стихи. Пусть их немного, но нету ни одного, в который я бы не вложил кусочек своей души. Писать не брошу, потому что не могу уже не писать. А уж как получается - это Вам решать. За хорошие, глядишь похвалите, а за плохие и побраните может.
Пишу про казаков и для казаков. Вот как то так. С уважением, Олег.


Ты мне очень симпатичен , Олег, люблю простых , скромных  и порядочных людей , казалось бы обычные человеческие качества......но чем больше я живу на этом свете.....тем меньше встречаются такие по жизни ! Удачи тебе !

0

114

Как по полю, всё по полю,  самому по краю,
По-над лесом да дубовым, где-то там вдали,
Спотыкаясь и бранясь, на судьбу пеняя,
Беда с горюшком в обнимку вдоль дороги шли.

Песню  заунывную,  нескладную  играли,
Про несчастное своё, горькое житьё,
А когда бросали петь, то навзрыд рыдали,
Да кружилося над ними в небе вороньё.

Им навстречу ехали казаки со службы,
Все в медалях и крестах, рвёт меха гармонь,
И на конике гнедом, молодой хорунжий,
Развесёлый, удалой, и в глазах огонь.

"Чьи такия будитя, страннички прохожия,
Аж от леса самого слышится ваш вой,
Грязные, косматыя, а какие рожи!
Встретишь вас под вечер - вряд придёшь живой!"

"Мы беда, да горюшко, она вот горемычная,
Меж дворами шляемся, где пройдём -там плач!
Вы возьмите нас собой, милые станичники,
Только песен не играйте, и гармошку спрячь!"

Рассмеялся тут казак - аж до слёз пробрАло!
Да нагайкой протянул их промеж ушей,
"Нам таких попутчиков даром не хватало!"
И велел обоих разом тут же гнать взашей.

"Наперёд запомните, и другим скажИте!
Казаков увидите - враз бегите вон!
Люди мы весёлые, но Бога не гневите,
Попадётесь ещё раз, - вот те Крест, прибьём!"

"Ну да ладно, вроде всё" - он взмахнул рукою,
"Сотня, песню запевай, рысью марш, пошли!"
Ну, а горе да беда, с поротой спиною,
Оставались у дороги слёзы лить в пыли.

+1

115

На крылечко моё, подустав, ветерок
Прилетал отдохнуть в зимний вечер,
Солнце красный заката прощальный платок
Надевало на жёлтые плечи.

Из-за гор, из-за синих торопится ночь,
Зябко кутаясь в чёрную бурку,
Юный месяц её взять с собою не прочь,
До утра, среди звёзд, на прогулку.

И пушистым ковром белым лёг мягкий снег,
Он в замёрзших лугах над рекою,
Остановит на миг время быстрый свой бег,
Восхитившись такой красотою.

В песне зимней природы звучит волшебство
Царства стужи, снегов и покоя,
У дверей Новый Год, вслед за ним Рождество,
И Крещенье с водою святою.

Лишь куранты пробьют, и зайдёт Новый Год,
Распахнув мне навстречу объятья,
Подниму я бокал за казачий народ,
Дорогие мои сёстры, братья.

Буду пить я за тех, кто теперь далеко,
За друзей, за родных и знакомых,
И за тех, кому может сейчас нелегко,
Мира, радости, Вашему дому.

Чтоб не бЫл никогда жизни горьким Ваш хлеб,
Обошло стороной лихолетье,
Пусть Господь сохранит Вас от всяческих бед,
Счастья Вам, и добра Вашим детям!

Спаси Христос Всех! С уважением, Олег.

0

116

Ты подкуй, кузнец, моего коня,
Вороного, звонкою подковою,
Нынче под венец поведут меня,
С пулей вражьей, казака бедового

Снилась мне река с быстрою водой,
И несла меня она в синю морюшку,
Я же плыть не мог, будто неживой,
Нахлебался той воды, я да вволюшку.

С берега отец шапкой мне махал,
И кричал:"Куда сынок, да ты мой маленький!"
Я ж ему в ответ слова не сказал,
Уносило от него, меня всё далее.

Я проснулся, сел, - сел да закурил,
Трубочку вишнёвую, её резную,
В трубочке табак дюже горький был,
Понял я - сложу головушку лихую.

А наутро, глядь - захромал мой конь,
Слёзоньки из глаз его всё льются-капают,
Братка, тяжко мне, ты меня не тронь,
Думы душу мрачные, да всё царапают.

Вдруг случится что, отпиши домой,
Матушке с батяней, ты пять строчек,
Так, мол знать, и так, раннею весной,
Пал в бою Ваш дорогой сыночек.

Сбереги коня, был он верным мне,
Другом боевым, моим товарищем,
Выносил не раз на своей спине,
Он из боя, из огня-пожарища.

Дай ка обниму, брат прости-прощай,
На молитву всех уже сзывали,
Трубочку возьми, друга вспоминай,
И другие, чтоб не забывали.

Ты подкуй кузнец, моего коня,
Вороного, звонкою подковою,
Нынче под венец поведут меня,
С пулей вражьей, казака бедового.

0

117

Вспомнилось: мороз, зима, Терек,
Ещё чуть - и скуёт реку лёд,
Вся станица собралась на берег,
День такой - лопушина идёт.

Дядька Тит - он тут нынче главный,
Строго отгоняет мальцов,
И блюдёт порядок тот давний,
Что в обычаях у Гребенцов.

И лежат горой соминые туши,
Мокрых спин могучий изгиб,
"Большака того свезите Марфуше,
-Сын её в прошлом годе погиб.

Да сирот и вдов наделите,
Чтоб по справедливости всё!
Что осталось, по себе разберите,
Бог Даст, - в вечер словим ещё!"

Берег. Ночь. Костёр. Песни и пляски,
И чихирь льётся щедрой рекой,
И в декабрьском воздухе вязком,
Всюду говор стоит Гребенской.

Потрудилась на славу община,
Целый день провели у реки,
И лежит на возах лопушина,
И гуляют во всю казаки.

+1

118

byakin написал(а):

Вспомнилось: мороз, зима, Терек,
Ещё чуть - и скуёт реку лёд,
Вся станица собралась на берег,
День такой - лопушина идёт.


О лопушине
"…Гребенские казаки и казачки не менее своих садов, поящих их чихирем, любят Терек, кормящий их «лопушинкой». Так называют они сомину, ловимую ими в огромном количестве, и которой они с наслаждением питаются в разных видах, в продолжение нескольких месяцев, употребляя ее свежею, соленою, вяленою и копченою….
Для гребенских же казаков важен лов сомов, как главный продукт их кормления… 
Лов сомов совершается один раз с наступлением морозов, когда Терек начинает замерзать, что и бывает большею частью в декабре. В это время года сомы становятся особенно жирными, а это ожирение происходит оттого, что сомы, как бесчешуйная рыба, более подверженная ощущению холода, за некоторое время до наступления зимы, углубившись в иловатые берега или скрывшись в ямах, остается там в бездействии и усыплении. Притом в это время года ожиревшие и полусонные сомы с меньшею опасностью убиваются. Ловить же эту хищную рыбу летом, во время хода ее из Каспия в Терек, воспрещается между прочим и во избежание ропота отдаленных от моря станиц, предоставляя свободу самим сомам отыскивать зимовые квартиры и отдавать себя на жертву как низовым, так и верховым станицам, не по велению людскому, а по собственному произволу.
Не касаясь описания способа лова сомов, я здесь скажу только, что, одновременно с багрением этой в изобилии ловимой рыбы взрослыми казаками, все женское население а равно старики и малолетки, разложив на берегу огромные костры и греясь около них, ожидают добычи, извлекаемой из холодных вод Терека.
По окончании лова, продолжающегося по обыкновению не более суток, тут же на берегу, где складываются в кучи мертвые сомы, часто замечательной величины, производится дележ. И к чести казаков  нужно сказать, что на долю бедных и сирот отделяется сравнительно большая часть лопушины.
Такой дележ вокруг пылающих костров, сопровождаемый плясками, песнями и чихиряньем в продолжение холодной, ясной ночи, бывает весьма оживлен и картинен. Но в сороковых и даже пятидесятых годах случалось, что сигнальный выстрел или колокольный звон нарушал этот веселый разгул, и тогда берег Терека мгновенно пустел. Казачки с детьми и стариками спешили укрыться в станице; казаки же бежали и скакали на место тревоги.
На другой день наловленная и разделенная рыба развозится по домам, где для казачек наступает живая деятельность в стряпне, солении и копчении любимой ими лопушины.
И в такое время станичный воздух, и без того не всегда чистый и здоровый, становится удушливым, как пропитанный зловонным соминым жиром. Таким запахом заражаются не только улицы и избы, но пропитывается платье, а с пищею всасывается в кровь казаков и казачек. И признаюсь, что в период питания соминой самые смазливые казачки отталкивают от себя и теряют свою привлекательность."
ОЛЬШЕВСКИЙ М. Я. КАВКАЗ С 1841 ПО 1866 ГОД

Отредактировано львович (2013-06-03 08:57:19)

+1

119

Повязала я чёрну косынку
Вместо белой венчальной фаты,
Одинокая в поле травинка,
И во всём виноват только ты.

Обещал  ты мне горы златые,
И под вечер в садочек манил,
Все слова твои были пустые,
Ты меня никогда не любил.

Надо мною ты лишь забавлялся,
Сердце девичье ты не жалел,
Красотою моей наслаждался,
После враз ты ко мне охладел.

Попросила тебя обьясниться,
ВзглЯнул так, будто ветер подул,
Надо ж было такому случиться,
Как ты подло меня обманул.

А вчера повстречала с другою,
По станице под ручку с ней шёл,
Отвернулась, прошла стороною,
На душе стало нехорошо.

Звонкий смех в тишне раздавался,
Балагурил ты, шутки шутил,
А со мною ты не попрощался,
И давно про меня ты забыл.

Повязала я чёрну косынку,
Вместо белой венчальной фаты,
Одинокая в поле травинка,
И во всём виноват только ты.

0

120

Веточкой рябиновой вспомнилась вдруг Родина,
Да ещё смородины дикой, старый куст,
Ягоды незрелые, терпкие, зелёные,
В детстве, помню часто я пробовал на вкус.

Помню, как пускали мы по реке кораблики,
И кидали камушки, целились попасть,
Вечерами зимними, помню руки бабушки,
Как она играла песни, собираясь прясть.

Помню как закуривал дед мой свою трубочку,
Набивал её душистым, крепким табаком,
А потом из камыша, мастерил мне дудочку,
От бабули рюмочку выпивал тайком.

Как гоняли мы весной мяч тряпИчный пО двору,
Улица на улицу бились мы всерьёз,
Возвращался я домой, - все коленки содраны,
И от матушки с отцом получал разнос.

Сколько промелькнуло лет,- уж полжизни пройдено,
Разлетелись кто куда, многих с нами нет,
Веточкой рябиновой, мне рисует Родина,
Детства босоногого, в сердце светлый след.

0


Вы здесь » Гребенские казаки » казаки - историки, писатели, поэты » поэт гребенец Олег Кулебякин


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC