Гребенские казаки

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Гребенские казаки » Старогладковская станица » Станица Старогладковская


Станица Старогладковская

Сообщений 1 страница 27 из 27

1

ГЛАДКОВ, атаман гребенских казаков.

     Татаро-монгольское нашествие и походы тимура на рубеже XIV-XV веков на какое-то время затруднили русско-кавказские связи, хотя и не прервали их вовсе. В этом отношении интересны русские кресты XIII-XV веков, обнаруженные в ходе раскопок на северном кавказе. По мнению археологов, они свидетельствуют о проникновении в предгорную полосу каких-то групп славянского населения.
     В XVI веке завершается формирование основного ядра Гребенского казачества. В составе кабардинского посольства в Москву в 1555 году приняли участие представители гребенцов. Иван Грозный "милостиво" принял депутацию гребенских казаков, пожаловал их "рекою вольною Тереком" и велел "беречи новую свою кабардинскую вотчину". Первыми поселениями гребенцов являлись станицы Шадринская, Гладковская и Курдюковская – "по имени трех первоначальных своих осадчих (атаманов): Шадры, Гладкова и Курдюка".
(Ф. ГУТНОВ, доктор исторических наук, профессор. Республиканская ежедневная газета «Северная Осетия». № 38 (23595) от 28 февраля).

     О том, как казаки оказались на гребнях, одно из преданий рассказывает, что предки гребенских казаков были некогда казаками Ермака. Когда он пошел в Сибирь, от него отделился некто Андрей (Шадра) с казаками и поселился за Тереком. Еще в 1722 году кумыкский шамхал Адиль-Гирей писал, что его брату Айдемиру жить в Андреевой деревне (Эндери) "нельзя, так как земля эта исстари гребенских казаков" (3, л.37 об.).
В ХVII веке начинается переселение казаков-гребенцов на левый берег Терека, окончательное завершившееся в начале ХVIII века (2, с.26-36; 56, с.31-42). Перемещение было связано как с давлением исламизированных соседей ("чеченцы и кумыки стали нападать на городки, отгонять скот, лошадей и полонить людей" - 3, л.3, так и с переходом все большего числа казаков на государственную службу, которая проходила на линии вдоль реки Терек. По преданиям гребенцов, российские власти были разгневаны тем, что казаки принимали беглых и потому требовали переселения на левый берег, где их можно было контролировать (3, л.38 об.).
     Внешнеполитическая угроза (нападения крымцев и их северокавказских союзников совершались постоянно) заставила казаков-гребенцов вместо прежних небольших городков основывать на левобережье крупные поселения: Червленный, Шадрин (Щедринский), Курдюков и Гладков (в 1722 году гладковские казаки получали жалование на один городок, а в 1725 году - на два: Старогладковский и Новогладковский - см.: 4). Эти городки (с конца ХVIII века - станицы), названные по "фамилиям" или прозвищам атаманов, протянулись на 80 верст по левому берегу Терека. Они и в дальнейшем являлись основными поселениями гребенцов. 
     Гребенское войско поставляло на службу не менее 1000 казаков, из которых половина получала жалование, а другая обороняла свои городки "с воды да с травы", то есть бесплатно (1, с.194).
(1. Заседателева Л.Б. Терские казаки (середина ХVI - начало ХХ в.). Историко-этнографические очерки. - М.: МГУ, 1974.
2. Голованова С.А. Географический фактор в самоидентификации гребенского казачества. // Вопросы северокавказской истории. Вып.6. Ч.1. - Армавир, 2001.
3. РВИА. Ф.644. Оп.1. Д.117.
4. Юдин П. Первые поселения гребенцов. // ТВ, 1913. № 7.).

0

2

http://museum.vran.ru/
вот теперь такая наша станица

0

3

В этой же станице был другой случай. Армейскому офицеру понравилась девушка-казачка. Он велел своим денщикам вечером её схватить на улице и привести к нему домой. Когда утром к нему явился отец девушки и стал требовать дочь, ему было указано убраться вон. Когда же отец стал настаивать, офицер приказал денщикам выкинуть его за ворота. С грубым смехом они подняли его на руки и перебросили за забор. От этого он вскоре скончался, а девушка удерживалась офицером до тех пор, пока ему не надоела.
Мог ли казак перенести подобное оскорбление женщины из своей семьи? Насилия военных подталкивали казаков на преступления (приговор же в те времена был короткий - смерть насильнику) и уход в горы.
Многие перебежчики вынуждены были воевать против своих - но тяга к родному дому не оставляла их. Нередко спустя много лет они являлись с повинной, ведя в искупление своих проступков пойманных горских абреков. Один казак (чье имя за давностью лет позабылось) провёл в горах 12 лет, но так и не смог привыкнуть. Однажды ночью он завел в свою станицу партию горцев и всех выдал, за что и получил прощение.

0

4

Репродукция картины "Станица Старогладковская". Художник Е. Лансере, 1928 год. Акварель. Государственный музей Л.Н. Толстого.

увеличить

0

5

Cтарогладковская.

Станица расположена у трассы Грозный-Кизляр, на л. берегу Терека. Расстояние до Грозного - 90 км; до райцентра - 29 км.
В черте станицы Старогладковской имеются памятные места, связанные с пребыванием в ней великого русского писателя Л. Н. Толстого.

Музей Л. Н. Толстого. Здесь собраны экспонаты, рассказывающие о жизни и деятельности великого писателя, связанные с пребыванием его на Кавказе. Музей создавался по инициативе бывшего директора Старогладковской средней школы Радченко Ивана Кирилловича и его супруги Радченко Надежды Михайловны (сотрудника этого музея). В создании музея активное участие приняли почти все жители Шелковского района. Они передали в музей ценные реликвии, фотографии, предметы, характеризующие эпоху великого писателя. Музей находится в центре станицы Старогладковской.

Дом Глушкина. В этом доме на ночлег остановился Л. Н. Толстой.

Дом деда Ерошки. Дом Епифана Сехина, у которого квартировал некоторое время Л. Н. Толстой.

Дом «богатого Сехина». Дом Ерошки, у которого жил Л. Н. Толстой. Находится на улице им. К. Е. Ворошилова, 5.

Здание станичного правления. Здание, в котором часто бывал Л. Н. Толстой. Построено в 1827 году. Находится на ул. Советской. Ныне здесь помещение швейной мастерской.

Место, где было озеро. На этом месте было озеро, в котором купался Л. Н. Толстой с казаками. Находилось за автомагистралью.

Скиты. Старообрядческий монастырь, находился в черте станицы, по ул. Красноармейской. Сохранился лишь один колодец.

Лазарет. Находился по улице Братьев Морозовых. Сохранился один колодец.

Солдатские казармы. Находились в черте станицы.

Пороховые подвалы. Находились в черте станицы, до 1975 года сохранились котлованы, оставшиеся от пороховых подвалов. В наши дни на этом месте виноградники совхоза им. Л. Н. Толстого.

Хлебный магазин. Располагался у выезда из станицы. Строение не сохранилось.
Почтовая станция. Двор Авака Кирьяновича Тамазяна, Авашки. Станция находилась по улице им. К. Е. Ворошилова.

Три лавки, торгующие мелкими товарами, располагались по углам станичной площади, в центре станицы Старогладковской.

Старая станица. Место, где располагалась станица Старогладковская до 1813 года, находится непосредственно у Терека, справа от дороги к Тереку.

Осина, под которой, по преданиям, любил отдыхать, возвращаясь с охоты Л. Н. Толстой. В одном км от станицы Старогладковской, с левой стороны по дороге к Тереку.

Церковноприходская школа. В 1922 году была разобрана. Стояла там, где в наши дни расположена трансформаторная станция.

Часовня. Стояла там, где в наши дни расположена танцплощадка.

Церковь «Святая Троица», располагалась на том месте, где в наши дни стоит средняя школа.

Страховое общество. Российское страховое общество, где часто бывал Л. Н. Толстой. Здание общества находилось в черте станицы.

Высшее начальное училище (1913 г.). Двухклассная начальная школа, здание которой было построено из турлука и покрыто камышом. В 1914 году школе было присвоено имя Л. Н. Толстого. Располагалась рядом с церковью «Святая Троица».

Этапный пункт. Находился в северной части станицы.

Гауптвахта. Находилась в северной части станицы.

4-я артиллерийская батарея. Находилась в северной части станицы. В этой батарее служил брат Л. Н. Толстого Н. Н. Толстой.

Скитский колодец. Монастырский колодец старообрядцев. Находился в районе «Скитов», на улице Красноармейской.

Винные подвалы полковника Сехина. Винные подвалы, принадлежавшие Епифану Сехину (Ерошке), находились в западной части Старогладковской.

Авашкин мост. Мост находился в восточной части станицы. Авашка - прозвище Авака Кирьяновича Тамазяна, которому принадлежала почтовая станция, состоявшая из семи лошадей и двух карет.

Паляцкий вал. Так называют местные жители вал, построенный пленными поляками в 1834 году.

Мишень. Ровная поляна. Так называется до сих пор бывший военный полигон, на котором русские солдаты и гребенские казаки учились меткой стрельбе. Располагался на западной окраине станицы. Такое же название носит и курганный могильник, находящийся на этой поляне.

Бурлаковы сады. Урочище, где находились сады казака Бурлакова. Расположено на северной стороне Старогладковской. В
наши дни здесь пашни совхоза им. Л. Н. Толстого.

Лог. Низина, урочище на северо-западе от станицы Старогладковской. Пашни совхоза.

Опаренкины сады. Урочище на севере станицы, где простирались сады богатого казака Опаренкова. Возможно, первоначальное название звучало: «Опарина сады», но с течением времени превратилось в «Опаренкины сады». В наши дни пашни и сады совхоза им. Л. Н. Толстого.

Петровы сады. Урочище на севере от станицы Старогладковской, где были сады богатого землевладельца казака Петрова. В наши дни на этом месте сады и виноградники совхоза им. Л. Н. Толстого.

Семенычева сады. Урочище на северо-востоке от станицы, где раньше были сады казака Семенычева. В наши дни здесь сады совхоза им. Л. Н. Толстого.

Журбины сады. Урочище на северо-востоке от станицы Старогладковской, где находились сады казака Журбина.

Лебяжий. Урочище на северной стороне станицы Старогладковской. По рассказам старожилов, на этом месте было когда-то много озер, у которых обитали лебеди.

Морозовы сады. Урочище на севере от станицы, где были сады казака Морозова.

Голиковы сады. Урочище на севере от станицы, где находились сады казака Голикова. В наши дни - пашни совхоза.

Поперечное (озеро). Расположено было на северо-западе от станицы Старогладковской. Давно высушено искусственным путем, но название сохранилось. По рассказам старожилов, озеро лежало «поперек» пути к пашням и садам станичников и его приходилось обходить или объезжать. На озере водилось много водоплавающих птиц, но рядовому человеку охотиться на них запрещалось. Охотились преимущественно представители дворянского сословия, военные чиновники и их гости. В этих местах в то время водилось много диких кабанов, благородных оленей, а в песчаной степи - много сайгаков, лисиц, шакалов, корсаков и волков.

Кал. Урочище в шести километрах к юго-западу от станицы.

Казинцева канал. Урочище с бывшим оросительным каналом на юго-западе от станицы.

Ленинский оросительный канал. Так иногда называют Наурско-Шелковскую оросительную ветвь, проходящую на западной стороне станицы Старогладковской.

Наурско-Шелковская оросительная ветвь. Оросительный канат, протянувшийся от Терско-Кумского оросительного канала и проходящий по левому берегу Терека, в Наурском районе с запада на восток от станицы Червленной поворачивающий на северо-восток.

Лощина. Урочище на южной стороне от станицы Старогладковской. Название дано по внешнему виду этой местности.

Орлова поляна. Так называлось в прошлом урочище, расположенное на юго-востоке от станицы Старогладковской, по имени землевладельца Орлова. В настоящее время на этом месте лесной массив, входящий в состав Парабоченского леспромхоза, между шоссейной дорогой и Тереком.

Солдатский покос. Устаревшее название, связано с тем, что царские военные чиновники на своих лугах использовали труд солдат. В наши дни здесь пастбища и посевы совхоза им. Л. Н. Толстого.

Татарский участок. Урочище на северо-западе от станицы Старогладковской, где в прошлом находился земельный надел зажиточного казака Татаринцева. В наши дни здесь поля совхоза Л. Н. Толстого.

Бугор Вышка. Средневековый курганный могильник на левом берегу Терека. На этом бугре (кургане) в прошлом стояла дозорная вышка.

Солдатская дорога. Так называлась дорога, соединявшая некогда курган Бугор Вышка с урочищем Солдатские покосы. Проходила на северо-западной стороне станицы Старогладковской.

Пименова сады. Урочище на севере от станицы Старогладковской, где некогда находились сады зажиточного казака Пименова.

Бабского сады. Урочище на севере от станицы Старогладковской, где некогда были сады казака Бабского. Устаревшее название.

Суханкина сады. Урочище на севере от станицы Старогладковской. Название устаревшее.

Кожакина сады. Урочище, где были сады богатого землевладельца Кожакина, на севере от станицы. Название устаревшее.

Землякова сады. Так называлось урочище на севере станицы Старогладковской, где в прошлом простирались сады Землякова. Название устаревшее.

Старая станица. Так называется до сих пор место на левом берегу Терека, где раньше располагалась старая станица Сторогладовская. Перенесена была подальше от реки из-за частых разливов, причинявших большой ущерб хозяйствам. На юго-востоке от
современной станицы.

Ергушевские сады. Устаревшее название урочища, ныне входящего в земельный фонд совхоза им. Л. Н. Толстого, на юго-востоке от станицы Старогладковской.

Ергушевский - редкая фамилия, восходит к тюрк. «ергиш» -мужественный человек.

Тарасовские сады. Устаревшее название урочища, расположенного на восточной стороне от станицы Старогладковской, которое ныне входит в земельный фонд совхоза им. Л. Н. Толстого.

Лютовские рощи. Устаревшее название лесного массива, входящего ныне в состав Парабоченского леспромхоза. Расположен на восточной стороне станицы Старогладковской. В прошлом «рощи» принадлежали зажиточному казаку Лютову.

Щербачиха. Урочище, лесная поляна. Устаревшее название лесного массива, ныне входящего в состав лесов Парабоченского леспромхоза. Щербачиха - вдова земледельца Щербакова. После смерти хозяина все хозяйство получило имя вдовы.

Бурляевские сады. Устаревшее название восточной стороны станицы
Старогладковской, где в прошлом были сады казака Бурляева. В наши дни виноградники винсовхоза им. Л. Н. Толстого.

Мужицкий паром. Место переправы через Терек, на юго-востоке станицы Старогладковской. Здесь был канатный паром, при помощи которого казаки и горцы переправлялись через реку.

Голиковский ящик. Устаревшее название урочища на восточной стороне от станицы Старогладковской, где находился земельный надел отставного казака Голикова. Название «ящик» дано по внешнему виду, т. к. он находился в лощине.

Бирюковский ящик. Устаревшее название урочища на восточной стороне станицы Старогладковской, где был земельный надел отставного казака Бирюкова. В наши дни здесь расположены виноградники совхоза им. Л. Н. Толстого.

Автобаровский остров. В лексиконе местных жителей остров - лесная поляна, окруженная со всех сторон лесом. Автобаровский остров, т. е. Автобаровская лесная поляна принадлежала некогда отставному казаку Автобарскому. Расположена поляна в лесном массиве, на восточной окраине Старогладковской. В настоящее время входит в
состав Парабоченского леспромхоза.

Новый поселок. Поселок в результате роста численности населения слился со станицей Старогладковской, в которой живут преимущественно ногайцы. Расположен на западной окраине станицы, у трассы Грозный-Кизляр. Новый поселок называют Черемушками.

Милашкин мост. Находится на восточной окраине станицы. По рассказам информаторов, мост был построен казаком Милашкиным, о чем говорит и само название. Мост давно разрушен, но название сохранилось.

Телячья канава. Урочище на юге станицы.

Телячий мост. Мост был построен через Телячью канаву для перегона скота на пастбище. На юге, в окрестностях станицы.

Поповская лощина. Урочище на юге станицы. В старину на этой поляне
собирались новобранцы. Перед отправкой в армию поп благословлял их.

Сехинские сады. Урочище на северо-западе от станицы Старогладковской. Сехинские сады занимали довольно обширную территорию. Выращивали здесь яблоки, груши, черешни, сливы и виноград. Дом полковника Сехина занимал два квартала в центре нынешней станицы Старогладковской. В доме Сехина часто бывал Л. Н. Толстой, а у его брата Ерошки (Епишки) Сехина писатель квартировал. Казаки-информаторы рассказывают: «Наши отцы и деды говорили, что Лев Николаевич, живя у Ерошки Сехина в полутемной хате, много писал. Ерошке он не говорил, о чем пишет». А Ерошка постоянно его спрашивал: «А что вы, барин, все пишете?» Неграмотный Ерошка не мог знать, что в его хате рождаются гениальные произведения.

Солененькое озеро. Урочище с озером. Расположено в западных окрестностях станицы Старогладковской. В былые времена станичники испытывали большую нужду в пресной воде и часто привозили ее с Терека. Но одновременно пользовались и солоноватой водой из источников и колодцев. Отсюда и название: Солененькое озеро, т. е.
не совсем соленое. В наши дни вокруг озера пашни и пастбища совхоза им. Л. Н. Толстого.

Зеленый бугор. Урочище с курганным могильником, который местные казаки обычно называют бугром. Находится на западе от станицы, между озерами Поперечное и Солененькое.

Подлучина. Лес на северо-востоке Старогладковской.

Осинки. Живописная осиновая роща в северо-восточных окрестностях
Старогладковской. Осина - порода дерева.

Коренюга. Урочище на северо-востоке от Старогладковской. Живописная роща. Этимология названия восходит к существительному «корень».

Щербашка. Урочище с живописной рощей в северо-восточных окрестностях Старогладковской. Название, возможно, связано с понятием «щербатый», т. е. шероховатый, бугристый.

Три канавки. Урочище в полукилометре к западу от Старогладковской, где некогда были три канавки, прорытых станичниками для орошения своих полей.

Пруд. Искусственный водоем на западе от станицы Старогладковской. Здесь построена турбаза.

Винзавод. Винзавод совхоза им. Л. Н. Толстого на западной окраине станицы. На этом месте в годы гражданской войны располагались части 11-й Красной Армии. В полукилометре от станицы установлен памятник бойцам 11-й Красной Армии. - убитых станичками

0

6

uthor: Александр Гулин
Title: СТАРОГЛАДКОВСКАЯ, КОТОРУЮ МЫ ПОТЕРЯЛИ
No: 35(352)
Date: 29-08-2000

     
     НАЗВАНИЕ ЭТОЙ СТАНИЦЫ мало кому в России напомнит сегодня о русской литературе. Скорее уж придет на память незнакомое прежде обыкновенному человеку слово "зачистка". Так случилось, что Старогладковская наших дней стала одним из населенных пунктов, о которых упоминают военные сводки. Насколько можно судить, ни пять лет назад, ни теперь больших боев за станицу не велось. Но расположенная в Шелковском районе Чечни, она за последние годы изведала все самые дикие плоды национального эгоизма. Потерявшие разум сепаратисты ввергли себя в политическое, культурное, экономическое прозябание. Попущением ослабевшей Москвы они обратили в рабов, изгнали, в том числе с неправедно доставшихся им земель, все чуждое себе по крови. Сами обрекли себя войне. Стали передовым отрядом вселенского хаоса.
     Может быть, Старогладковская — это уже никакая не станица. Может быть, от казачества в тех краях не найдется даже малого, что еще напоминало о нем в поздние советские времена. И уж во всяком случае, обжигающие реалии сегодняшнего дня сделали бесконечно далекой мысль о том, что в этой станице по имени, степном ауле по настоящему положению вещей начинался когда-то один из наиболее масштабных творческих миров за всю историю русской словесности. Но какая бы пропасть ни развела день нынешний и день минувший, кровоточащая, взорванная войной "чеченская украина", кроме всего, что по-прежнему дорого нам в былой и современной жизни, остается для меня той самой землей, где были написаны первые произведения Льва Толстого.
     Помню, как мы, молодые тогда сотрудники московского музея Толстого, привезли в Чечню огромную выставку о жизни писателя — настоящий передвижной музей. Выставка добиралась отдельной машиной, а мы летели самолетом, налегке. Дорога из Грозного (около ста километров) — мимо газовых факелов у селения Толстой-Юрт, через пологий Терский хребет, по мосту над Тереком у станицы Червленной и дальше — левым берегом реки, показалась тогда не слишком живописной. Появилось, конечно, волнующее чувство жизненной новизны. Но желанного по молодости потрясения, изумления мы не испытали. Новощедринская, Шелковская, Гребенская… Старогладковская.
     Она почти не отличалась от прочих станиц, расположенных в нижнем течении Терека, какими они были в то время. Улицы, покрытые асфальтом, а больше разбитые грузовыми автомобилями, глубокие лужи в колеях — раздолье домашней птице, те же скромные русские дома и куда более зажиточные — чеченские. Оплетенные виноградом тенистые дворы, плодовые деревья в садах. Перед закатом по улицам проходило неторопливое стадо: несколько десятков коров и множество горбатых буйволов, которых традиционно держали горцы.
     Цель нашего приезда по-своему определила и тот угол зрения, под которым мы наблюдали станичную жизнь, и то, с какой стороны раскрывалась она перед нами. Все же это была не вполне обычная станица. На центральной площади виднелся издалека недавно установленный памятник Толстому. Правда, не юному фейерверкеру, позднее прапорщику, чья артиллерийская бригада квартировала здесь годами, а Толстому последних лет жизни, строго взирающему на мир со своего пьедестала. Там же, на площади, в одноэтажном доме, где много лет находилась школа, занявшая потом новое здание по соседству, располагался ее директором основанный народный музей писателя. В этом доме поместили свою выставку и мы.
     Разумеется, на первых порах каждый, с кем ни приходилось общаться, считал необходимым заговорить с тобой о Толстом. Но очень скоро стало ясно, что это не просто дань вежливости и не одно желание найти единственно возможную на первых порах почву для беседы с приезжим. Память о русском писателе и в самом деле как-то незримо проникала собой вполне обыкновенную, будничную жизнь станицы. Так бывает повсюду, где оставила по себе след мало-мальски известная личность, и уж тем более человек всемирно знаменитый. Живущим тут из поколения в поколение начинает казаться, что это едва ли не их родня. "Вот прямо здесь, где стоит мой дом, где мы с тобой сейчас разговариваем, вот тут как раз и стояла хата, в которой он жил", — признания такого рода слышались постоянно.
     Впрочем, не одно счастливое свойство человеческой памяти "присваивать" давно минувшее, делать его зримой воочию реальностью, что-то еще другое говорило в жителях этой новой, преображенной, не боюсь сказать — израненной ХХ веком станицы. Толстого здесь уважали все: русские, чеченцы, кумыки, ногайцы, ингуши. Возникало почти физически ощутимое чувство, что имя писателя связывает воедино в будни и праздники все разнородные, подспудно несогласные составляющие внутреннего мира древней казачьей станицы, и даже до некоторой степени — всей советской Чечни. Погашает тлеющие фитили. Смиряет вражду и гордость. Конечно, в меру, отпущенную культурному явлению. И все же…
     О причинах подобного единения думалось тогда мало. Разве что неясный голос в душе подсказывал: ничего общего с поздними толстовскими идеями тут нет и в помине. Почему-то невыносимо фальшивой казалась любая попытка (это, впрочем, делалось постоянно на наших глазах) объяснить все увиденное личными устремлениями писателя, его поздними мечтами о миротворчестве. Как часто приходилось в те годы слышать это скользящее по поверхности: Толстой хотел, чтобы все люди мира жили в мире. А мы видели драматичную, многоцветную, способную взорваться, но какими-то глубинными скрепами стянутую в одно целое с нашей общей семьей беспокойную русскую провинцию. И самый взрыв представлялся настолько невозможным, что не было никакой нужды уяснять существо, подлинную природу этих скреп.
     Гром не грянет, мужик не перекрестится. Теперь-то уж видно: в той далекой довоенной Чечне Толстого ценили безошибочно верно. Имя его повторял с уважением "всяк сущий в ней язык" потому, собственно, что слышал в этом звуке, отбрасывая все иное, голос великой имперской Родины. Тут не было никакого парадокса. Да, конечно, Толстой, как мало кто еще, мечтал в последние свои десятилетия о крушении всякой, прежде всего родной, Российской, империи. Но разве не ее державным духом был он воспитан, не от него получил свою могучую силу, творческий простор, и разве не он оказался в итоге, вольно или невольно, может, сам того не желая, несравненным его выразителем? Вечная Россия, богатая и плодоносящая, являла себя сквозь века в современной судьбе терской станицы, там, где больше ста лет назад создавались "Детство" и "Набег", пробивались первые ростки будущих "Казаков". Даже в насквозь искаженном своем существовании она способна была понять, умирить и принять всех живущих на просторах империи. Здесь помнили Толстого, как помнят нечто главное о самих себе. Он был ощутимой для всех частицей дорогого, не до конца потерянного Третьего Рима. И образ писателя в силу столь весомых, самых последних причин тоже представал избавленным от тяготевших над ним мучительных конфликтов, открывал в себе лишь по-настоящему живое, как воздух, необходимое потомкам.
     
     БЫЛАЯ КАЗАЧЬЯ СЛАВА казалась вырванной из этих мест почти с корнем. Смута уходящего столетия опустошила, продолжала опустошать русский Терек жестоко и беспощадно. Только старые фотографии, десятками принесенные в музей коренными жителями станицы, как неясная тень, напоминали о прошлом цветении. Сильные воинственные люди: черкески, газыри, папахи. На поясе у каждого кинжал, иногда шашка. Но более всего поражали лица этих бородачей. Спокойные, открытые, полные достоинства. Государевы слуги. Никакой суетливости, подавленности, желания казаться кем-то другим, а не самим собой, никакого затаенного чувства вины — верных признаков духовного сиротства.
     В самый день первого приезда мы допоздна засиделись во дворе с нашим хозяином. Говорили о Москве, о Толстом, о Кавказе. Хозяин принес откуда-то из дома видавшую виды балалайку и стал петь. Звучали, в общем-то, знакомые казачьи песни: "Скакал казак через долину", "Конь гулял на воле", "Хазбулат удалой". Но, думаю, ни одному из нас ничего подобного слышать не приходилось.
     На балалайке играл он плохо. Слух у него заметно хромал. Голос был хриплый и грубый, только что очень громкий. Тем не менее, в этом почти карикатурном, совершенно неправильном пении прорывалась такая первозданная сила и правда, что поневоле захватывало дух. Немолодой, грузный, он казался в тот миг и охотником Ерошкой, и одним из тех героев-станичников, что распевали вот эти же песни, выступая в поход на "турку", поляка или германца. Увлеченные, ему невольно подпевали и мы. Над головой мерцали грозди винограда, сквозь густую лозу виднелось южное бархатное небо с рассыпанными на нем крупными осенними звездами. Заканчивая песню, он ударял кулаком по столу и с каким-то особенным вызовом говорил: "Вот так! По саму межу!" Позднее я слышал один раз, как пели казачки, среди них была и жена нашего хозяина. Ходили трое, взявшись под руку, по станице, и пели. Для себя и людей. Голоса сливались почти идеально, все интонации были взвешены на редкость поэтически. А все-таки в памяти остались навсегда те самые первые, такие грубые, такие пронзительные песни.
     Когда тебе двадцать с небольшим, а вокруг та же самая (ну хотя бы в чем-нибудь та же самая) среда, что окружала Толстого, как не почувствовать, пускай на минуту, что ты — это Дмитрий Оленин, что люди, что земля вокруг тебя словно сошли со страниц "Казаков"? Особенно, если уже отгремели торжества, все, кто приехал с тобой, давно вернулись обратно, и ты остался в станице один на целых три недели. Работа — лекции, экскурсии — занимала время. Но, кроме того, выпадал счастливый станичный досуг в самом разгаре теплого кавказского сентября. Как тут не дать разгуляться воображению, не смешать в одно вымысел и реальность, прошлое и настоящее? Если вдобавок ты приехал сюда после непростой, запутанной московской жизни, по которой хотя и начинаешь тосковать порой, но которая отходит с течением времени все дальше и дальше? Там остались проблемы, не развязанные узлы. А тут все другое. Как не полюбить эти скучные по первому впечатлению, неизвестно чем пленившие сердце края? Как не привязаться к этим людям?
     Дорога к Тереку занимала немногим меньше часа. Она тянулась, пересекая бесконечные виноградные поля в пойме реки. Все это был лес. Тут, в этих самых местах, Толстой охотился на фазанов, кабанов. И его герой в похожем лесу забывался вдали от всех, выслеживал оленя, слышал голоса "чакалок", отмахивался от комаров. Ничего этого не стало. Километры вдаль уходящих полей… Говорят, уже чуть ли не в тридцатые годы лес раскорчевали, засеяли плодородную почву пшеницей. Позднее перешли на виноград. Может быть, так и следовало поступить? Здесь работали, отсюда кормились в большинстве своем жители станицы. А по выходным все было тихо. Жаркое солнце. Воздух дрожит от зноя. И Терек все ближе и ближе. На подходе к реке по левую сторону дороги несколько дубов, с виду очень старых. Вот они наверняка стояли тут в середине прошлого века. Как, почему сохранились? Кто знает? Дальше еще немного по открытому полю, и вот он лес над рекой — все, что от него осталось.
     Даже эта узкая, метров сто, не больше, лесная полоска (есть над Тереком и более широкие массивы) поражала необычайной пышностью, изобилием живой природы. Тропинка к реке местами проходила под сплошными сводами сомкнувшихся деревьев. А вокруг — трава в человеческий рост, переплетенные стволы, по ним там и тут поднимаются вверх мощные ростки дикого плюща, чуть ли не какие-то лианы. И комары, комары… Сплошной не умолкающий звон. И близкий шорох стремительно бегущей воды. Равнинный Терек — все равно ведь горная река. Он рыжий, мутный от размытой породы, широкий, ледяной. Если смотреть на волны, от быстроты его течения почти моментально начинает рябить в глазах. То ли от увиденного пиршества жизни в этом лесу над ним, по какой ли другой причине, только может показаться, что и Терек — живой. До Каспия ему отсюда — рукой подать. И уже готов пролиться с детства знакомый его бурный, вкрадчивый, его ужасающий монолог. Тут и Лермонтов, и Толстой, и впечатления сегодняшнего дня: все как-то незаметно соединялось в душе.
     Только одного недоставало в общей картине. Не было тех самых гор, хотя бы увиденных издалека, хотя бы мелькнувших, как дивная греза: полуявь, полусон, так поразившая некогда героя Толстого. Жители Старогладковской говорили, что в особенно ясную погоду их можно наблюдать прямо отсюда, не покидая станицы. Мне это удалось только по прошествии нескольких лет. Но в ту "оленинскую", уже никогда потом не повторившуюся пору, я увидел их почти нечаянно, как, вероятно, видели сотни приезжих, как видел в первую встречу с кавказскими краями и будущий писатель.
     Старенький рейсовый автобус медленно двигался по шоссе от Кизляра. Справа за окнами был однообразный, скучный пейзаж. Там начинались буруны — почти безжизненная, покрытая колючкой, редкой желтой травой полупустынная степь. Слева — все те же поля вдоль реки. Иногда мы обгоняли совсем уж медленные трактора с большими длинными прицепами. Они везли виноград, целые горы винограда, изумрудного или синего, насквозь просвеченного солнцем. Мы находились между Курдюковской и Старогладковской. В какой-то миг автобус выехал на возвышенный участок дороги, взгляд невольно перестал замечать ближние предметы за окном и остановился на самом горизонте. Далеко-далеко за полями, за Тереком едва различимой цепочкой тянулись белые снеговые вершины. Русский Кавказ.
     
     ЭТО БЫЛА МОЯ ЗЕМЛЯ. Мои степи, леса, мои горы. Моя история, поэзия и проза. Что с того, если я так и не поехал в горный аул Ведено? Не увидел воочию Валерик? Эти незнакомые мне места тоже были мои родные, вошли в мою судьбу навсегда. Может быть, гребенские казачьи станицы теперь станицы только по названию. Может быть, в далеком горном ауле проклинают сегодня русское имя, русскую речь. Все впереди. Будет Россия, о которой годами не ведали, только едва догадывались, русский ли, горец, и мы еще посмотрим. Что бы ни происходило с нами в нашу смутную пору, мы и сегодня узнаем эту былую, эту грядущую Родину в лицах своих солдат, воюющих в Чечне.
     Не так давно по радио передали: последний директор нашего музея — чеченец, которого знали и мы, сумел там все сохранить от полного разорения. Еще раньше по телевидению прошли кадры: начальник российского Генерального штаба встречался с населением Старогладковской. Как показалось из мимолетной телевизионной картинки — на той самой площади, стоя на пороге музея Толстого.

0

7

Широта: 43°37'60'' Северной Широты
Долгота: 46°25'00'' Восточной Долготы
Высота над уровнем моря: 2 м

0

8

станичные строения в 1844 году
Приходских церквей – 0, приходских училищ – 0, полковых обществен-ных строений – 0, станичных общественных строений – 1. Домов: гос-подских – 11, казачьих – 165, крестьянских – 0. Лавок – 0, питейных до-мов – 1, кузниц – 1, мельниц – 0. Винокуренных заводов – 0.
Еще в канцелярии наказного атамана интересовались наличием мужских и женских монастырей, каменных соборов, уездных гимназий, казённых строений, трактиров, харчевен. А также заводами: водочными, салотоп-ными, кирпичными и рыбоспечными.

0

9

1776 г.

В начале года отряд генерал-поручика фон Медема, оставив в Дербенте гарнизон в 500 человек и четыре орудия во главе с майором Криндером, вернулся в Кизляр, деблокировал осажденную чеченцами станицу Старогладковскую, перешёл Терек и сжёг несколько чеченских аулов.

0

10

Основана в 1735 г.
Источник. Гарунова Н.Н., Чекулаев-Братчиков Н.Д. Российская Императорская армия на Кавказе в 18 веке: история Кизлярского гарнизона (1735-1800 гг.). - Махачкала, 2011.
(На основании документа из ЦГА РД. – Ф. р.23. Оп.3. Д.9.).

0

11

Около 1832 г. Количество домов – 139, в которых проживало 432 мужчин и 437 женщин.

0

12

Привет спосибо за тему от своей бабушки знаю что наш род начал с Гладковых.Я вырос и живу Болгарии я мало знаю а своих предках бабушка не говорила прошлом.Помню както раз раскзала что во время гражданской красные пришли грабить станицу.дед  вышал на двор и там его убили потом они переехали в Гразный жить сестра ее умерла с голаду а брат ьее Владимир пропал безвсти во время ВОВ в Волгограде.

0

13

На 1 июля 1843 года в станице проживало 412 мужчин и 452 женщины.

0

14

http://s0.uploads.ru/t/H9GhF.jpg
http://s1.uploads.ru/t/QneUE.jpg
Источник: СМОМПК, вып.8 Тифлис, 1889г.

0

15

1776 г.

В начале года отряд генерал-поручика фон Медема, оставив в Дербенте гарнизон в 500 человек и четыре орудия во главе с майором Криндером, вернулся в Кизляр, деблокировал осажденную чеченцами станицу Старогладковскую, перешёл Терек и сжёг несколько чеченских аулов.

0

16

Станица Старогладковская, при ней хутора на 1913 год:
Аксу (на 1890 год уже был; 5 дворов, 5 человек, православные и старообрядцы), Морозова, Веселый-кут

0

17

Ст. Старогладковская, Кизлярский отдел
Общая площадь надела - 19380 дес. (1133 кв. с.), в т. ч. удобной – 12200 дес., леса – 200 дес.
Число дворов - 362.
Коренных жителей: 858 муж.  878 жен., пришлых оседлых: 23 муж.  19 жен., вр. прож. 31 муж. 21 жен.
Население: казаки, православные и старообрядцы. 
Округ благочиния - 6, призывной участок – 5, податный участок – Кизлярский, акцизный округ – 2, ветеринарный участок – 5, судебно-следственный участок – Кизлярский, судебно – мировой участок – Грозненский.
Почтовый адрес:  Старогл. почт. отделение.
Расстояние: от Владикавказа 203 в., от управления отделом – 80 в., от ближ. ж. д. станц. – 45 в.
Станичное правление, церковь Св. Троицы, старообрядческий молитвенный дом, двухклассное министерское училище, почт. отделение, кредитное товарищество.
При ней хутор:
Веселый Кут: земли 200 дес., удобной 45 дес., лес 40 дес.  дворов – 4, пришлых оседлых: 16 муж. 13 жен. Русские, православные.
Почтовый адрес: Шелковск. почт. отд.
Расстояние от Владикавказа – 192 в., от управления отделом – 69 в., от ближ. ж. д. станц. – 35 в.
[Списки населенных мест  Терской обл. (по данным к 1-у июля 1914 г. Издание Терского Обл. Стат. Комитета под ред. Секретаря ком. С. П. Гортинского.  Владикавказ, 1915]
https://vivaldi.nlr.ru/bx000010751/view#page=20

0

18

Послужные списки урядников ст.Старогладковской из Базы составленной на основе документов ГАРФ, ЦИАМ, РГВА, РГВИА

Бабсков Макар Харитонов 1873 год.
Кубенев Максим Исаев 1873 год.
Максимов Степан Филиппов 1873 год.
Митюшкин Ерофей Демьянов 1873 год.
Морозкин Андрей Калистратов 1873 год.
Сехин Василий Зиновьев 1873 год.
Тамазин Маркиан Кирьяков 1873 год; 1879 год.
Ушинкин Евдоким Яковлев 1873 год.
Бабсков Пимон Федоров 1879 год.
Беззубов Савелий Кириллов 1879 год.
Болдырев Тимофей Трофимов 1879 год.
Инякин Милитий Филиппов 1879 год.
Котляров Даниил Дмитриев 1879 год.
Кубенев Сидор Васильев 1879 год.
Максимов Владимир Осипов 1879 год.
Максимов Дементий Осипов 1879 год.
Морозов Калина Евсеев 1879 год.
Павлюков Павел Маркелов 1879 год.
Урчукин Ион Трифонов 1879 год.

http://forum.vgd.ru/post/539/70853/p2021906.htm

Отредактировано Андрей (2016-07-02 13:04:32)

0

19

Казаки ст. Старогладковской

http://s8.uploads.ru/t/9D2ra.jpg

0

20

В обновленной базе данных Елены Герасименко на генеалогическом сайте VGD.RU появились следующие фамилии связанные с Старогладковской:

Абидин Сафрон Васильевич ПС каз. 1830 г.
Абидина Пелагея посемейный список 1848 г.
Агеев Терентий Иванов ПС каз. 1830 г.
Александрин Алексей Антонов ПС каз. 1830 г.
Бабсков Виктор Харитонович эмиграция Казачий союз 1926 г.
Бабсков Липат Ларионов ПС каз. 1830 г.
Бабсков Михайла Ларионов ПС каз. 1830 г.
Беззубов Казьма Ильин ПС каз. 1830 г.
Беззубов Лукьян Кондратьев ПС каз. 1830 г.
Бирюков Матвей Андреев ПС каз. 1830 г.
Бодриков Кузьма Тимофеев ПС каз. 1830 г.
Болдырев Иван Федоров ПС каз. 1830 г.
Болдырев Федор Федоров ПС каз. 1830 г.
Бударин Василий Алексеев ПС каз. 1830 г.
Бударин Гаврила Алексеев ПС каз. 1830 г.
Бударин Семен Самсонов ПС каз. 1830 г.
Бударин Тимофей Трофимов ПС каз. 1830 г.
Бурлаков Артемий Сафронов ПС каз. 1830 г.
Бурлаков Варфоломей прошения 1915 г.
Бурлаков Ефим Кондратьев ПС каз. 1830 г.
Бурлаков Иван Кондратьев ПС каз. 1830 г.
Бурлаков Исай Кузьмин ПС каз. 1830 г.
Бурлаков Потап прошения 1815 г.
Вавилов Сергей Кузьмин ПС каз. 1830 г.
Вилков Андрей Кузьмин ПС каз. 1830 г.
Ганчуков Федор Гаврилов ПС каз. 1830 г.
Геранин Григорий Филиппов ПС каз. 1830 г.
Давыдов Сидор Осипов ПС каз. 1830 г.
Данцов Артемий Семенов ПС каз. 1830 г.
Думаев Иван Алексеев ПС каз. 1830 г.
Ергушев Сергей Тимофеев ПС каз. 1830 г.
Ергушев Никита Филиппов ПС каз. 1830 г.
Жариков Иван Кузьмин ПС каз. 1830 г.
Заикин Кирила Григорьев ПС каз. 1830 г.
Зачетов Аким Миронов ПС каз. 1830 г.
Земляков Прокофий Романов ПС каз. 1830 г.
Землякова Прасковья посемейный список 1848 г.
Ильин Семен Гаврилов ПС урядников 1830 г.
Инякин Емельян Дмитриев ПС каз. 1830 г.
Инякин Ивлей Иванов ПС каз. 1830 г.
Инякин Кирил Дмитриев ПС каз. 1830 г.
Инякин Мартемьян Васильев ПС каз. 1830 г.
Истангилов Иван Трофимов ПС каз. 1830 г.
Кабыргин Епифан Степанов ПС каз. 1830 г.
Кабыргин Семен Алексеев ПС каз. 1830 г.
Капкановская Мария Савельевна эмиграция Казачий союз 1926 г.
Капкановский Константин Андреевич эмиграция Казачий союз 1926 г.
Карпов Спиридон Алексеев ПС каз. 1830 г.
Карпов Тит Андреев ПС каз. 1830 г.
Картуганов Борис Тимофеев ПС каз. 1830 г.
Картуганов Тимофей Тимофеев ПС каз. 1830 г.
Климов Иван Ларионов ПС каз. 1830 г.
Климов Трофим Ларионов ПС каз. 1830 г.
Коротков Трофим Гаврилов ПС каз. 1830 г.
Коршунов Никон Андреев ПС каз. 1830 г.
Костков Василий прошения 1915 г.
Крикунов Андрей Иванов ПС каз. 1830 г.
Кубинев Давыд Кирилов ПС каз. 1830 г.
Кубинев Козьма Антонов ПС урядников 1830 г.
Кубинев Никита Алексеев ПС каз. 1830 г.
Кубинев Федор Яковлев ПС каз. 1830 г.
Кубинева Марфа посемейный список 1848 г.
Ламакин Игнат Павлов ПС каз. 1830 г.
Леонов Савелий Сергеев ПС каз. 1830 г.
Лунькин Алексей Казьмин ПС каз. 1830 г.
Ляленко Иосиф прошения 1915 г.
Максимов Андрей Иванов ПС урядников 1830 г.
Максимов Илья Васильев ПС каз. 1830 г.
Макунин Прокофий Савельев ПС каз. 1830 г.
Мартынов Аким Иванов ПС каз. 1830 г.
Мартынов Афанасий Иванов ПС каз. 1830 г.
Маханин Тимофей Федоров ПС каз. 1830 г.
Маханчин Иван Андреев ПС каз. 1830 г.
Миронов Егор Никифоров ПС каз. 1830 г.
Митюшин Сафрон Петров ПС каз. 1830 г.
Морозов Корней Ильин ПС каз. 1830 г.
Морозов Федор Семенов ПС каз. 1830 г.
Набычаев Константин Петров ПС каз. 1830 г.
Нечайкин Артемий Федоров ПС каз. 1830 г.
Овчаров Петр прошения 1915 г.
Огурев Прокофий Савельев ПС каз. 1830 г.
Павлюков Варлам Иванов ПС каз. 1830 г.
Пархомов Ефим Иванов ПС каз. 1830 г.
Пархомов Федор Иванов ПС каз. 1830 г.
Пархомов Фома Семенов ПС каз. 1830 г.
Пашин Иван Никифоров ПС каз. 1830 г.
Петров Александр Васильев ПС каз. 1830 г.
Петров Тимофей Леонтьев ПС каз. 1830 г.
Петров Федот Васильев ПС каз. 1830 г.
Пешков Василий прошения 1915 г.
Пчельников Кирил Васильев ПС каз. 1830 г.
Сабанов Алексей прошения 1915 г.
Савлуков Аким Савельев ПС каз. 1830 г.
Савлуков Василий Савельев ПС каз. 1830 г.
Савлуков Максим Ефимов ПС каз. 1830 г.
Семенов Герасим Гаврилов ПС каз. 1830 г.
Семенычев Дементий Иванов ПС урядников 1830 г.
Серемягин Степан Иванов ПС каз. 1830 г.
Сехин Григорий Алексеев ПС урядников 1830 г.
Сехин Дементий Алексеев ПС урядников 1830 г.
Сехин Дмитрий Михайлович ПС офицеров 1912 г.
Сехин Кирил Ильин ПС каз. 1830 г.
Сехин Никифор Ильин ПС каз. 1830 г.
Синюхаев Борис Георгиевич эмиграция Казачий союз, анкета 1926 г.
Синюхаев Степан Григорьев ПС каз. 1830 г.
Смирнов Григорий прошения 1915 г.
Суханкин Минай Осипов ПС каз. 1830 г.
Сухаруков Семен прошения 1915 г.
Тамазин Фома прошения 1915 г.
Тарасов Григорий Устинов ПС каз. 1830 г.
Тириков Григорий Антонов ПС каз. 1830 г.
Ушинькин Сысой Артемьев ПС каз. 1830 г.
Ушинькин Яков Ефимов ПС каз. 1830 г.
Чихичин Андрей прошения 1915 г.
Юсупов Наурус прошения 1915 г.
Якушин Иван Михайлов ПС каз. 1830 г.


0

21

Начиная с 40-х годов XIX столетия в станицах стали открываться небольшие фармацевтические аптеки. Первое известное документальное упоминание о них на Терском левобережье относится только к 1846 г., когда в станице Курдюковской Кизлярского полка были ассигнованы 1 руб. 50коп. (все денежные суммы приведены серебром) «на покупку двух стеклянных банок для помещения пиявок в аптеке». А также в станицах Кизлярской, Каргалинской, Старогладовской и Сосоплинской были выделены из местных бюджетов «на заведение оспопрививательного инструмента по 50 коп.»
Статьи по истории Терско-гребенского казачества

0

22

Здравствуйте! Спасибо за информацию о своем прадедушке. Нашла его в послужном списке урядников ст.Старогладковской - Тамвзин Маркиан. Моя бабушка в девичестве Тамазина Фёкла Маркиановна. Мой дедушка Сехин Петр Тимофеевич. К сожалению ничего не знаю о прадедушке со стороны своего деда, а также о бабушкиных братьях и сестрах и их детях. Буду признательна за любую информацию или подсказку где еще можно получить какие-либо сведения о них.

Отредактировано Наталья Сехина (2018-05-05 23:31:58)

0

23

Наталья Сехина
РОД СЕХИНЫХ

0

24

boer[/[b]boer
Здравствуйте! Спасибо большое)

0

25

Владикавказская епархия в 1903 г. (Краткий статистический обзор). Свящ. И. Попов.
Владикавказские епархиальные ведомости №16 1904 г.
http://s3.uploads.ru/t/G8sXH.jpg

0

26

boer написал(а):

Татаро-монгольское нашествие и походы тимура на рубеже XIV-XV веков на какое-то время затруднили русско-кавказские связи, хотя и не прервали их вовсе.

… самым значительным для себя я (Резеда Даутова – одна из первых археологов-горянок на Северном Кавказе, а ныне единственная женщина-археолог в ЧР) считаю открытие у станицы Старогладовской в 1979 году поселения эпохи Золотой Орды.
… Интереснейший памятник Золотой Орды на Тереке была выявлен при сельхозработах. В то время в пойме Терека высаживались виноградники, а под виноградные плантации земля вспахивается достаточно глубоко. И эта вспашка вдруг стала выворачивать квадратные кирпичи красного обжига. Кирпичей было много, под землей явно находились какие-то строительные сооружения. Обо всем этом в письме, направленном в НИИ истории, языка и литературы, написал Иван Николаевич Радченко – директор старогладовской средней школы и руководитель местного музея имени Льва Толстого.
Я выехала с коллегами на объект. Когда мы увидели эти кирпичи, стало ясно, что под виноградниками находится золотоордынское поселение.  Было известно, что татаро-монголы использовали при строительстве именно такой кирпич, они сами его производили. (Позднее в ходе раскопок мы нашли огромные ямы со следами красной глины, предназначенные для обжига  кирпичей). По всему полю были выворочены и отдельные куски мозаичного стекла и фарфора. Все это говорило о наличии серьезного золотоордынского бытового памятника.
В связи с этим я обратилась в Институт археологии РАН с просьбой выдать Открытый лист. Я его получила, и два года работала на этом памятнике.
… в первые дни раскопок мы попали на фундамент мечети эпохи Золотой Орды. Работалось непросто: когда открывался доступ воздуха и солнца, кирпичи здания рассыпались на глазах, а грунтовые воды сразу заполняли место раскопок.
Видимо, это был один из городских центров улуса Джучи – золотоордынских правителей. Подтверждения попадались на каждом шагу: мозаика, цветная посуда, обломки чугунных котлов… Находки свидетельствовали о высоком  ремесленном производстве, ведь монголы, как известно, свозили в свои центры лучших специалистов в строительном, военном, ювелирном деле.
Интересно, что мы нашли керамические водопроводные трубы. Таким образом, подтвердилось, что это был долго функционировавший город, в котором применялись высокие для того времени строительные технологии. Уничтожен он был в силу каких-то военных событий,  скорее всего, в результате сражения Тохтамыша с Тимуром. Уже потом природные силы довершили начатое. Терек менял свое течение, его разливы размывали руины города, а в новое время эта территория вновь стала использоваться как сельхозугодья…
https://chechnyatoday.com/content/view/276134

0

27

В 1978–1979 гг. в 2 км восточнее станицы Старо-Гладовская археолог Р.А. Даутова случайно обнаружила погребения казачьего кладбища XVII–XVIII вв.
Выходит, что казачьи поселения на терском левобережье были еще до 1711-1712г., когда гребенцы окончательно переселились туда с правого берега.

0


Вы здесь » Гребенские казаки » Старогладковская станица » Станица Старогладковская


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC